Как закрутят гайки после выборов?

Турецкий переворот — уроки для России
Круглый стол
22:01, 21 июля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Какие уроки извлечет Россия из турецкого переворота, и начнут ли в нашей стране закручивать гайки? Многие опасаются, что этот процесс драматично ускорится уже в октябре. Этот срок общественности назвала жена первого вице‑премьера Игоря Шувалова, которая в телефонной беседе с сотрудниками Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального сказала: «Лезьте в ловушку, лезьте, к октябрю залезете». 

После этого русскоязычный фейсбук обсуждал, что за ловушку приготовило руководство страны сразу после выборов. И, возможно, обсуждал бы еще долго, если бы не (выражаясь терминологией Дмитрия Пескова) турбулентность у российских границ. И так совпало, что как раз эта турбулентность и продемонстрировала нам, в каком направлении будет производиться закручивание гаек.

Действительно Эрдоган и Путин похожи. Оба давно у власти — Путин с 1999 года, Эрдоган с 2003 года, — оба нашли способы оставаться президентами куда дольше предписанного Конституциями стран срока. Оба набожны, оба любят жёсткий стиль правления, оба часто поминают и винят Америку. Также оба считают себя собирателями земель и, в общем, демонстрируют некую ностальгию каждый по своей империи — Российско‑советской в одном случае и Османской — в другом.

Разве что Эрдоган, как полагают западные комментаторы, слабее Путина. Или до недавнего времени был слабее. В Турции президента поддерживают не 86%, а 52% граждан. Учитывая эти сходства и различия, невольно задаешься вопросом: неужели еще немного и в России будет так же, как в Турции?

Ответ на этот вопрос вместе с Марией Макеевой искали гости Круглого стола:

— главный редактор Carnegie.ru Александр Баунов

— главный редактор сайта Agentura.ru, эксперт в области безопасности Андрей Солдатов

— социолог, эксперт Фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова

— политолог Дмитрий Орешкин

 

Макеева: Обсуждать мы, на самом деле, будем то, что предположительно произойдет или может произойти в России, и конкретно в октябре. Закручивания гаек все как-то тайно или явно опасаются, но есть также опасение, что в октябре нынешнего 2016 года этот процесс драматично ускорится и углубится. Прежде, чем я представлю гостей студии, стоит сказать пару слов о том, чем эти опасения, собственно, вызваны. Сроки — октябрь — назвала совершенно конкретно общественности супруга вице-премьера, первого вице-премьера Игоря Шувалова, которая в телефонной беседе с сотрудниками Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального в разгар скандала с корги, если он еще не успел выветриться из памяти, сказала, цитата: «Лезьте в ловушку, лезьте, к октябрю залезете».

И тогда целых полдня, это, в общем, много, у нас новостей так много, что быстро все забывается, целых полдня русскоязычный фейсбук обсуждал, что же за ловушку приготовило руководство страны сразу после выборов сентябрьских. Вопрос-то, видимо, решенный, коль скоро первый вице-премьер это уже дома обсуждает с женой. Обсуждали бы в фейсбуке и дальше, если бы не, выражаясь терминологией Дмитрия Пескова, турбулентность у российских границ — переключились на эти новости. И так совпало, что как раз эта самая турбулентность и продемонстрировала нам отчасти, в каком направлении, под каким соусом, как может производиться закручивание гаек.

Владимир Путин, президент РФ: Первое: в ближайшее время будет подготовлен комплекс мер, направленных на укрепление единства страны. Второе: считаю необходимым создать новую систему взаимодействия сил и средств, осуществляющих контроль за ситуацией на Северном Кавказе. Третье: необходимо создать эффективную антикризисную систему управления, включая принципиально новые подходы к деятельности правоохранительных органов. Особо отмечу, все эти меры будут проводиться в полном соответствии с Конституцией страны.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: Кабинет министров решил объявить чрезвычайное положение на три месяца. Как известно, 120 статья Конституции позволяет ввести чрезвычайное положение в случае совершения актов насилия, направленных на подрыв демократического строя, а также фундаментальных прав и свобод. Задача введения чрезвычайного положения — предпринять наиболее эффективные шаги по устранению этой угрозы в максимально сжатые сроки, так как речь идет об угрозе демократии, верховенству закона, правам и свободам наших граждан.

Макеева: Они действительно очень похожи — Эрдоган и Путин, оба очень давно у власти, Путин — с 1992, Эрдоган — с 2003-го. Оба нашли способы оставаться президентами дольше предписанного Конституциями стран срока, оба набожны, оба любят жесткий стиль правления, вертикаль власти, оба часто упоминают и винят Америку, оба считают себя собирателями земель и, в общем, демонстрируют некую ностальгию каждый по своей империи — российско-советской в одном случае, Османской — в другом. Разве что Эрдоган, как полагают западные комментаторы, слабее Путина или до недавнего времени был слабее. В Турции президента поддерживают не 86 пока, а 52% граждан, учитывается сходство и различие. Внимание вопрос: правы ли те фейсбук-комментаторы, кто эту всю неделю выражал полную уверенность в том, что еще немного — и у нас будет так же, как в Турции.

Давайте сразу в лоб: стоит ли ждать резкого закручивания гаек в ближайшие пару месяцев? И ждете ли вы его?

Орешкин: По старшинству. До выборов не стоит, а после стоит.

Макеева: А почему? Экономическая обстановка разве позволяет что-то такое производить? Или она настолько плоха, что ничего больше не остается?

Орешкин: Понимаете, тут я думаю, что и в том, и в другом случае надо завинчивать. Если ты хочешь переориентироваться на более либеральную экономику, тебе надо ужесточать политическую составляющую, чтобы не было протестов со стороны людей, которые как раз в другую сторону смотрят. А если ты хочешь не проводить реформирование, то тебе надо завинчивать гайки для того, чтобы себя сохранить от социальных протестов. Так что я, собственно говоря, для них альтернатив не вижу, честно сказать, хотя хотел бы. Но вопрос: как глубоко, как далеко завинчивать? Это уж...

Макеева: Как вам видится ситуация, как эксперту в своей области?

Новикова: Мне действительно кажется, что надо подождать, когда пройдут выборы — это первое. Второе: мне кажется, что сейчас много делается для того, чтобы предотвратить какие-то возможные сложности в регионах. По крайней мере, мы видим, что в той или иной степени избранные губернаторы в некоторых регионах России сейчас под следствием. То есть это те регионы, где, может быть, был бы какой-то свой артикулированный ответ в случае каких-то более похожих на демократические выборы сейчас. Поэтому, мне кажется, сейчас очень много власть делает предупредительных вещей, не называя их так, чтобы эти выборы прошли относительно спокойно.

Макеева: То есть вы считаете, что губернаторы именно в этих регионах — это именно предвыборная история, и это четко, потому что...?

Новикова: Не знаю, я не могу сказать здесь однозначно, но мне кажется, что исключение их из политического процесса, они имели свою роль, играли свою роль в своих регионах — это некий способ взять под контроль часть регионов, которая, может быть, считается федеральной властью не настолько контролируемой, как хотелось. И допустим, в Республике Коми человек, который сейчас возглавляет регион, он вполне себе устраивает, в том числе, и спецслужбы.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.