Организатор фестиваля «Kazантип»: наша республика признала Крым российским еще до референдума

Здесь и сейчас
7 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

О том, как Россия вместе с Крымом обрела фестиваль «Казантип» мы поговорили с его организатором – Никитой Маршуноком.

Таратута: Никита, я запуталась.

Маршунок: Я вам помогу, для этого я и пришел.

Таратута: С одной стороны, вы счастливы от того, что Крым вместе с «Казантипом» стал теперь российским или вы, наоборот, хотите переместиться в Херсон, как вам предложили местные власти?

Маршунок: Я еще до результатов крымского референдума признал их. Наверное, у меня есть основания для оптимизма, для работы на этой территории в новых реалиях. Я скажу, что делегация Минэкономразвития в последние три года регулярно посещает «Казантип». Они изучают опыт, наш успешный опыт республики, и экономический в том числе, и готовы были предоставить на территории России нам площадку. Я не видел в этом смысле, тем более не вижу сейчас, когда мы вдруг стали настолько близки с Россией. Я понимаю позицию вашего канала относительно событий в Крыму, но поймите и меня.

Дзядко: Она отсутствует.

Маршунок: Хорошо. Тогда будем отвечать на ваши вопросы.

Таратута: Давайте проясним вашу позицию. Во-первых, включение Крыма в состав России для вас как – хорошо или плохо?

Маршунок: Пока я не вижу никаких отрицательных моментов.

Таратута: То есть вы за включение?

Маршунок: Да, конечно.

Таратута: Соответственно, «Казантип», который стал российской собственностью, как и другие бренды, как «Артек» и прочее, вы принимаете с радостью?

Маршунок: Я, во-первых, это вижу смысла это обсуждать, потому что это уже сложилось и вряд ли можно изменить. Мы продолжаем в этой ситуации существовать.

Дзядко: Не опасаетесь ли вы, что теперь, когда это будет на территории РФ, и, зная, с какими сложностями зачастую сталкиваются организаторы крупных фестивалей, крупных мероприятий, будь то «Пикник «Афиши», фестиваль «Нашествие» и прочие… Не боитесь ли вы, что в какой-то момент просто «Казантип» не случится?

Маршунок: Я ничего кроме щекотки не боюсь, это, во-первых. По поводу ярлыков, которые вешаются на современную музыку, это давно мне смешно. Давайте запретим музыку вообще, музыку, отдых на берегу моря, и тогда, может быть, станет всем легче. Еще, если смотреть внимательно на заявления, то там ключевой фразой я считаю «в случае необходимости». Вот я пока такой необходимости не вижу.

Таратута: Виктор Иванов, глава Госнаркоконтроля, намекнул на то, что ведомство российское работает активнее, чем соответствующее подразделение на Украине. И в этом смысле он считаете, что его активные сотрудники могут лучше контролировать вообще что бы то ни было, значит, внимание будет более пристальным.

Маршунок: Ошибочно считать, что до этого нас никто не контролировал. Нас контролировали все службы Украины, включая даже Интерпол. Мы давно к этому вниманию привыкли и каким-то образом существуем 21 год, прошу обращать внимание.

Таратута: Это довольно серьезное достижение для любого проекта.

Маршунок: Согласен.

Дзядко: А сколько в среднем вас посещает людей?

Маршунок: Около ста тысяч человек.

Дзядко: Как вы думаете, теперь, когда это стало частью России, больше будет российских граждан, и вообще в целом больше ли будет людей? Или, наоборот, из-за того, что некоторые страны не признают Крым частью России, кто-то, например, из бывших республик СССР откажутся ездить…

Таратута: Некоторые музыканты подписывали петиции против присоединения Крыма.

Дзядко: Изменится ли количество?

Маршунок: Артисты, которые выступают на «Казантипе», ни один из них никаких опасений по этому поводу не высказывал. Это действительно так. Существует некая логистическая проблема, но она временная, я уверен, поскольку «Аэрофлот» увеличил количество рейсов, снизил стоимость и так далее. В любом случае Крым ожидает непростая, нестандартная ситуация, непростой сезон. Если сейчас у российского правительства стоит задача демонстрировать благополучие там и процветание, то мы как хедлайнеры интертеймента все равно очень полезны. Мы первые готовы демонстрировать возможность жизни в Крыму. Меня очень удивляет, что сейчас Крым – это как выход в открытый космос воспринимается. Он остался тем же самым Крымом. Поверьте, я там был.

Таратута: Вы сказали, что приезжали делегации из Минэкономразвития российского и изучали вашу экономическую модель. Совершенно очевидно, что «Казантип» - это успешный проект, 21 год существует, он популярен. А в чем ваш секрет вашего экономического чуда?

Маршунок: Не только экономического. Я думаю, что они были поражены, прежде всего, энергетикой проекта.

Таратута: Меня интересует экономика.

Маршунок: Я понимаю вас.

Таратута: Вы просто о ней сказали.

Маршунок: Смотря, что сравнивать. С российской экономикой, наверное, не имеет смысла, а как маленькое независимое государство оно вполне успешно существует, не зависит от денег рекламодателей. Это тоже определенные успехи.

Дзядко: С нынешними властями Крыма у вас была возможность пообщаться, обсудить будущее уже после того, как был проведен референдум?

Маршунок: Непосредственного контакта еще не было, но через наших общих знакомых мы проверили отношения, так скажем.

Таратута: И как?

Маршунок: Пока никаких возражений не было.

Таратута: То есть встреча не за горами?

Маршунок: Сейчас многое меняется. Сейчас нужно наблюдать, скорее, кто будет доминировать в этих отношениях. Возможно, новый министр Крыма будет ключевой фигурой. Все зависит, как будут строиться отношения с этим независимым субъектом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.