При полете в космос вес Чубайса может достигнуть тонны

Здесь и сейчас
31 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Анатолий Чубайс в космосе: недостижимая мечта многих россиян может воплотиться в реальность. Компания РОСНАНО, главой которой является Чубайс, совместно со структурами британского миллиардера Ричарда Брэнсона – пионера частной космонавтики, создала инвестиционной фонд VGF Emerging Market Growth объемом в 200 миллионов долларов.

Фонд будет финансировать разработки энергосберегающих технологий, но переговоры Чубайса и Брэнсона вышли за рамки энергетики будущего. Глава РОСНАНО сообщил, что хотел бы побывать в космосе, возможно, на суборбитальном корабле Брэнсона. Венчурный инвестор номер один ответил – для этого Чубайсу нужно только сказать «Да».

Бренсон: Мне кажется, одна из самых важных и больших вещей, которые мы делаем, - это развитие космического туризма. Со следующего года мы планируем брать людей в космос. Цена вопроса намного меньше, чем у русских. 200 тыс. фунтов или долларов, тогда как в России это стоит 50 млн. Причем, на 30 миль выше, чем летают русские. Люди испытывают новые ощущения в космосе. Думаю, скоро мы будем предлагать и орбитальные полеты, которые будут стоить немного дороже. 

В околоземном пространстве пока что побывал только один представитель российского истеблишмента – бывший секретарь совета обороны Юрий Батурин. О космических перспективах Анатолия Чубайса поговорили с Сергеем Нефедовым, представляющим редкую профессию космического испытателя.

Лобков: Насколько это реально, чтобы люди, не тренированные специальным образом и не испытанные в разных экстремальных условиях, могли бы совершить полет?

Нефедов: Хочется с большим воодушевлением вам ответить, что Анатолию Борисовичу надо сказать «Да». Вот он молодец: захотел и – полетел. Когда я случайно эту информацию услышал, у меня пришли человеческие мысли о том, как это здорово, что чья-то несбыточная мечта рвануть в космос, к звездам, сбудется. Оттуда он посмотрит на нашу Землю, такую маленькую, голубую, прекрасную…

Лобков: Суборбитальный полет – это чуть облегченная версия космического полета. Какая подготовка нужна, если бы Чубайс завтра полетел?

Нефедов: Здесь напрашивается слово «авантюризм». Каждый может не только в космос завтра полететь, но еще совершить ряд событий, которые будут потом потрясать все человечество. Суборбитальный полет – понятие условное. Если полет космический, чтобы выйти в космос, нужно свой земной вес потерять, - неважно, какая у тебя фамилия: Петров, Чубайс или Абрамович. В космосе все мы, и люди, и железо, превращаемся в массу. Переход от веса к массе – очень трудно. Хотим мы или не хотим, нужно преодолеть земное притяжение. Если во времена Гагарина и первых полетов действительно были жесткие выходы в космос, перегрузки на человека воздействовали, то сейчас технические средства позволяют эти перегрузки преодолеть чуть легче.

Лобков: Вы знакомы с теми конструкциями, которые делались под руководством Бренсона. Насколько они делают полет комфортным?

Нефедов: Во время полета, как бы мы не называли его комфортным, любому живому существу нужно будет преодолеть земное притяжение.

Писпанен: Что конкретно нужно сделать, и как долго это займет?

Нефедов: Вообще-то это может занять короткий промежуток времени. Теоретически можно полететь и через неделю, если вас к этому полету допустит соответствующая программа, космические врачи. Нужно иметь соответствующее здоровье. Сегодня к этому вопросу подходят проще. Раньше надо было просто иметь жестокое здоровье. Представьте себе, вы выходите на орбиту, а вам нужно преодолеть перегрузку, скажем, в 5 единиц – это когда ваш вес увеличивается в 5 раз. А может, в 6 или 8. Значит, ваше сердце должно работать исправно. Неважно, какая у вас фамилия. Вы должны быть допущены, исследованы. И не только сердце. И мозги, и прочее – критериев очень много. Они давно разработаны, лучших критериев отбора, чем в России не существует. Лучше подготовить человека для полета в космос, чем в России, невозможно. В России этим занимается Институт медико-биологических проблем.

Лобков: Вы знакомы с конструкциями, которые финансировал Бренсон?

Нефедов: С конструкциями не знаком. Я о них слышал, но в моем понимании «быть знакомым» - значит, посидеть на этом кресле. Посмотреть, каким характеристикам соответствует тот или иной железный или летающий объект. Со стороны все красиво. Но, подчеркну, в любом случае надо не только выйти на орбиту, но нужно потом и уйти с орбиты. Чтобы быть искусственным спутником Земли, нужно иметь скорость 8 км/с. Другого не бывает. Это первая космическая скорость. Если вы хотите уйти от Земли, нужно развить вторую космическую скорость, если хотите вообще исчезнуть в космическом пространстве, - может, Анатолий Борисович это и задумал….

Писпанен: У него сейчас все хорошо, вряд ли Чубайс хочет исчезнуть от молодой жены…

Лобков: Может, это придало бы вес участию России в модном проекте Бренсона, на каждое достижение которого смотрит весь мир?

Нефедов: Это все философия жизни и оценочные суждения. Один идет в шубе, остальные говорят: это модно. Второй идет голый – тоже модно.

Писпанен: Но все-таки, если не всем, то наверное очень многим хотелось бы слетать один раз в космос и посмотреть с высоты на Землю.

Нефедов: Если Чубайс будет соответствовать минимуму критериев для отбора человека в космос, возможно, его и запустят.

Писпанен: Это может быть обыденным делом?

Нефедов: Нет, не может быть. Я считаю, что Анатолий Борисович вразумительный человек, ответственный, надежный, советую ему хорошенько подумать, прежде чем сказать «Да».

Писпанен: Это опасно?

Нефедов: Конечно.

Лобков: Модель, построенная Бренсоном, жизнеспособна? За этим есть будущее?

Нефедов: Думаю, что за этим будущего нет. Это высокозатратные полеты. Практически по одной параболе вы уходите в космическое пространство, скажем, на высоту 70-80 км и по определенной параболе спускаетесь в заданном районе. Приведу пример. Вы затратили огромное количество миллиардов денег, и сердце ваше позволило выйти на орбиту, а потом что-то случилось. И вы с орбиты уходите не плавно, не по параболе, а падаете, как кирпич, как топор – баллистическим спуском.

Лобков: Случались такие инциденты?

Нефедов: Конечно. Это уже  открытые эпизоды. И тогда хотите или не хотите вы, какой бы ваш суборбитальный аппарат не был, вы падаете с огромной скоростью, ускорением, торможением и перегрузка растет до 10-12 единиц. Это значит, если вы весите 80 кг, ваше тело будет весить примерно 1т. Анатолий Борисович, да и любой другой, должен подумать, выдержит его тело при спуске или нет? Деньги роли не играют.

Лобков:  Как средство передвижения эти Бренсоновские аппараты перспективны? Как сверхбыстрый самолет, например?

Нефедов: С точки зрения средств передвижения – да. Над этим должна работать вся планета, вся человеческая мысль. Средства передвижения, которые у нас есть, уже недостаточны, мешают нам жить. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.