Михаил Касьянов: по результатам общественного расследования мы создадим «Список 6 мая»

Кофе-брейк
18 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
22 апреля комиссия по общественному расследованию событий на Болотной площади 6 мая 2012 года представит доклад об обстоятельствах столкновений участников «Марша миллионов» с полицией. Как следует из доклада, подготовленного на основе свидетельств 600 человек и видеозаписей, эксперты пришли к заключению, что происшедшее на Болотной не может быть квалифицировано как массовые беспорядки. По их мнению, действия участников шествия были самозащитой и необходимой обороной от агрессии полиции и ОМОНа.

С нами в студии один из авторов доклада — Михаил Касьянов, сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС», бывший премьер-министр.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что вы пришли с коллегами к тому, что едва ли не целиком виновны в том, что происходило на Болотной, сотрудники правоохранительных органов?

Касьянов: После событий 6 мая, арестов активистов, людей, которые активно участвовали в этой демонстрации летом и осенью, сегодня 14 человек сидят в тюрьме, и все эти месяцы в преддверии Нового года была такая государственная пропаганда. Фактически государственные органы в СМИ пытались  вбить, спозиционировать в умах людей то, что это было всё спланировано чуть ли не из-за рубежа на иностранные деньги, были провокации организаторов и участников, полиция защищала правильно, более того, полицейские  пострадали. Поэтому ничего не говорилось  о том, что на самом деле происходило. И мы, как партия «РПР-ПАРНАС», инициировали круглый стол 12 декабря, поддержали эту инициативу о формировании  общественного расследования, общественное расследование параллельное тому, что делают государственные органы. Там нет ни одного обвиняемого со стороны полиции, ни к кому не предъявляются никакие претензии, все претензии предъявляются к участникам этой манифестации.

После 600 свидетельств, видеозаписи, просмотрено, проанализировано, комиссия из 25 человек известных общественников, это и правозащитники, это и деятели культуры, науки, это и журналисты, они сделали эти выводы.  22 числа это будет презентовано, один из первых выводов – массовых беспорядков не было, была фактически провокация со стороны власти. То есть вопреки согласованным ещё вечером 5 мая прошлого года условиям проведения мероприятия, которые полностью соответствовали предшествующим февральским зимним акциям, всё было согласовано. Ночью органы правопорядка отменяют это решение, и когда стотысячная колонна манифестации подошла к Болотной площади, там оказался вместо 150 метров поворот на  Болотную площадь 15 метров. В докладе всё это описывается, в том числе данные, которые приводили сами полицейские. Они даже сами наивно удивлялись: «А что вы нам претензии такие предъявляете? Да, мы захотели и изменили», они даже не понимают, что есть закон, который говорит о согласовании условий. Они говорят: «Да, мы изменили», наивно признаются в этом.

Белоголовцев: Сегодня Ольга Костина из Общественной палаты указывает, что даже если согласиться с некоторыми положениями доклада, довольно сложно объяснить два факта. Это, во-первых, массовая усадка людей на асфальт, когда люди сели и продолжали сидеть, и второе -  прорыв цепи ОМОНа, который довольно сложно отрицать, потому что он был. Как вот эти два обстоятельства объясняются в докладе?

Касьянов: Идёт массовая манифестация, 100 тысяч человек, вместо 150 метров, в которые должны уместиться, остаётся 15 метров. Кто-то попадает в эти 15 метров и проходит, а большинство не может пройти, потому что упирается в цепи ОМОНа, начинается давка. Цепи ОМОНа, которые незаконным образом были сдвинуты к мосту, спровоцировали давку. У людей есть реальное ощущение опасности, они начинают протестовать: «Почему вы к нам так относитесь? Почему вы нарушаете всё то, что ещё вчера было согласовано?». И как одна из форм – кто-то сел, кто-то кричал, это всё находится в нормальной логике психического состояния людей возбуждённых, которые шли с детьми, с цветами, шли в этот тёплый майский день, шли, демонстрируя свою неприязнь к одному и поддержку к другому, а с ними так вот поступили. Поэтому ничего здесь такого из ряда вон выходящего нет.

Белоголовцев: Как быть с правилом цепи ОМОНа?

Касьянов: Когда началось давление, кто-то кидал, хотя там кидали провокаторы, есть свидетельства, как они туда запускались со стороны полиции, и в сторону полиции кидали камни. Кто-то кидал тоже, кто-то бросил лимон, кто-то бросил яблоко, потом было возбуждение, когда людей давят и людей избивают, конечно, были действия по самозащите и желанию выскочить.  Люди не могли вообще никуда уйти – всё было оцеплено и всё было зажато, даже тот, кто хотел уйти оттуда, из этой ситуации. Потом были ничем немотивированные избиения, просто из толпы выдёргивали людей, которые ничего не делали, и избивали.

