«Если будет надо, дойдем до Карпат». Тимур Олевский встретился со спецназом ДНР

Здесь и сейчас
2 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Тимур Олевский пообщался с командиром спецназа Александра Бородая по кличке «Монгол» и одним из бойцов «ДНР» по кличке «Черный». Разговаривали о ситуации в Украине и о будущем «независимых» республик.

Олевский: Поводом для того, чтобы пообщаться с командиром спецназа «ДНР» «Вежливые люди», который откликается на прозвище «Монгол», это, видимо, его позывной, как раз стали вчерашние новости о том, что в городе была перестрелка. И стало понятно, что единый фронт, которого до сих пор не было, видимо, появился, и «ДНР» выстраивает военную вертикаль власти, отчасти при помощи этого же спецназа «ДНР», который вчера был задействован в событиях в центре города, ну а, в основном, занимается спецоперациями при непосредственном соприкосновении с украинскими военными.

Расположился этот спецназ в здании пространства современного искусства «Изоляция», на бывшем заводе изоляционных материалов на окраине Донецка, где раньше художники и кураторы выставок современного искусства проводили лекции, а потом их попросили удалиться, отдав лишь картины, оставив скульптуры, которые должны были по задумке авторов разрушаться во дворе этого центра современного искусства. Теперь они разрушаются, может, чуть скорее.

«Монгол», как он сам выразился, похож на очень профессионального офицера, который прошел очень много горячих точек и прекрасно знает военную историю, видимо, это его хобби. Он ответил на некоторые вопросы, которые к нему возникли, не скрывая своего лица.

Что для тебя мир?

Монгол: Нормальное состояние человеческой души.

Олевский: Ну ты же человек войны?

Монгол: Между каждыми войнами есть небольшой мир, когда люди должны отдыхать, любить друг друга, жить и радоваться жизни.

Олевский: А это перемирие, которое было сейчас…

Монгол: А его не было.

Олевский: А зачем оно было объявлено?

Монгол: Не знаю. Этого перемирия не было. Во время этого перемирия украинские военные наемники убивали женщин и детей, сжигали их живьем, вели артиллерийский обстрел Славянская и других городов.

Олевский: Мы сейчас спрашивали твоего бойца, что делать с людьми, которые вдруг не захотят жить в «ДНР», они же жили раньше в другой стране. Им что делать?

Монгол: Что обычно делают люди в любом другом государстве? Жить, работать, выполнять свои обязанности, подчиняться законам

Олевский: Как вам «Изоляция»?

Монгол: Обычный завод, где располагался арт-центр, искусство для европейски продвинутых, интегрированных майдановцев. Мы его не трогали, мы посылки на Майдан отошлем. Пусть они занимаются этим искусством у себя на Майдане.

Олевский: Цветные стулья – это хорошо для военного лагеря?

Монгол: Главное, что это стулья, какого они цвета, нам неважно.

Олевский: Ты умеешь радоваться жизни, понимать краски жизни?

Монгол: Конечно.

Олевский: Ты много знаешь историю, почему? Причем военную историю, это видно.

Монгол: Не зная военной истории, нельзя побеждать врага.

Олевский: Но ты не похож на военного, у тебя очень хорошее образование. Это помогает или это мешает?

Монгол: Помогает.

Олевский: Помогает чем?

Монгол: Помогает побеждать врага.

Олевский: А солдат, который плохо образован, он выполняет приказы, он может воевать лучше, чем солдат, который хорошо образован?

Монгол: Нет, ну у меня таки бойцов необразованных нет.

Олевский: Ты сам выбираешь?

Монгол: Да.

Олевский: А что нужно для того, чтобы к тебе попасть, кроме того, что иметь воевать?

Монгол: Без комментариев.

Олевский: Нет, я имею в виду не специальные навыки, я имею в виду человеческие. Ты выбираешь как-то по человеческому устройству?

Монгол: Нужно любить свою родину и ненавидеть нацизм.

Олевский: Того достаточно?

Монгол: Этого достаточно.

Олевский: Ты трудный командир, тебе нужно беспрекословно подчиняться?

Монгол: Любому командиру в нормальной армии нужно подчиняться беспрекословно.

Олевский: А когда личные вопросы приходится решать, ты понимающий человек?

Монгол: Конечно.

