Отрицание, гнев, торг, поход в кино: как менялось отношение государства к «Матильде»

23 сентября 2017 Евгения Котляр
14 379

История с «Матильдой» продолжает мистифицировать — потому что не укладывается в государственную линию. Это какой-то то ли подпольный, то ли полуподпольный ультраконсерватизм на фоне официальной духовности. Мы и раньше понимали, что Владимир Путин — не самый активный поборник чистоты в искусстве, ему все равно, ему нет дела до богохульных фильмов, зато внутри государственного аппарата есть те, кому не все равно, кто реально печется о душе российского общества. «Матильда» стала лакмусовой бумажкой: кто готов вступить в идеологический спор с Алексеем Учителем, Владимиром Мединским и даже Владимиром Путиным? Рассказывает Евгения Котляр

Пока Наталья Поклонская писала депутатские запросы генпрокурору Чайке, представителю СК Бастрыкину, начальнику правления по противодействию экстремизму Валиулину, в в Омске проходило молитвенное стояние за запрет проката «Матильды», а в Новосибирске организация «всемирный русский народный собор» рекомендовала жителям города игнорировать фильм.

Православные активисты тем временем поджигали машины и павильон «Ленфильма». А позиция ключевых федеральных политиков по отношению к скандалу вокруг фильма оставалась довольно нейтральной: 

«Эти проявления экстремизма — и в попытках давления на кинотеатры — это абсолютно неприемлемо, и это представляет собой опасность, как любые проявления экстремизма. Безусловно, это подлежит преследованию со стороны правоохранительных органов», — заявлял пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Еще в апреле премьер Дмитрий Медведев выступал в защиту «Матильды». «Вместо принципов, убеждений, уважения к творчеству проявляется агрессия и нетерпимость, которая обращается иногда в преступные деяния или иногда сводится к преследованию автора, произведение которого еще никто не видел», — заявил премьер.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю