«Люди не могут не тусоваться». Дмитрий Глуховский о том, как человечество проявило себя в 2020 году

1 148

В завершающем 2020 год выпуске программы «Котрикадзе иностранных дел» писатель Дмитрий Глуховский поделился открытиями, которые этот год ему принес. По его мнению, человечество в целом с достоинством вынесло испытание пандемией. А солидаризация в борьбе с ковидом положительно скажется на профилактике других инфекционных заболеваний. Также гость рассказал о своем опыте самоизоляции — будучи заядлым путешественником и вдруг надолго оказавшись в четырех стенах, он направил внимание и энергию вовнутрь, а не вовне, став более гармоничным человеком.

На связи со студией Дождя писатель Дмитрий Глуховский. Дмитрий, здравствуйте.

Здравствуйте.

Спасибо вам, что нашли время. Обсуждаем смыслы мы в этой заключительной программе года. Хочу спросить вас, какие открытия принес вам 2020, что вы поняли о мире, о человеке вообще?

Знаете, честно говоря, я не оказался особенно сильно удивлен тем, как человек и человечество себя в этой ситуации повело. Во-первых, совершенно очевидно, что когда случается такой кризис, и кризис внезапный, в особенности когда человек сталкивается с неизвестной опасностью, долгосрочные последствия которой угадать невозможно, действительно на первое место выходят соображения безопасности, а сомнения какие-то по поводу собственной свободы, возмущение по поводу того, что эта свобода оказывается ограничена, скорбь по поводу того, что ты поражен в тех или иных правах — все это отступает на второй план, это многократно и биологами, и социологами описано. Разумеется, безопасность и страх неизвестности это вещи, которые определяет все. И в этих ситуациях действительно, я считаю, что человек еще недостаточно пещерно себя проявил, он мог себя проявить попещернее, то есть мы еще неплохо держались везде. Так или иначе, вы говорите о периоде изоляционизма, но этот период был достаточно короток и относился к тому времени, когда казалось, что надо закрыть границы, и ты тем самым предотвратишь попадание, проникновение вируса в каждую из стран. На самом деле с момента начала коронакризиса прошло всего-навсего девять месяцев, по большому счету, с тех пор, как это стало большой трансграничной проблемой, а мы уже подходим к концу 2020 и началу 2021 года с вакцинами, которые в ударные сроки были разработаны, с экспресс-тестами, которые позволяют нам за десять минут выявить зараженных и так далее. На самом деле человечество проявило, может быть, впервые, столкнувшись с такой проблемой за последние ну точно сто лет, проявило невиданный уровень солидарности, как ни странно, самоорганизации, потому что сейчас вакцины эти уже, производясь в одной точке, распределяются по всему миру, страны мирным каким-то образом договариваются о квотах и так далее. То есть не было для меня сюрпризом, что каждый, разумеется, в первую очередь забьется в свою норку и начнет предаваться страху и панике, но очень быстро, и в том числе, коллегиальными усилиями, усилиями международных организаций наднациональных, проблема начала решаться. Она все еще не решена, но я считаю, если бы не были приняты целый ряд мер, то ситуация могла бы быть гораздо хуже. Я, честно говоря, не разочаровался в человеке и в человечестве, я наоборот, считаю, что целый ряд событий, которые в этом году произошли, в частности, там прорывное финансирование и всеобщее внимание к проблеме вакцинации вирусных заболеваний поможет нам в достаточно короткой перспективе ряд серьезных очень заболеваний если не предотвратить, то по крайней мере, очень сильно сузить. А заражаемость, например, ВИЧ, я уверен, что вот векторные РНК-вакцины, которые там, в частности, американской компанией Moderna и другими компаниями сейчас активно исследовались в связи с коронавирусом, найдут более широкое применение. Поэтому, возможно, вся эта история с коронавирусом в конечном итоге пойдет человечеству на благо.

Что касается моих личных открытий, то я вообще человек очень экспансивный, и до сих пор я себя реализовывал, преимущественно направляя свою энергию вовне, то есть, так сказать, завоевывая, захватывая, покоряя и так далее, а когда ты вынужден сидеть дома, и все, что ты можешь покорить, в общем, это холодильник на кухне, захватить, отжать как бы, поставить свой флаг там и так далее, то ты вынужден заниматься интенсивным развитием, то есть направлять свои усилия внутрь себя: самообразование, улучшение отношений со своими близкими и с самим собой, углубление диалога, преодоление тех конфликтов, которые в тебе были в свое время, но пока ты можешь каким-то образом заниматься, отвлекать себя частой переменой мест, например, я до коронавирусной эпохи очень любил путешествовать, и раз в две недели куда-нибудь обязательно летал. Но вот пришлось немножко посидеть на месте, как бы на попе ровно, как говорится, и задуматься о том, что вообще в принципе толкает тебя к этим… То есть на самом деле у меня такое ощущение, что я к концу года подхожу более сбалансированным и в целом гармоничным человеком, чем я этот год открывал, благодаря, в частности, коронавирусу.

Дмитрий, а вот было столько разговоров о том, как мир меняется безвозвратно из-за этого дистанционного образа жизни, сколько разговоров было о том, что мы все забьемся в угол, и больше не будет офисов, и больше не будет, не знаю, походов в школу для большого количества детей и так далее. Можно ли делать такие выводы?

