Премьер Владимир Путин: «К Кадырову много претензий»

Здесь и сейчас
15 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Хватит кормить Кавказ? Этот вопрос часто звучит. Что думает на этот счет Владимир Путин.

Ситтель: У нас Санкт-Петербург и Александр. Вы в эфире.

Александр: Здравствуйте! Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, может быть, хватит уже сегодня "кормить" Кавказ? Спасибо.

Путин: Да, такой тезис я слышал, и многократно. Ведь в чем проблема? Проблема в том, что в последние годы в крупных городах страны…

Зыгарь: Нас вывели сейчас в эфир, поэтому я думаю, что как раз именно этот ответ Путина стоит послушать.

Путин: …Появляется все больше и больше выходцев с Кавказа. Далеко не все из них вписываются в ту культурную среду, в которую они попадают. Надо сказать, что и люди-то приезжают часто сами неподготовленные, ни образовательного нет уровня, ни профессиональной подготовки. Они ищут просто лучшую долю, если так можно сказать. Ищут возможность трудоустроиться.

Выход какой отсюда? Это часто вызывает законное раздражение, раздражение тех, кто проживает в том населенном пункте. Какой выход отсюда? Ну, самое основное, что нужно делать, самое главное - это нужно развивать производительные силы, создавать новые рабочие места на самом Кавказе. Ведь совсем недавно еще говорили: ой, какой ужас, не могут Грозный восстановить столько лет - он выглядит, как Сталинград после войны. Ну, что, нам оставить Грозный в таком состоянии надо было?

Я знаю, что к Кадырову много претензий, но он восстанавливает Чечню, и Грозный восстановил так, как до сих пор никому не удавалось это сделать.

Много говорят о коррупции вообще и, особенно, о коррупции на Кавказе. Но я уверен просто, что коррупционная составляющая в Чечне минимальная. Минимальная. Но нам нужно развивать производство, экономику, социальную сферу таким образом на Кавказе, чтобы оттуда людям и уезжать-то никуда не хотелось, чтобы они могли реализовывать себя в своих родных местах, а для этого, безусловно, если мы хотим сохранить единство нашего государства, нужно вкладывать деньги и туда.

Конечно, разумное должно быть вложение. У нас сейчас несколько программ федеральных существует по развитию юга страны. Одна так и называется "Юг России", вторая - по Чечне, третья - по Ингушетии. Да, нужно туда деньги вкладывать.

Повторяю еще раз: это не значит, что надо бездумно вваливать эти деньги, чтобы они там растаскивались и расхищались…

Макеева: Что ни фраза – гамма чувств.

Зыгарь: Мне кажется, что мы видим в очередной раз то, что Владимир Путин полемизирует с теми людьми, которых он не слышал и даже не подозревал об их существовании все предыдущее время. Он отвечает на некую критику, которую он не мог слышать по федеральным каналам. То есть, он уже начал прямую линию с заочной полемики с Навальным. Сейчас он говорит о том, что «много претензий к Кадырову».

Макеева: По поводу заочной полемики. То, о чем говорит Путин, наверное, в 60% случаев непонятно больше части аудитории. Он хорошо понимает, что он имеет в виду, тот, кому это адресуется, тоже очень хорошо понимает, что имеется в виду и также понимают, что имеется в виду часть людей, которые профессионально занимаются новостями – журналисты, политологи и так далее. А вот избиратели, дороги россияне, они, может быть, не всегда даже понимают, о чем идет речь.

Зыгарь: Я просто думаю, «дорогие россияне» не слушают целиком. Они, услышав слово «контрапупец» - вот это слово было сказано для них.

Макеева: В этом фирменный стиль Владимира Путина так разбрасывать броские слова, скажем так… Ну, тут много слов прозвучало, и типичных для Владимира Путина, и не очень типичных: «Больше "властишки" - дело было не в этом», - сказал Владимир Путин, объясняя, почему он все-таки отменил губернаторские выборы. И в очередной раз, по-моему, не очень объяснил. «Путинский режим» было словосочетание. Сам Путин в самом начале…

Зыгарь: Отвечая на первый вопрос, он ввел в официальный лексикон словосочетание «путинский режим».

Макеева: Что тоже было довольно, скажем так, удивительно. Теперь, что касается Кадырова. Если заниматься такой не кремлинологией, а белодумологией, то получается, что, оказывается, к главе Чечни есть много претензий. Я впервые это слышу.

Зыгарь: Это впервые произнесено, официально, по крайней мере, премьер-министром. Потому что до сих пор никогда не озвучивалось ни разу, что какие-то претензии есть к Рамзану Ахматовичу Кадырову.

Макеева: Очень жалко, что нет каких-то дополнительных вопросов. Возможно, формат не предполагает, что человек задает какой-то второй вопрос дополнительно, услышав часть ответа. Потому что, конечно, вопрос: какие претензии? И в ответе прозвучало, что Грозный-то, оказывается, восстановили мы, сказал Путин, имея в виду себя и еще кого-то, правительство.

Зыгарь: И Рамзана Ахматовича.

Макеева: А я вот так не поняла. К Кадырову много претензий, а мы восстановили Грозный…

Зыгарь: К Кадырову много претензий, но зато он восстановил Грозный.

Макеева: Все-таки он сказал «он»?

Зыгарь: Да. Он сказал «мы», подразумевая и Кадырова тоже.

Макеева: Некоторые вещи даже хочется пересмотреть второй раз.

Зыгарь: Он, очевидно, противопоставил тех людей, к которым есть претензии, но они не восстановили вверенную им область, а вот Рамзан Ахматович (в одном фильме было такое), хоть плохой солдат, но старается.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.