Что угрожает питьевой воде в Петербурге.

Объясняет координатор токсической программы «Гринписа»
Здесь и сейчас
00:04, 13 марта
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На полигоне «Красный Бор» произошел прорыв заграждающей дамбы. Об этом пишет «Фонтанка» со ссылкой на эколога Елену Есину. По информации издания, это произошло в ночь с 10 на 11 марта. Это подтверждает и бывший директор полигона Виктор Колядов.

Попадание токсичных веществ в Неву было остановлено в течение часа. Но водоканал всё же отреагировал, сообщив, что угрозы питьевому водоснабжению в Петербурге нет.

Эту тему Владимир Роменский обсудил координатором проектов токсичной программы «Гринписа» Ниной Лесихиной.

 

Добрый вечер, Нина. Есть ли у вас информация о том, насколько серьезной была эта утечка токсичных отходов?

Мы также получили информацию от местных активистов, которые подтвердили, что действительно вечером 10 марта произошел прорыв дамбы, которая отделяет магистральный канал от ручья, который в дальнейшем впадает в реку Неву, и соответственно в течение часа как минимум происходила утечка опасных токсичных соединений в водоем, с дальнейшим их движением в реку Неву.

Расскажите о самом полигоне, могут ли подтвердиться подобные аварии, могут ли они повториться в будущем и в большем масштабе?

К сожалению, то, что произошло, это лишь небольшое предупреждение, так скажем, репетиция более серьезной аварии, которая нас всех может ожидать, если все-таки Комитет и правительство города не примут реальных мер по предотвращению экологической катастрофы. Это именно то, о чем последний год-полгода говорят экологи, активисты, общественники, и то, что пытался предотвратить директор полигона, господин Колядов, который буквально 4 марта незаконно и абсолютно необоснованно был уволен. Полигон находится в критическом положении, директор полигона Колядов в свое время сообщал о чрезвычайной ситуации объектового уровня и то, чего боятся все, что с наступлением паводкового периода, когда начнет таять снег и пойдут осадки, карта переполнится настолько, что все это окажется ручье Большой Ижорец и далее в реке Неве, потому что на данный момент уже магистральный канал переполнен, но на данный момент, так как были морозы, это все находится в замерзшем состоянии, но как только плюсовая температура будет держаться довольно долго, начнется подтопление, поступление воды на полигон и из леса, также обводнение карт усилится, и все это, в итоге, приведет к прорыву не только этой одной дамбы, но и, возможно, к прорыву основной дамбы, ну и вообще все, в итоге, окажется Большом Ижорце и далее в реке Неве. К сожалению, заявления Водоканала по-прежнему достаточно общие и голословные. Ни разу не было предоставлено какой-то информации, подтверждающей качество воды, которая поступает в краны жителей Петербурга, ни разу не были предоставлены результаты исследования на безопасность этой питьевой воды. И заявления о том, что система городской водоочистки, так скажем, дееспособна и позволит обеспечить безопасность, они опять-таки ничем не подтверждаются, потому что здесь надо понимать, что мы имеем дело с очень специфическими химическими загрязнителями, например ПХБ, либо токсичные металлы, старые пестициды, которые крайне опасны, причем даже в незначительных концентрациях. Как с этим справляется и справляется ли очистная система города, остается вопросом, потому что Водоканал, к сожалению, это никак не комментирует.

Ну вот представители Водоканала, по моим данным, уже сказали, что угрозы питьевому водоснабжению для Петербурга нет. Беседовали и с другими экологами, в частности, они говорили, что попадание такого незначительного количества в такой большой водяной массив, оно действительно какой-то угрозы представлять не может. Можете ли вы как-то прокомментировать эти мнения?

Да, во-первых, говорить о том, что количество незначительное, мне кажется, немножко некорректно, потому что утечка происходила как минимум в течение часа, и объем токсичных веществ, токсичных стоков, который попал в Большой Ижорец еще только предстоит оценить Роспроднадзору, как минимум. Кроме того, важно понимать, что такие вещества, как токсичные металлы, например, ртуть, кадмий, либо полихлорированные бифенилы пестициды, это вещества, которые опасны даже в незначительных концентрациях, потому что они способны накапливаться в организме и вызывать различные заболевания. Это признано и Всемирной организацией здравоохранения, и многими научными институтами, поэтому говорить о безопасных концентрациях это неправильно, это чревато последствиями. Поэтому конечно же нужно понимать, что опасность есть, и она с каждым градусом повышения температуры атмосферного воздуха и наступлением весны будет лишь усугубляться. И скажу вам, что буквально 10-11 марта в Хельсинки проходила встреча Хельсинской комиссии по защите Балтийского моря, и ровно 10 марта вечером представители официальной российской делегации на этой встрече заявили, что никакой угрозы экологической катастрофы в связи с деятельностью полигона не существует. И ровно в этот же день буквально через пару часов произошел прорыв дамбы. Это как раз свидетельство того, что необходимо предпринимать срочные немедленные действия, чтобы предотвратить катастрофу, и чтобы не допустить повторения ситуации, которая уже сейчас случилась на полигоне.

Нина, попрошу ответить вас коротко, расскажите, что это были вообще за токсичные отходы, как они туда попали, что это за вещества? Объясните, пожалуйста, житейским языком. И главный вопрос, по вашему мнению, кто должен нести за это ответственность?

Этот полигон 40 лет назад создавался как временное хранилище опасных токсичных отходов. Это отходы, которые образуются в результате каких-то производственных процессов, но и, например, в результате эксплуатации и переработки ртутьсодержащих ламп или батареек, которые мы все с вами используем, аккумуляторов, например, градусников, все это в итоге оказывается на полигоне и в различных формах складируется. Этот полигон уникален тем, что все токсичные отходы без разбора сливались в одни большие резервуары. И вот 40 лет эти отходы там копятся, там происходят какие-то не известные никому химические реакции взаимодействия крайне токсичных веществ, поэтому это такой жуткий химический коктейль, поведение которого очень непредсказуемо, попадание в окружающую среду чревато серьезными последствиями и для природы, и для человека. Если говорить про вещества, то, как я сказала, это прежде всего токсичные металлы, это ртуть, кадмий, это полихлорированные бифенилы, которые согласно Стокгольмской конвенции, участником которой является и Россия, должны быть полностью исключены из процессов, так как они крайне опасны и устойчивы к распаду, это пестициды, которые крайне токсичны и во многом уже не используются, ну и вообще-вообще большой коктейль. Как раз проблема в том, что никто не знает, что на самом деле находится в этих картах, поэтому если мы говорим про переработку этих отходов в перспективе, то, конечно, прежде всего необходимо узнать, что находится в этих резервуарах, прежде чем искать подходящую технологию. Если говорить про ответственность, то безусловно этот полигон находится в ведении Комитета по природопользованию города Санкт-Петербурга, правительства Петербурга, и поэтому полную ответственность за это должно нести правительство города, непосредственно Комитет. Но, к сожалению, губернатор по большей части игнорирует обращения общественности и налицо некое его бездействие, а Комитет уходит от ответственности и решает уволить директора, на самом деле благодаря усилиям которого удалось добиться предотвращения нелегальных стоков с полигона и обеспечения хотя бы минимальной безопасности.

 

 

Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.