Знаете, я думаю, что это как и все апокалиптические сценарии, связанные с внедрением новых технологий, человек ничего, вне зависимости от ситуации, не будет делать, что противоречит его сущности. В любом человеке, разумеется, борется интроверт и экстраверт, в любом человеке борется желание побыть немножко наедине с собой, вспомнить, кто ты есть, и желание побыть с другими людьми, потому что это тебя развеивает. Человек просто социальное животное как бы, стайное, и с этим ничего не поделать.

Слава богу.

Да, слава богу, поэтому какие-то коррекции вносимые, мы с вами видим, что вот как бы эпидемия, вот там в России ужасные цифры, в Москве кошмар, пик, но что происходит, люди не могут не тусоваться, людям надо, иначе как бы жизнь становится слишком уж безрадостной. Люди готовы идти на определенные риски, только чтобы удовлетворить свои базовые социальные потребности, ты ничего с человеческой природой не сделаешь. Ты можешь на какое-то время это закрутить в банку, убрать, но тем не менее, через какое-то время процессы брожения, которые в банке происходят, разорвут крышку и джин вырвется на поверхность. То есть это не отменимо и не изменимо никак, поэтому я не думаю, что эпидемия коренным образом может изменить лик цивилизации человеческой, изменить человеческую природу. Нет, человеческая природа меняется на протяжении миллионов лет, она, собственно, не человеческая даже, она задана миллиардами лет эволюции, это природа обычного социального млекопитающего, это вот именно наша биологическая эволюция предопределяет весь наш эмоциональный баланс, психоэмоциональный баланс.

Я уже вижу заголовок «Человек не может не тусоваться», мне кажется, это отличная мысль, это правда. Но я хотела еще по поводу другого аспекта вас спросить этого года и выводов, по поводу, например, фигуры политического лидера, Дмитрий, в этом году, какая она предстала для вас. Это человек, оказавшийся бессильным перед пандемией, или наоборот, человек, оказавшийся спасителем для широких народных масс?

Ни в одной стране не возникло фигуры, которая оказалась бы спасителем для широких народных масс. Вот только Ангела Меркель, может быть, плюс-минус, каким-то образом, и то не будучи каким-то харизматичным альфа-самцом героем, а скорее находясь в образе заботливой матушки, учитывая, что она бездетная и немцы как бы, а может быть, даже единая Европа это и есть ее дети, смогла каким-то образом о людях заботиться. А все авторитарные лидеры показали тотальное свое банкротство: и Трамп обделался, и Владимир Владимирович, не вылезавший из бункера, тоже себя не с лучшей стороны показал, и Лукашенко, который отрицал существование коронавируса, и в итоге в очень большой степени этим вызвал возмущение народа, что он бросил людей на самоспасение в этой ситуации, и так далее. То есть, я считаю, что в целом лидеры выглядели очень бледно перед лицом угрозы, а на первое место вышли врачи и горизонтальная самоорганизация общества. Государственные усилия, кроме американских «вертолетных денег», были достаточно неубедительны. Может быть, если брать за точку отсчета Китай, который очень жесткими авторитарными методами сдержал типа развитие эпидемии, но «типа» потому, что мы не знаем, что на самом деле там происходило и происходит. Журналистку китайскую, которая освещала события в Ухане, приговорили к четырем годам тюремного заключения, за действия, приводящие к возникновению недовольства, слухов и беспорядков, понимаете, поэтому что там на самом деле в Китае происходит и происходило, насколько эффективны они были в сдерживании эпидемии, мы не знаем и вряд ли мы узнаем, учитывая, что Китай жесткое авторитарное государство с очень серьезной государственной цензурой. Поэтому я считаю, что настоящие в общем триумфаторы этого года это прежде всего, и герои, и это банально, врачи, ну и низовая самоорганизация людей. Люди, повторюсь, на удивление повели себя ответственно, за исключением небольшой паники по поводу туалетной бумаги, которая в начале года в разных странах мира…

И гречки. Я забыла об этом совсем.

Просто это был такой самый очевидный, потеря цивилизационная, гречка, люди готовились к войне, как умели. На самом деле это первое поколение, в смысле, первый серьезный кризис, с которым сталкивается наше поколение, такой большой. Но в Советском Союзе мы пережили как бы распад вот империи и развал экономической системы, с этим связанный, и ряд гражданских конфликтов междоусобных трансграничных, но западный мир вообще первый серьезный кризис, который он переживает, и они, конечно, к этому отнеслись так, как будто они находятся в каком-то апокалиптическом боевике. Но в целом, повторюсь, несмотря на стресс, на страх, на неизвестность, на непонимание того, насколько высокая смертность и какие долговременные последствия, насколько быстро будет распространяться эпидемия, люди неплохо себя в целом в этой ситуации повели. Во всех, как мы видим, фильмах о катастрофах, которые, в том числе, описывают вот эти сценарии с распространением смертоносных вирусов, все происходит гораздо страшнее, чем в реальности. Человек не потерян, мы еще поборемся.

О, да. Что ж, это был гимн человеку от Дмитрия Глуховского. Спасибо вам, и как-то даже жить захотелось дальше без страха.

С наступающим.

С наступающим, действительно. Благодарю вас за этот разговор.

Фото: Ведяшкин Сергей / Агентство «Москва»

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа