Анатолий Аксаков о привлекательности Крыма: у полуострова есть все шансы стать не хуже Мальты – окружен водой, преступникам не сбежать

Здесь и сейчас
12 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Привлекательность инфраструктуры Крыма для российского бизнеса обсудили с нашим гостем – Анатолием Аксаковым, депутатом Госдумы, президентом Ассоциации региональных банков России.

Макеева: Сколько вы лет прожили в Крыму? Когда это было?

Аксаков: 10 лет. Я там учился в школе, начиная с четвертого класса, и начал трудовую деятельность на винзаводе.

Дзядко: А где?

Аксаков: Есть такой совхоз «Магарач», это совхоз, который занимался выращиванием особых сортов винограда, то есть это было опытное хозяйство, и выводили новые сорта вин. Так что я и винодел.

Макеева: Бываете ли в Крыму сейчас? Вообще, какие впечатления от последних событий, скажем, дальнейших перспектив Крыма и, в частности, в плане развития бизнеса и экономики?

Аксаков: Я бывал каждый год в Крыму и по несколько раз – мои родители там похоронены, поэтому всегда на могилу, мои родственники там живут, одноклассники. Конечно, я собирал одноклассников на берегу моря, и мы беседовали о политике, в том числе. Надо сказать, что мои одноклассники, независимо от национальности, я сам чуваш, кстати, не русский, так вот они все говорили, что бросили, бросила нас Россия и так далее. И сейчас все восторженно говорят о возращении, они счастливы. Конечно, начинаются будни, и понятно, что надо очень много работать для того, чтобы разрыв, во-первых, в уровне развития Крыма и России преодолеть, и много надо работать для того, чтобы Крым начал отдавать. Не только получать от России, но и начал отдавать.

Дзядко: Эта работа в первую очередь должна идти по каким направлениям?

Аксаков: В первую очередь, это туризм, конечно. Поскольку это здравница всегда была,  туда ездили отдыхать. К сожалению, подавляющее большинство санаториев находились в плачевном состоянии, я ездил и в санаториях останавливался, они все с советских времен практически не менялись, в том же состоянии находились. Не вкладывались деньги в ремонт даже. Далее сама инфраструктура очень заброшена – дороги побиты. Чувство такое, что либо украинцы не считали Крым своим, либо денег действительно не было для того, чтобы туда вкладывать. Россияне говорили об этом, вкладывались, но, в основном, имели свои локальные дома отдыха и, конечно, шикарные. Вот Саша Лебедев  однозначно имел, может быть, один из лучших пансионатов на берегу Черного моря в Крыму. Я тоже там отдыхал, там останавливался. Там Европа в этом пансионате, выходишь из пансионата – и попадаешь…

Дзядко: В Крым.

Аксаков: Попадаешь в запущенное место. Даже не в Крым – в Индию в самом не лучшем виде.

Макеева: Это в разных странах такая история – и в Турции так же, в Греции, на Крите то же самое. Это, скорее, устройство туризма.

Аксаков: Но Александр предлагал. Мы с ним частенько спорили. Он предлагал: «Давайте я вложусь, я сделаю вокруг инфраструктуру, я хочу, чтобы люди могли нормально прогуливаться, отдыхать», но ему не давали. Более того, он мне рассказывал, как после «оранжевой революции» к нему приходили ребята с повязками оранжевыми и пытались вымогать, ему приходилось обращаться к высшему руководству для того, чтобы…

Макеева: Как вы слышали у нас в эфире, что люди Януковича не пытались вымогать, а просто забрать у него хотели.

Аксаков: Вот видите. Эта традиция у них, видимо, сохранилась. К сожалению, это все привело к плачевному состоянию Крыма.

Макеева: В первый раз слышу, что Янукович перенял традиции «оранжевой революции».

Аксаков: Это, конечно же, туризм, это переработка сельского хозяйства и само сельское хозяйство, это судоремонт и с военной техникой связано, и с рыболовецким флотом. Он есть небольшой в Керчи, причем керченские рыболовы работают и на Азовском море, и на Черном море. Плюс там были космические станции, которые, к сожалению, тоже не использовались практически, были запущены. Но они очень удобное положение занимают, там хороший кадровый состав. Мой родственник там работал, в том числе руководителем. Эти станции начнут работать, в том числе на наш космос. Это тоже здорово в этом плане.

Макеева: А для банковской сферы, наиболее близкой вам, Крым – это обременение или это какие-то новые перспективы?

Аксаков: Учитывая, что Крым сейчас будет местом больших инвестиций, это мы все понимаем, очевидно, что для банков это хорошее место, поскольку, чем больше денег вкладывается в этот регион, тем с большими деньгами они будут работать. Очевидно, это деньги люди получат в виде заработной платы в том числе, значит, они будут формировать вклады, брать кредиты, имея неплохие доходы, будут работать с кредитными организациями. В этом плане я вполне оптимистичен.

