Юридический директор «Леруа Мерлен»: с помощью защитников музея усадьбы Архангельское у нас хотят отобрать земли

Здесь и сейчас
14 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Областной совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры вновь бьет тревогу. Новый директор музея усадьбы Архангельское Андрей Бусыгин разрешил построить в 300 метрах от ворот уникального парка гипермаркет «Леруа Мерлен».

Как утверждают правозащитники, уже сейчас под пилы пошли десятки вековых лип, которые были посажены ветеранами войны 1812 года. Вырубки производятся для того, чтобы расширить Ильинские шоссе и будущие покупатели могли бы без пробок добираться до магазина. По плану нового руководства Архангельского уже 30 июня музей вместе с гипермаркетом пойдут в Арбитражный суд и заключают соглашение о совместном использовании части земельного участка на территории охраняемой зоны усадьбы.

В результате гипермаркет отдаст музею часть своей парковки для экскурсионных автобусов, а руководство Архангельского закроет глаза на то, как владельцы «Леруа Мерлен» осваивают свою часть территории, уверены защитники памятника. Вчера вечером о конфликте вокруг усадьбы мы говорили с представителями Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, сегодня на обвинения защитников памятника пришел ответить юридический директор «Леруа Мерлен» Виктор Киселенко.

Малыхина: Как история выглядит вашими глазами?

Киселенко: После вашего сюжета пришлось ехать на участок и смотреть, какие деревья вырублены. Мы были очень удивлены, потому что самой аллее меньше 50 лет, и двухсотлетних лип там, конечно, нет. Никакая вырубка там не производится. Это совсем другое место, про которое говорят. Оно тоже находится на Ильинском шоссе, не абсолютно не рядом с нашим магазином. До сих пор никакие работы там не проводятся. Мы ждем всех недостающих нам согласований по поводу съездов-выездов с Ильинского шоссе. Вы первый канал, который нас пригласил и попросил рассказать, как все есть на самом деле, потому что все ухватились за интригу «губят культурное наследие России». На самом деле вся эта территория была отдана под коммерческую деятельность уже давно. Только сейчас почему-то все об этом начали говорить, потому что рядом начал строиться гипермаркет, рядом будем строиться мы. Все документы на строительство уже все получены. Выезд с Ильинского шоссе для нас не принципиальная вещь – это то, что мы в будущем хотим сделать лучше для клиента. Основной въезд-выезд – это Новая Рига. Ильинское шоссе сейчас – это затор постоянный. Просто хотелось бы сделать лучше для клиентов. Это не потому, что мы хотим что-то вырубить. Тем более въезды и выезды на наш участок с шоссе давным-давно существуют. Всю жизнь администрация Красногорского района скидывала туда снег, и там была свалка. Когда мы приобрели этот земельный участок, мы решили его облагородить. Сейчас заехать на участок возможно. Деревья давно во многих местах отсутствуют.

Малыхина: Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры жалуется пока только на то, что липы спилили. Вы говорите, липы не пилили.

Киселенко: Не пилили.

Малыхина: То есть им что-то почудилось.

Киселенко: Мы готовы приехать, посмотреть, все увидят, что ничего не спилено.

Малыхина: У вас какая-то гипотеза есть? Зачем вполне себе уважаемые люди придумывают, что тоже уважаемая компания «Леруа Мерлен» пошла пилить деревья? В чем суть конфликта? Претензии обоснованы или нет?

Киселенко: Я расскажу ситуацию. Есть проект планировки территории именно этого участка, в котором есть эти въезды-выезды, с которым жители были согласны. Это было еще при старом директоре музея, это не то что сейчас говорят, что новому директору напекло голову, как написал «Московский комсомолец». Мне кажется, не очень красиво. Они подали иск, как же так, охранная зона, как вы могли. В конечном итоге в судах выяснилось, что ничего противозаконного в этом нет. И музей лично отозвал иск и сказал, мы к вам претензий не имеем. После этого мы опять кому-то помешали. И к нам опять с претензиями, давайте еще раз, у вас есть охранная зона, в которой мы ничего не строим. Это зеленые насаждения, которые мы хотим наоборот сделать красиво.

Казнин: То есть охраняемая территория не пострадает.

