Псковский депутат Лев Шлосберг: убийство Адельгейма – утрата такого же масштаба, как и смерть Александра Меня

Здесь и сейчас
5 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В понедельник вечером в Пскове в собственном доме был убит священник Павел Адельгейм. Тело священника было обнаружено около восьми часов вечера по местному времени. Об этом в своем блоге сообщил депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг.

Казнин: Здравствуйте, вы написали, что убийца – некто из Москвы. Кто это? У вас есть какие-то предположения?

Шлосберг: Сейчас уже кое-что известно. Это человек 1987 года рождения, мужчина. Он был принят отцом Павлом и матушкой Верой у себя дома по просьбе некой знакомой женщины из Москвы. Это душевнобольной человек. Возможно, его знакомые надеялись, что слово отца Адельгейма вылечит его болезнь. Он жил три дня в этом доме. Вечером сегодня во время ужина при разговоре, о котором я ничего не знаю, он схватил нож, ударил отца Павла в живот и себя ударил дважды. Убийца в отличие от отца Павла жив, находится на операции. Полиция на месте.

Кремер: Была информация, что нападавший арестован. Я так понимаю, что это неправильная информация, и на самом деле он находится в больнице?

Шлосберг: Он находится под охраной в больнице. Можно сказать, что он арестован. Сейчас идет операция. Если он останется жив, он будет допрошен. Но если это человек душевнобольной, то перспективы следствия понятны, а масштаб произошедшего – космическая катастрофа, утрата.

Кремер: Какая реакция в Пскове? Следите ли вы за этим.

Шлосберг: За этим и не захочешь, а будешь следить. Люди созваниваются  друг с другом, все в глубоком шоке, плачут и женщины, и мужчины. Для Пскова ушел пастырь, может быть, один из немногих, кому верили люди.

Казнин: Кем он был для жителей Пскова?

Шлосберг: Священник, духовный отец. Просто у отца Павла уникальнейшая биография. Он сын репрессированного, сам репрессированный. Он прошел ад, выжил, чрезвычайно высокодуховный человек. Невозможно говорить о нем сегодня в прошедшем времени. Это человек, на взгляды, позицию, веру которого ориентировались тысячи людей во всем мире. Масштаб утраты не все могут осознать сейчас. Но многие уже говорят о том, что эта утрата того же масштаба, как и уход отца Александра Меня с той лишь разницей, что здесь все известно, дом был полон людей, все свидетели, нет никаких неясностей, кроме одного: что именно произошло, и в чем были мотивы этого помутнения рассудка. Не знаю, будет ли когда-нибудь это известно, поскольку человек больной, и в больном состоянии он набросился на отца Павла, принявшего его как свое духовное чадо.

Год назад Павел Адельгейм дал интервью нашему коллеге Павлу Лобкову.

Адельгейм: Противостояние самое настоящее начинается. Это гражданское общество и РПЦ.

Лобков: А кто виноват в этом?

Адельгейм: РПЦ виновато в этом. Но просто бывает неадекватная реакция. Спиливать кресты, допустим, конечно, - реакция неадекватная. Зачем это нужно? Конечно, РПЦ виновато в этом. Пошли в эти школы, в армии, что они там еще захватили? Захваты совершенно безобразные: больницы выгоняют из помещений. Теперь патриарх с этой квартирой, выгонял священника, отбирал деньги у него. Что это такое? Куда это годится? Еще и с этими Pussy Riot. Вместо того, чтобы просто с девочками поговорить, объяснить, как Богу молиться в храме надо, их в тюрьму посадили.

Лобков: Вам попадались такие? Вы же говорили, что вам попадались такие. Я читал ваш журнал.

Адельгейм: Мне все время попадаются такие. Я же в лагере сидел. У меня было мальчишек этих полторы тысячи.

Лобков: А вы служили в лагере тоже?

Адельгейм: Нет, я в лагере не служил, но я с ними общался. Со всей этой блатной молодежью общался. Естественно, им все это интересно было. Они у меня спрашивали, я им рассказывал. У нас очень хорошие отношения в лагере были. Меня администрация лагерная толкнула к уголовникам.

Лобков: За что вас посадили?

Адельгейм: Храм-то построили.

Лобков: Построили.

Адельгейм: Все. Этого было достаточно. Конечно, не за то, что храм строил, в приговоре, а за то, что занимался антисоветской деятельностью – писал письма, стихи, и главное – писал стихи разные, а приписывал их великим русским поэтам, советским поэтам: Ахматовой, Мандельштаму.

Они хотят, чтобы учредителем прихода была Московская патриархия, а не граждане – вот и все. Я не изменился. Я как мыслил, так и мыслю. Какой я был, такой и остался. Как я служил, так я и служу. А ситуация вокруг меня в церкви очень сильно изменилась.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.