Дзядко: По поводу туризма. Все мы знаем принцип организации туризма в Крыму – вы приезжаете на хутор, договариваетесь, платите из своего кармана в карман владельца и живете, отдыхаете и уезжаете. Как все это может существовать в российских реалиях, где в последнее время были приняты законы, которые касаются прописки, регистрации? Это ведь уже, по сути, становится нелегальным бизнесом совершенно.

Аксаков: Я могу в любую точку России поехать сейчас, будучи зарегистрированным в Чувашии, и у меня никогда проблем не возникнет.

Дзядко: Чтобы где-то снять комнату на пять дней или на неделю, вам нужно заключить договор.

Аксаков: Если отдыхать на Алтае, Владивосток, Сочи, вы не имеете проблем с регистрацией.

Дзядко: Нет-нет. Я имею в виду, что при сдаче в аренду должен быть заключен договор, если я правильно понимаю. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Макеева: Это действительно так. Малый бизнес – это более широкая тема. Много говорилось о том, как будет тяжело крымчанам, которые привыкли работать вот таким образом.

Аксаков: Когда мы ездили в Крым, когда он был украинским, были проблемы, связанные с моей регистрацией на украинской территории, но это брала на себя гостиница, если я в гостинице останавливался, если я у частного лица – частное лицо. Тема регистрации там действительно присутствовала, поскольку мы иностранцы для Крыма были в тот период…

Макеева: То есть вы ожидаете, что здесь будет даже смягчение в какой-то степени?

Аксаков: Поскольку это Россия, естественно, для граждан России будет намного проще в этом плане.

Дзядко: Я еще раз повторю, что я имею в виду, скорее, не вопрос регистрации, не вопрос прописки, а вопрос устройства жилья на неделю, на две, потому что там всегда это происходило…

Аксаков: Я не вижу никаких проблем.

Дзядко: То есть вы думаете, что владельцы хуторов в Крыму будут заключать контракты, договоры аренды со своими жильцами?

Аксаков: Приедет жилец, заплатит деньги и будет жить. Никаких проблем не будет. Я, честно, не очень даже понимаю ваши вопросы. Я постоянно это делал в Крыму.

Макеева: Я думаю, что в этом сезоне точно не будет проблем со сдачей. А там крымчане, возможно, узнают особенности российского законодательства в этой области. Я хотела спросить у вас, в каком городе одноклассники? Чем они занимаются?

Аксаков: Это село Вилино, Бахчисарайский район. Но вместе с селом Вилино, еще село Песчаное, которое реально на море. Я жил в Вилино, это в четырех километрах от моря, Песчаное прямо на море, но они учились в той же школе, что и мы, поэтому они тоже мои одноклассники.

Макеева: А что они делают, в каких они областях?

Аксаков: Вы знаете, работают, либо мелким бизнесом занимаются в разных сферах, в том числе ремонтное, с компьютерами кто-то занимается, а, в основном, в сельском хозяйстве, своим даже приусадебным участком. Работы нет в Крыму. У меня сестра вынуждена была уехать, хотя там дом родительский, вместе с сыном, поскольку в Крыму нет работы, особенно когда заканчивается сезон. Четыре месяца сезон был, а дальше делать нечего и тяжелые времена.

Дзядко: Как теперь эту ситуацию можно изменить?

Аксаков: Я думаю, что эти инвестиции будут создавать рабочие места, поскольку инвестиции вкладываются в инфраструктуру, надо привлекать рабочих, которые будут эти инвестиции превращать в реальные продукты, товары либо дороги. Далее я считаю, что все-таки надо реализовать идею, это моя позиция, многие ее поддерживают, идею свободной экономической зоны. Это будет привлекать опять же инвестиции и многих желающих там желающих поработать.

Я, в принципе, позитивно отношусь и к идее игровой зоны. Некоторые говорят, что произойдет криминализация. Крым очень хорош – он локализован, окружен морем. Я в прошлом году на Мальте изучал английский язык, специально ездил, целый месяц прожил, и мальтийцы мне сами говорили: «У нас низкий уровень преступности, потому что, в том числе, сбежать некуда, потому что вокруг море». Я думаю, что эту проблему решат.  Мне тоже повезло – я бывал в Лас-Вегасе, там нет криминала сейчас, вы можете круглые сутки гулять и быть спокойным. Уверен, что в Крыму это тоже может быть обеспечено.

Макеева: А почему не в Сочи? Представляете, как сочинцам обидно? Мало того, что от них внимание совершенно откатилось…

Аксаков: Я, кстати, не вижу ничего плохого в том, чтобы и в Сочи открыть игровую зону, поскольку олимпийские объекты надо осваивать. Понятно, что им несколько обидно, может быть, они опасаются, что огромные инвестиции, которые были вложены в Сочи, не будут освоены, не будут окупаться. Как раз открытие игровых зон в таких местах, где люди хотят отдыхать и, в том числе, тратить деньги, я считаю, что это эффективное направление в развитии экономики. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.