Белоголовцев: Насколько ваша работа может быть полезна тем, кто уже сейчас находится в СИЗО в рамках «Болотного дела»?

Касьянов: Общественное расследование не связано с тем, что происходит в следственных органах сегодня. Отмечу, что там нет ни одного фактора, ни одного свидетельского показания, никто не разрешает их представить, которые формировали какое-то мнение против мнения следствия, одни полицейские.

Белоголовцев: Банально кто-нибудь из адвокатов «узников Болотной» обращался к вам или оказывал помощь с освидетельствованием в суде, с предоставлением видео-материалов?

Касьянов: Адвокаты, которые задействованы в деле по защите обвиняемых активистов, не участвуют в комиссии и не являлись частью общественного расследования, но они знакомы, сейчас имеют возможность ознакомиться. И многие нам высказывались, что да, там есть материалы, которые будут полезны им в той формальной защите, в тех делах, которые сегодня сфабрикованы в отношении их подзащитных. Это полезно и для этого. Первое – общественное мнение, люди должны знать, что было, второе – конечно, мы должны солидаризироваться и помочь тем людям, которые безвинно сидят в тюрьме уже почти год. У многих уже со здоровьем проблемы, там есть  молодой человек, Кавказский, и он уже на 20 килограмм поправился за это время, тюремщики его уже боятся, в больницу, слава Богу, поместили, потому что у молодых людей начинаются проблемы со здоровьем. Конечно, мы должны попытаться этих людей вытащить из тюрьмы, потому что они не повинны ни в чём.

Белоголовцев: Действительно, там история Акименкова…

Касьянов: И история Кривого, которого за цветок избили дубинками.

Белоголовцев: Удалось вам услышать реакцию на ваш доклад со стороны, возможно, сотрудников правоохранительных органов?

Касьянов: Пока этот доклад только вчера-сегодня начал появляться у других, поэтому реакции мы не слышали, только то, что сегодня было в эфире и у вас, и на радио, о том, что некоторые представители Общественной палаты и где-то ещё уже начинают высказывать недовольство, хотя соглашаются со многими факторами. Там важны ещё предположения, у комиссии есть собственные предположения о том, какая же была мотивация власти.

Белоголовцев: Какая?

Касьянов: Мотивация была простая, что Владимир Путин и вся его команда решили 6 мая закрыть тему выборов  и всех манифестаций. Вы помните, что после этого Путин много раз говорил: «Мы понимаем демонстрации, мы уважаем людей протестующих, но выборы закончились, прошу всех прекратить вообще всё, что можно». Продемонстрировать то, что люди безоружные, и они не могут противодействовать власти, в том числе, ещё некая личная озлобленность, поскольку это было в преддверии инаугурации. Конечно, в совокупности факторов, это было очень нервное состояние. Органы правопорядка, я знаю просто, получили премии и вознаграждения и огромную благодарность от Путина за то, что день инаугурации и предшествующие события прошли должным образом. Есть даже доклад полиции по дню 6 мая, наверх доклад, где было написано: органами правопорядка были предприняты все меры, никаких инцидентов 6 мая не происходило, пересчитано, сколько было флагов каждой партии, органы правопорядка предприняли всё необходимое и должным образом провели эти операции, и никаких инцидентов не было.  Какие массовые беспорядки? Говорят, что никаких инцидентов не было.

Белоголовцев: По поводу провокаторов, очень много говорилось об этом. Удалось понять, сколько примерно их было, когда и откуда появились, чем занимались, куда потом исчезли, были ли задержаны, кому могли быть полезными и так далее?

Касьянов: Есть свидетельства людей, которые могут дать показания в суде о том, что расступалась цепь ОМОНа, из неё выбегали люди в масках, одетые в чёрное, в такие полуспортивные костюмы, забегали за 2-3 ряда протестующих, подталкивали их: давайте-давайте, прорывайтесь. Бросали камни, а потом снова убегали, так же ОМОН так расступался, и они убегали. Таких несколько свидетельских показаний есть.

