Что на самом деле хочет сделать Москва с Украиной?

Макеева
17 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Официальная Москва долгие месяцы вырабатывала позицию в отношении украинских событий. За этим наблюдал Дмитрий Еловский.

Телевизионная картинка из Киева, конечно, и для МИДа, и для каждого россиянина важнее далекой Палестины или Сирии. Министр Лавров, который, возможно, старается не смотреть отечественное ТВ, жалуется: западные СМИ скрывают огромное количество фактов. То есть правительство волнует уже не только влияние Запада на дела украинские, но и влияние журналистов на сознание аудитории.

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ: Мне хотелось бы напомнить, что есть и российские телеканалы, включая русскоязычные, англоязычные и арабоязычные, которые подробно показывают, с какими силами сейчас сталкиваются власти Украины и оппозиция — откровенно экстремистскими, антисемитскими. И этот процесс замалчивается, к сожалению.

На минувшей неделе Сергей Лавров выдал взвешенную и выверенную месяцами позицию России по украинскому вопросу. В колонке на страницах газеты «Коммерсантъ» министр обошёлся без патетичных фраз о братском народе, обошёл стороной теорию пятой колонны, и подробно объяснил, почему России не надо Украины в Восточном партнёрстве.  

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ: Мы никогда не пытались кому-то что-то навязывать, понимая, что интеграция может быть прочной лишь тогда, когда она опирается на взаимные интересы. Эту позицию мы занимали и занимаем в отношении Украины и лишь объяснили украинским друзьям, что изменение экономических правил игры с их стороны вызвало бы строго адекватную реакцию России в полном соответствии с международными стандартами, в том числе нормами ВТО.

В статье не обошлось без многочисленных «измов»: релятивизм, гедонизм, символизм. Текст написан как будто для узкой внешней аудитории, а вот потребитель – все равно отечественный.

Из Европы, конечно, не всегда разглядишь всех нюансов того, как у нас меняется отношение к Украине. То это и правда братский народ, которому никаких миллиардов не жалко, то непредсказуемый партнер, который вдруг на переправе лошадей меняет. Так произошло, например, в самом конце января, когда в отставку попросился премьер Азаров. В России тогда тут же решили – подождем пока с переводом денег.

Игорь Шувалов, первый вице-премьер РФ: И для того чтобы эти планы были в полном объеме выполнены, наверное, целесообразно дождаться, когда будет сформирован новый состав правительства Украины. Мы с этими товарищами моментально проведем консультации, переговоры, и будем в полном объеме выполнять ваши указания, с тем, чтобы все намеченные планы выполнялись и реализовывались».

На своей итоговой пресс-конференции Сергей Лавров повторял несколько раз: мы в дела Украины не вмешиваемся, переживаем, молчим, но не вмешиваемся.

Говоря о том, как некоторые европейские дипломаты относятся к Евромайдану, отечественные дипломаты часто используют уже хорошо отработанный прием, который можно назвать «А попробовали бы они это сделать там-то».

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ: То, что наши западные партнеры, видимо, потеряли чувство реального, вызывает у меня большую печаль. Представьте себе, приехал бы я в Германию в разгар событий, когда там появилась новая партия евроскептиков, которая за несколько месяцев набрала достаточно серьезные рейтинги с лозунгами «Хватит кормить Европу» и «Германии надо дистанцироваться от ЕС». Ходил бы я среди демонстрантов, которые поддерживают этих партийцев, выступающих за то, чтобы Германия изменила свое отношение к ЕС и обособилась бы от него. Как бы все это воспринималось?

Вообще, если просмотреть новости с конца ноября, то можно заметить одну тенденцию. Стороны – Россия и ЕС – призывают друг друга воздерживаться от попыток влиять на ситуацию на Украине и делают в одних и тех же выражениях. Еще вроде все говорят, что надо бы воздержаться от риторики Холодной войны, но на деле это не получается.

Примерно в то же время президент Путин поехал в Италию и на вопрос западного журналиста ответил, что если Украина пойдет на встречу к Евросоюзу, то наши таможенные льготы придется пересмотреть.

Хотя основной посыл России к ЕС и Украине начал формироваться еще задолго до рокового Вильнюсского саммита. В конце июля мы, хоть и не по линии МИДа, но все же показали, что ждет Киев в случае евроинтеграции, и перестали закупать конфеты «Рошен», а также украинские трубы. Тоже давно известный прием — накануне больших международных событий применить санитарно-экономическую блокаду. Тогда не помогло.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.