Олевский: И если у кого-то есть дети, жена, и они хотят к ним уйти, то это…

Монгол: У всех наших бойцов есть у кого дети, у кого жена, у кого любимая женщина, у кого мама, папа. Мы всем помогаем.

Олевский: Скучают?

Монгол: Конечно.

Олевский: Письма пишут? Рассказывают друг другу?

Монгол: Конечно, рассказывают.

Олевский: А то, что здесь происходит, хотя бы отчасти похоже на какую-нибудь войну – Вторую Мировую войну, Чеченскую войну?

Монгол: Все войны похожи, ничего нового человечество не изобрело. Смерть, насилие, грязь, разруха. Ничего нового здесь не происходит. Хотя здесь даже, по большому счету, не совсем война, а бандитский набег нацистских ублюдков.

Олевский: Может ли такое быть, что не будет войн, и ты не найдешь себя в мирной жизни?

Монгол: Я найду себя в любой жизни.

Олевский: Для тебя это не проблема?

Монгол: Не проблема.

Олевский: Интересно, что когда мы только познакомились с Монголом вчера, он мне разрешил сегодня приехать в расположение «Изоляции» его части, чтобы посмотреть, что стало с арт-центром, он рассказал, что те статуи современного искусства, которые Маша Куликовская построила с задумкой, чтобы они как раз разрушались  в этом дворе, он расстрелял в тире. Но сегодня выяснилось, что только одну, которая развалилась больше, для пристрелки оружия.

И когда мы его попросили повторить это, расстрелять из автомата другую статую, согласовав с художником этот перформанс, он отказался. Видимо, почувствовал неловкость в этом художественном акте. При этом он утверждает, что руководство украинской армии его прекрасно знает, он хорошо знает, его располагаются украинские войска, дойдет до Карпат. И  если потребуется в ближайшее время, сможет сам вступить в противостояние с украинской армией, если они будут медлить. Поэтому, возможно, в Донецке в ближайшее время события закрутятся с большей скоростью.

Я поговорил с еще одним бойцом, молодым бойцом для этого отряда. Сам он утверждает, что прошел Югославию.

Многие говорят: «Мы пойдем дальше до Карпат». Надо туда идти?

Черный: Кому надо, тот пусть идет.

Олевский: Для вас?

Черный: Для меня будет приказ, я пойду.

- А кто тебе может приказать, ты же сам здесь хозяин?

Черный: Нет, есть надо мной главнокомандующий, который мой руководитель, мой войсковой офицер. Мы все - военные, и есть вышестоящее руководство.

Олевский: Вы присягу давали кому?

Черный: «ДНР». Я могу еще вам чем-то помочь?

Олевский: Как представитесь? (Прозвучал выстрел).

Черный: Все нормально, некоторые не могут управляться с оружием, только это не надо показывать, лучше вырезать.

Олевский: А учите ребят?

Черный: Конечно, учим.

- Я просто обязался вашему начальству ни разу не черкнуть ножницами, как есть, так и есть.

Черный: Я понял.

Олевский: Как вас представить?

Черный: Черный.

Олевский: Бывший рокер, житель Донбасса, а с оружием управляется, видимо, неплохо, других новобранцев по каким-то причинам, по которым набирают в отряд, учит, но мы видим, что иногда не получается.

Кстати, на территории «Изоляции» сейчас расположился специальный комитет, сегодня он появился. Это такой аналог чрезвычайной комиссии, так можно назвать. Леонид Баранов, местный житель, довольно молодой человек, очень крепких моральных устоев, который категорически не приемлет изображение обнаженных людей в неприглядном виде, как он их называет, которые он обнаружил на территории «Изоляции», сказал, что будет бороться и с таким искусством, и с наркоманами. Появился, видимо, он после вчерашней перестрелки между бойками Игоря Безлера из Горловки, которые отказывались подчиняться руководству «ДНР», и «ДНР» в центре Донецка. Вот такой орган, который сразу вобрал в себя и функции следствия, и функции, как я понимаю, определенного наказания, в «ДНР» появился сейчас.

Нам остается только наблюдать за этим укреплением вертикали власти, при этом уже сегодня понятно, что киевские власти Донецкой области появились уже на Донбассе, у них, видимо, свои планы на «ДНР», они не считают, что это страна, и считают, что люди, которые там по-прежнему проживают, живут в Украине. И с этим тоже трудно спорить, а значит, в ближайшие дни мы будем наблюдать за серьезным развитием событий. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.