Дмитрий Муратов: «Позвонили из АП — если отпустят Голунова, будет митинг? Я сказал — конечно, будет»

Председатель совета директоров «Новой» о переговорах с мэрией, шествии 12 июня и возможных заказчиках дела журналиста

Гость нового выпуска Hard Day's Night — председатель совета директоров «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Говорили о деле Ивана Голунова: Муратов рассказал, как вместе с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым он вел переговоры с мэрией и о том, почему было принято решение прекратить уголовное дело против журналиста. Кроме того, поговорили о ситуации с шествием 12 июня и о возможных заказчиках дела Голунова. 

Вместе с Антоном Желновым эфир провели: главред самиздата «Батенька, да вы трансформер» Григорий Туманов, корреспондент русской службы «Би-би-си» Илья Барабанов, корреспондент телеканала RT Илья Васюнин и ведущая Дождя Анна Немзер.

Желнов: Добрый вечер! Hard Day's Night на Дожде, как всегда по вторникам. Меня зовут Антон Желнов, и я очень рад приветствовать нашего сегодняшнего гостя. Это председатель совета директоров «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Дмитрий Андреевич, добрый вечер!

Муратов: Добрый вечер.

Желнов: Дмитрий Андреевич, первый вопрос по поводу дела Ивана Голунова. Вы были одним из главных переговорщиков, пытались, собственно, освободить Ивана и вместе с главредом «Эха Москвы» Алексеем Алексеевичем Венедиктовым в прошлую субботу поехали в мэрию. Была первая такая непубличная встреча с чиновниками, насколько мы уже понимаем из ваших предыдущих рассказов.

Можете для зрителей сжато рассказать просто, как это хронологически происходило? Во сколько вы туда поехали? Кому первому позвонили, попросили об этой встрече?

Муратов: Антон, я, честно говоря, думал, что эта история уже закончилась и она как сюжет не слишком интересна. Я отрицаю слово, что я был неким главным переговорщиком, потому что, мне кажется, главным переговорщиком с властью в кейсе Ивана Голунова было общество и профессиональное сообщество. То, что мы с Венедиктовым что-то пытались сделать, не будем ни преуменьшать, ни преувеличивать.

То, что касается фактической стороны дела, то я уже столько раз давал, мне кажется, что я показания даю, просто разным следователям. Если я собьюсь…

Желнов: Нет, мы не следователи, это не показания. Нам просто интересно.

Муратов: Если я собьюсь, то уж извините.

Желнов: Абсолютно.

Муратов: В пятницу мне позвонила глубоко мной уважаемая Галина Тимченко, а до этого у нас с ней были разговоры, теперь, наверно, это уже не секрет. Приблизительно два с половиной месяца назад она советовалась с нами, поскольку у нас есть некоторый опыт, о том, что в адрес Ивана поступают угрозы и какие нужно предпринять шаги для обеспечения его безопасности. В детали я тут не углублюсь, это дело редакции «Медузы». И Галя сказала, что Ивана арестовали.

Я позвонил сразу же, поскольку я уже много лет сначала входил в Общественный совет ГУВД города Москвы, а потом два срока подряд в Общественный совет МВД Российской Федерации. Я позвонил официальному представителю МВД, сказал, что вот эта ситуация меня крайне тревожит и беспокоит. Я получил ответ, что нет никаких сомнений в том, что им доложили, есть все доказательства, абсолютно все понятно, есть серьезная доказательная база.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа