Интервью Константина Лебедева никак не испугало адвокатов Удальцова и Развозжаева

Здесь и сейчас
29 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Еще дольше – до 6 августа – проведет под домашним арестом еще один фигурант «болотного дела» – Сергей Удальцов. То есть в общей сложности его срок содержания под стражей продлили до полугода.

Удальцов просил разрешить ему сходит к врачу, или хотя бы иногда гулять. Но в Мосгорсуде это посчитали излишеством.

Не известно, читали ли в Мосгорсуде откровения о Сереге Удальцове из уст его теперь уже бывшего соратника – Константина Лебедева. Сегодня оно вышло в журнале Ъ-Власть. Осужденный на два с половиной года колонии, Лебедев рассказал, почему пошел на сделку со следствием и дал показания против и Сергея Удальцова, и Леонида Развозжаева. Правда, как заверил Лебедев, больше он никого не сдал: «На Леню и Сережу — да, но это только наше дело».

Наш коллега Егор Максимов поговорил с адвокатами двух оставшихся фигурантов бывшего дела «Анатомии протеста», теперь ставшего частью единого дела против оппозиции. И узнал у них – повлияет ли откровенное интервью на судьбу из подзащитных.

Максимов: Надо сказать, что адвокаты Развозжаева и Удальцова — это Дмитрий Аграновский и Виолетта Волкова, соответственно — постоянно говорят, что они не в праве осуждать Лебедева. Отчасти даже понимают причину, по которой это было сделано. Тем не менее, сами ему не верят, и все дело называют политически мотивированным.

Дмитрий Аграновский, адвокат Леонида Развозжаева: Они никак не осложнят нашу защиту с учетом того, что это дело носит, все-таки, политический характер. А в политических делах важна, к сожалению, а может быть, к счастью, политическая целесообразность. Поэтому я думаю, что, в конце концов, приговор будет выноситься, исходя из этой же целесообразности. Что будет выгоднее: посадить или отпустить, сейчас сказать об этом сложно.

Виолетта Волкова, адвокат Сергея Удальцова: И он решил, что таким способом, совершенно гадким и мерзким, он может за счет своих товарищей уйти от того срока, который ему может грозить. Дело-то абсолютно политическое. Мы понимаем, что здесь не составы играют, и не какие-то юридически значимые действия, обстоятельства, а здесь есть определенные тенденции развития этого дела. Если есть массовые беспорядки, значит, кто-то за ними должен стоять. Если этот кто-то должен стоять, значит, этого кого-то надо найти и обязательно привлечь к ответственности.

Сейчас у Удальцова и Развозжаева разные меры пресечения — как вы уже сказали, Удальцов будет под домашним арестом до августа, а Развозжаев находится под стражей, с октября прошлого года.

По мнению следствия, все трое вместе с Лебедевым, организовывали массовые беспорядки — в том числе, 6 мая на Болотной, и планировали организовать еще.

По мнению адвокатов, практически наверняка показания Лебедева будут самым главным и практически неоспоримым аргументом следователей, а вот позицию защиты никак не изменят. Вообще, о том, что Лебедев помогает следствию, начали говорить уже давно.

Еще когда из СИЗО его отпустили под домашний арест — такого не было ни с одним фигурантом «Болотного дела». Информация о сделке со следствием появилась позже, и только подтвердила эти догадки.

Лебедеву поверило следствие, но не адвокаты двух других фигурантов. И Виолетта Волкова, и Дмитрий Аграновский в один голос говорят, что Константин Лебедев лжет.

Виолетта Волкова, адвокат Сергея Удальцова: Смешное в этом деле то, что когда читаешь показания эти, даже не показания, а части этого обвинительного заключения по Лебедеву, которые публиковались в интернете, когда читаешь его интервью, не оставляет ощущение сюрреалистичности. Потому что то, что пишет Лебедев, абсолютно не соответствует тому, что я видела сама, начиная защиту по данному делу. Я могу точно сказать, что там ложь. Все это интервью – одна большая ложь с самого начала и до конца.

Адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский дал подписку о неразглашении, но он не просто говорит о том, что показания Лебедева неверны. Но он и недвусмысленно намекает на то, кому было нужно это признание, а значит, и процесс над двумя другими фигурантами.

Дмитрий Аграновский, адвокат Леонида Развозжаева: У каждого свой способ вести защиту. У него такой, у нас другой. Но, к сожалению, я не могу вам рассказать, как обстоят дела на самом деле, потому что нас связали, нам заткнули рот подпиской о неразглашении. Зачем это сделали, думайте сами. Для того, чтобы Следственный комитет мог формировать информационное пространство единолично.

Дело «Анатомии протеста» с января стала частью большого «Болотного дела». Но эта часть самая непонятная и туманная. Во всяком случае, в итоге есть признательные показания Лебедева, но адвокаты на них ориентироваться не хотят и будут продолжать гнуть свою линию.

  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.