Белоголовцев: Я не был в местах, где ОМОН соприкасался с людьми, но я просто пытаюсь себе технологически представить, если я стою во втором-третьем ряду напротив ОМОНа, я вижу человека, который оттуда выбегает, бежит в мою сторону в толпу, то я, как минимум, на это отреагирую недружелюбным образом. Мне кажется, такого человека воспримут сразу, как провокатора, и минимум – попросят его удалиться, а максимум – человек сразу получит встречный удар при движении.

Касьянов: Поскольку люди мирные, удар они не получали, но эти нарекания и такое отношение к ним, конечно, оно было моментальным. Но факт провокации был осуществлён вне зависимости от того, как реагировали те три ряда, за которыми вставали провокаторы. Вопрос не в том, как люди реагируют, вопрос в том, что эти действия полицией были зафиксировано как будто бы действия демонстрантов.

Белоголовцев: То есть эти провокаторы есть и на видео?

Касьянов: Есть.

Белоголовцев: Мне кажется, что я в каком бы угаре не находился, я не буду такого человека воспринимать.

Касьянов: Не будете воспринимать, но факт призывов отфиксирован.

Белоголовцев: Есть даже видео, где слышны призывы их?

Касьянов: Я не могу сейчас точно вспомнить, что на видео, но есть точные свидетельские показания, и люди готовы дать показания в суде. 

Белоголовцев: Если есть серьёзный массив свидетельских показаний, информации, есть ли возможность учитывать всё это в суде? Насколько это реально может помочь уже на следующем этапе процесса?

Касьянов: Во-первых, сейчас члены Общественной комиссии, которые сейчас завершили расследование в соответствии с нашими законами, они напишут обращение к генеральному прокурору и руководителю СК  о том, что вот они, факты преступлений, с требованием предпринять соответствующие меры по расследованию действий полиции, которая многократно нарушила права этих граждан. Было непропорциональное применение сил, не говоря уже о самой провокационности ОМОНовских цепей, и многое другое. Это первое.

Второе – по закону и генпрокурор, и руководитель СК обязаны на это реагировать. Когда начнётся суд, будут проведены параллельные слушания этой комиссии, разбирательства по каждому факту из тех активистов, которые сегодня сидят в тюрьме, которые скоро будут преданы суду, как мы понимаем. Поэтому параллельно  общественность будет делать всё для того, чтобы государственной пропаганде не удалось создать впечатление, что всё это было организовано и все нарушения были сделаны демонстрантами. Это не так, это ложь, и на это есть все основания. Факты, которые изучены, дают возможность сделать совершенно однозначные выводы. Общественность должна знать, что делает власть в отношении людей, которые используют свои конституционные  права, защищая свои права.

Белоголовцев: Один из самых болезненных моментов «Болотного дела» сейчас, как мне кажется – то, что существует довольно большое количество очевидных свидетельств, когда демонстранты, опускаем причины, действительно совершали насильственные акты в отношении ОМОНа, в отношении власти. Есть видео соприкосновения с ОМОНом, на этих видео зачастую довольно просто опознать человека, что и происходило с некоторыми из тех, кто сейчас находится за решёткой. При этом в процессе сейчас нет ни одного представителя правоохранительных органов. Удалось ли вашей комиссии, так или иначе, если не установить личность каких-то сотрудников правоохранительных органов, то создать условия для того, чтобы можно было, так или иначе, различить кого-то из людей, начальников, понять, из какой части, из какого батальона человек?

Касьянов: На этой стадии комиссией задачи такие не формулировались, комиссия этим не занималась. Более того, нет специального рассмотрения по каждому обвиняемому, не говоря уже о тех, кто должен был также быть под следствием в отношении применения силы, я имею в виду со стороны полиции. Эта задача не ставилась. Сегодня выводы комиссии сделаны о том, были ли это массовые беспорядки, как вела себя полиция, какое прямое отношение она имеет к тому, что произошло. Следующий этап, когда начнётся официальное судебное разбирательство, то будет и общественное, тогда будут появляться конкретные фамилии обвиняемых и конкретные фамилии тех, кто должен был бы стать обвиняемым, в связи с тем или иным инцидентом, который происходил на Болотной. Это следующий этап, более того, я уверен, что по итогам следующего этапа будет составлен некий список нарушителей, отъявленных нарушителей прав человека по делу 6 мая. Такой «список позора».

Белоголовцев: Есть ли задача у вас довести его до законодательного воплощения, как аналог «списка Магнитского»?

Касьянов: Это будет комиссия рассматривать, какие следующие шаги, но то, что обращение в Европейский суд по правам человека будет сделано, это уже решение такое обсуждается, оно практически принято. Какие-то ещё дополнительные меры? Поживём – увидим, что называется.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.