Киселенко: Не пострадает. Участок 18 гектар. Охраняемая территория – меньше 5%. Пресса говорит, что у музея есть сейчас 20 гектар под парковку. Все говорят про спор с Министерством обороны. Да, они выиграли, но это все-таки земля Министерства обороны. Сейчас никто ее под парковку не отдаст. Мы разговаривали уже с руководством музея. Напротив стоит Музей техники прямо в охранной зоне. Он никому не мешает, все красиво, приезжают экскурсии. Здесь же предлагается сделать все то же самое. У музея сейчас есть план развития, за что их начали критиковать. Они хотят земельный участок соседей получить себе и там сделать фондохранилище, библиотеки, но заезд им все равно нужен. Мы говорим, давайте мы построим и для вас, мы все равно хотим строить. Если мы построим за свой счет для музея, а потом музею дадим электричество, воду, газ, тепло, все безвозмездно, мы просто готовы отдать. Сразу начинается критика, никому это не нравится, потому что у нас в стране относятся к бизнесу так, что мы хотим что-то урвать.

Малыхина: Но вы не едете за 100-ый километр, вы пытаетесь сделать в удобной приятной локации не только для себя, но и для клиентов.

Киселенко: Защитники памятников все уже знают, вся документация публична. У нас никто ничего не скрывает. Они сейчас начинают говорить, у них есть разрешение на строительство этого съезда-выезда. На самом деле это реконструкция, потому что они существуют. Но мы не начинаем работы в охранной зоне до тех пор, пока Министерство культуры не разрешит. Стройка всего магазина произойдет в зоне регулируемой застройки. Пресса очень падка на сенсации. Есть «Гиперглобус» и мы. «Гиперглобус» уже практически построился, им дало разрешение Московская область. Нам дала разрешение уже Москва, потому что мы купили все позже. Москва все проверила и сказала, все хорошо, потому что вы не затрагиваете ни охранных зон, у вас есть въезды-выезды. Даже когда защитники  памятников в суде начинают нам рассказывать о том, что у вас есть охранные зоны на участке, поэтому вы не имеете право пользоваться участком. Даже земельный участок нам выдал уполномоченный на то орган. Там люди трудились два года, прежде чем все документы собрать, для того чтобы потом в суде такая ситуация не всплыла.

Малыхина: Очень понятна ваша позиция. С другой стороны, есть экологи, люди, которые защищают памятники. В чем интерес говорить какие-то небылицы? Это не коммерческий интерес, эти люди во многом энтузиасты.

Киселенко: Земельный участок нужен очень многим, потому что на нем можно строить. Его просто можно забрать и отдать другим людям. Когда мы собирались купить этот  земельный участок, сразу в прессе раздался этот шум, что «Леруа» уже строится. Мы еще не были даже собственниками, когда об этом начали говорить. Люди изначально хотели этот участок. Очень многие хотят сделать из этого коммерцию.

Малыхина: Правильно я понимаю, что те люди, которые сейчас вас обвиняют в том, что вы рубите двухсотлетние деревья, это люди, которые находятся в ситуации, когда их используют для решения коммерческих интересов другие организации?

Киселенко: Все возможно. Господина Соседова я много раз встречал, это вполне адекватный молодой человек, он старается…

Малыхина: А с экологами вы встречались?

Киселенко: Никто не хочет слушать. Мы уже один раз встречались в музее, были представители Министерства культуры Российской Федерации, области. Сам Соседов не пришел, зато были члены попечительского совета Архангельска, были местные правозащитники, но все достаточно хорошо встретили то, что мы предлагаем сделать. Мы хотим отношение к бизнесу. Мы готовы, чтобы бизнес помогал культуре. Не всегда культура должна быть в нищенском положении у государства. У государства не на все есть статьи расходов. Мы – компания, которая ориентирована на людей: мы помогаем детским домам…

Малыхина: Это замечательно, что вы делаете хорошие дела.

Казнин: Как бывает: люди получают разрешение на определенные действия, а потом оказывается, что спилены деревья, надстроены этажи, и уже ничего не сделать, потому что документация есть.

Киселенко: Почему мы сейчас не начали никакие работы, для того, чтобы не было таких обвинений о том, что мы сделаем что-то не так. Если мы начнем строить на Ильинском шоссе, у нас будут железобетонные основания это делать. Деревья пилить никто не собирается.

Малыхина: Один из наших зрителей пишет: «Неужели поток туристов в эту усадьбу такой, что рядом с ней нужно строить такого размера гипермаркет?»

Киселенко: Ильинское шоссе не планируется как основной въезд-выезд, это участок, который примыкает к Новорижскому шоссе, которое сейчас расширяют. Люди, которые ездят каждый день на работу в Москву станут нашими клиентами. Никакого дополнительного потока не будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.