Политолог Владимир Фесенко: «В Крыму при поддержке России уже реализуется „абхазский“ сценарий отделения от Украины»

Здесь и сейчас
28 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Политолог Владимир Фесенко рассказал Никите Белоголовцеву о том, кто, по его мнению, стоит за событиями на востоке Украины, и какой сценарий развития ожидать в ближайшие дни.

Белоголовцев: Министр внутренних дел Арсен Аваков прямо говорит об оккупации и незаконном вторжении на территорию суверенного государства. Такие слова от официального лица, от члена правительства, как правило, ведут к дальнейшим очень серьезным событиям. Что, как вам кажется, может произойти после таких действий и слов?

Фесенко: Первое, что нужно сказать – вне зависимости от оценок отдельных официальных лиц, политиков – есть основание полагать, что в Крыму запущен и уже реализуется сценарий отделения Крыма от Украины. Я думаю, что и пророссийские силы в Крыму, и те, кто их поддерживает в России, а без мощной поддержки и подпитки этот сценарий реализовать не было возможным. Я не считаю, что они могли быть стихийными действиями того же «Беркута» или кого-то еще. Все это явно координируется, направляется, очень хорошо сценируется. Если бы так, например, действовали майдановцы в Киеве, то кризис длился бы не три месяца, а закончился за три дня. Это к слову.

Я не буду ни подтверждать, ни опровергать участие военных в операциях по захвату аэродромах, но все это напоминает очень хорошо продуманную, срежиссированную, скоординированную военную операцию. Поэтому предложения такие возможны, но подождем подтверждений из других источников. Но сам факт запуска этого сценария означает, что в Крыму возникает, во-первых, внутриполитический кризис, и крымчане должны понимать, должны учитывать, что последствиями этого кризиса, который может затянуться, станет срыв курортного сезона, они просто потеряют заработка. Это первое.

Второе: возникает вокруг Крыма международно-политический кризис – и правовой, этнический, потому что смена статуса такой крупной территории, тем более смена статуса в конфликтной форме это, конечно же, приведет к серьезному кризису в отношениях, во-первых, между Украиной и Россией. Я хотел бы верить, что дело не дойдет до каких-то военных столкновений, военных действий, но очевидно, что если Россия поддерживает то, что происходит в Крыму, она нарушает свои обязательства по Будапештскому меморандуму, когда она вместе с США и Великобританией гарантировала безопасность и целостность Украины, когда мы отдавали ядерное оружие. России, кстати, отдавали. Поэтому Россия грубо нарушает свои обязательства в этом плане. Естественно, может возникнуть охлаждение, если не кризис серьезный в отношениях между Россией и Западом, то есть может начаться новая холодная война.

А в самом Крыму, надо понимать, есть не только сторонники идеи присоединения к России, их действительно немало, но есть и противники. Поэтому лучше искать компромисс, мирный выход из ситуации, чем решение силой. Никто Крыму не угрожает. Да, есть официальное заявление некоторых радикалов с Майдана, но насколько я знаю, никто не собирался никаких переворотов в Крыму совершать. Кстати, даже отмена языкового закона никоим образом не влияет на права русскоязычных граждан в Крыму, поскольку официальный статус русского языка в Крыму гарантируется Конституцией Крыма, а не этим законом, который был принят в Киеве.

Белоголовцев: Владимир, с вашей точки зрения, референдум, который в Крыму, судя по всему, пройдет в ближайшее время, возможно, параллельно с выборами в Рады и президента во всей Украине. На нем местные элиты в первую очередь будут добиваться чего и предложат проголосовать населению за что – за отделение от Украины, за вхождение в состав России, за широкую автономию в составе Украины? Какова конечная цель крымских элит, какая конечная цель доминирующей части крымских элит?

Фесенко: Сейчас нельзя сказать о доминирующей части крымских элит. Если бы не поддержка со стороны России, российских политиков, думаю, что и российской власти, пророссийские организации, которые никогда не доминировали в Крыму, они вряд ли бы смогли изменить ситуацию в свое пользу. Так что даже те захваты, скорее всего, я не могу это подтвердить или опровергнуть, они осуществляются, возможно, с помощью даже представителей другого государства. Хотя я не берусь это утверждать наверняка. Дело не в том, кто доминирует в элитах, элиты сейчас деморализованы в Крыму, как и во многих частях Украины, нет там единой доминирующей точки зрения. Я думаю, что раскол будет в элитах. Доминирует только лишь одна часть элит.

Что касается самого населения и референдума, раньше, по опросам общественного мнения, соединение с Россией поддерживали около половины населения Крыма, по некоторым опросам, меньше половины. Но другая-то половина не поддерживала. Тут проблема, это раскол внутренний. Сам референдум представляется сомнительным, потому что, например, нет сейчас в Украине закона о местных референдумах.

Белоголовцев: Подождите, Владимир. Я позволю себе вас прервать, потому что, как мне кажется, понятно, что вам территориально до Крыма ближе, но, как кажется из Москвы, вопрос не стоит о том, что есть конституционная возможность провести референдум. До сих пор спорят, насколько законным с точки зрения Конституции было отстранение Януковича Радой. Но ведь сейчас понятно, что въезды в Крым блокированы, тут, наверное, принципиально не важно - «Беркутом», милицией крымской, российскими военными. Аэропорты под контролем каких-то вооруженных людей, Крым сейчас, по сути, это такой «Остров Крым 2.0», это место, где не очень понятно, у кого власть, где есть военные. Вот в этой ситуации, в ситуации, где действует, по большому счету, понятие, а не закон, возможен ли референдум? В чьих интересах проведение его сейчас?

Фесенко: Вы сами своей формулировкой вопроса дали ответ на этот вопрос. В условиях, когда военные контролируют что-то, в условиях, когда доминирует одна политическая сила и не скрывает своей пророссийской направленности, понятно, в чью пользу будет этот референдум, как он может трактоваться. О самом референдуме кроме того, что там сомнительные правовые основания… Понимаете, есть легальность, есть легитимность. Януковича нет, и никто его не поддерживает в Украине, даже родная партия, все от него отказались. А формулировка референдума не говорит прямо, что отсоединение от Украины или присоединение к России, формулировка очень напоминает формулировку референдума, которая была, если кто помнит, в марте 1991 года, - поддерживаете ли вы суверенитет Украины в составе обновленного союза. Что-то подобное, только в других формулировках и предложено проголосовать гражданам Крыма. Это такая казуистическая формула о государственности Крыма и отношения с Украиной на основе договоров, это можно понимать как угодно, и как отделение, и как некую конфедерацию. Все, что угодно может быть под этой формулировкой.

Поэтому, во-первых, есть сомнение, насколько удастся провести этот референдум демократично, во-вторых, так или иначе, это ситуация конфликта. Да, можно захватить власть и контроль над Крымом, что сейчас и происходит, но как себя поведут те же крымские татары, те, кто недоволен этими событиями в Крыму, они в меньшинстве сейчас, но все-таки тоже возможно сопротивление. Так или иначе, это кризис для Крыма, кризис, который спровоцирован искусственно.

Белоголовцев: Скажите, насколько с вашей точки зрения возможно в Крыму развитие ситуации по абхазскому, южноосетинскому сценарию, когда, по сути, полугосударство или квазигосударство оказывается под неким российским неформальным протекторатом в результате всего? Насколько сейчас украинская власть, та, которая в Киеве есть сейчас, располагает ресурсами для того, чтобы Крым удержать, не знаю, военными, политическими, идеологическими, какими угодно?

Фесенко: Что касается абхазского сценария, у нас это еще называют грузинским сценарием, вопрос только в масштабах участия российских военных в этом сценарии, но этот сценарий уже реализуется несколько в других формах, но он реализуется. Он запущен. Конечно, конечная цель – отсоединение от Украины сначала, может быть, в таких квазиправовых формах – через референдум, через решение новой крымской власти. Но для начала надо тогда переизбрать Верховный совет Крыма, и пусть тогда этот орган принимает решения. Это было бы логично.

Сейчас власть в Крыму тоже временная и сомнительно легитимная. Де-факто да, они захватывают власть, и Киеву будет крайне сложно сейчас своими собственными силами локализовать этот конфликт и разрешить его. Потому что если бы были влиятельные крымские элиты, которые готовы были бы действовать самостоятельно для того, чтобы не допустить негативных тенденций, тогда, может быть, удалось бы этот кризис разрешить. А так, мне кажется, что единства среди крымских элит нет, силовым путем Киев сейчас этот конфликт разрешить не может. Соответственно, нас ожидает, скорее, вялотекущий с отдельными, к сожалению, острыми проявлениями внутриполитический кризис внутри Крыма и вокруг Крыма.

Белоголовцев: А насколько Крым независим и самодостаточен с экономической и ресурсной точки зрения? Потому что, с одной стороны, много говорят, что экономика  Крыма представляет собой едва ли не замкнутую систему, которая от большой Украины практически не зависит. При этом многие обращают внимание, что при желании Центральная Украина, Киев может одним вентилем перекрыть поставки газа и пресной воды, что сделает жизнь в Крыму крайне тяжелой.

Фесенко: Такие проблемы могут возникнуть. Действительно, нельзя говорить о полной замкнутости циклов жизнеобеспечения в Крыму, конечно же. Есть транспортная связь, есть поставки различных товаров. Частично их можно компенсировать, поставлять морем или через паром из Керчи, но это другие объемы, другие проблемы. Если ситуация будет накаляться, если будут происходить такие действия, которые сейчас происходят в Крыму, то украинская власть вынуждена будет пойти на блокирование этой новой крымской власти. Есть зависимость по воде, потому что есть канал, который поставляет воду в Крым, есть транспортные сообщения, экономические взаимосвязи, где Крым интегрирован в значительной мере в экономический комплекс Украины. Все это придется переналаживать тогда. Но самое главное – это внутриполитический кризис, который может дестабилизировать в Крыму ситуацию на достаточно длительное время, Крым тогда потеряет источники доходов. 

Фото: РИА Новости / Антон Денисов

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.