Срочно
Истребитель Су-33 разбился при посадке на крейсер «Адмирал Кузнецов»
5 декабря
7 992

Ян, снимающий смерть. Военный фотограф Граруп о своей номинации «Спортивный обзор» в конкурсе World Press Photo

Кофе-брейк
28 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
Искусство

Комментарии

Скрыть
Финал конкурса фотожурналистики World Press Photo в 56-й раз прошел в феврале в Амстердаме, и с 29 мая победившие в этом году работы можно будет увидеть в Москве. В преддверии открытия выставки Юлия Таратута поговорила с победителем в номинации «Спортивный обзор», фотографом Яном Грарупом. 
Таратута: Ваш снимок как будто находится между темами. С одной стороны, это социальная политика, это война, а с другой стороны, это спорт. Расскажите, что это за снимок?

Граруп: Во-первых, мне очень нравится, что вы именно так видите мою фотографию. Многие люди воспринимают это либо как историю про войну, либо как историю про спорт. Но, на мой взгляд, эта фотография действительно между двух категорий, это женщины, которые живут в военной зоне и занимаются спортом. Поэтому я рассказываю историю о правах женщин, о женщинах, которые борются против религии, о женщинах, которые борются за свои права, о женщинах, которые борются с мужчинами за то, что они хотят.

Таратута: Насколько впервые с вами случилось проникновение в тему прав женщин? Вы вообще военный репортёр, вы оказываетесь в горячих точках – это жанр вашей жизни.

Граруп: Я очень много по всему миру работал с правами женщин, но что было интересно в этом случае, именно в этой работе – что женщины были очень молоды и полны смелости. Чем особенно они мне нравились – у меня создалось впечатление, что им всё равно, несмотря на то, что для них западный журналист представлял опасность в такой горячей стране, как Сомали. Женщины мне говорили: «Два раза убить нас не могут, поэтому, пожалуйста, фотографируйте».

Таратута: А как вам кажется, женщина должна быть где? Очень много споров у нас на тему, сколько должно быть женщин в политике…

Граруп: Мне кажется, что я часто встречаю женщин в любых ситуациях, занимающихся любыми делами. Даже в моей профессии самые лучшие военные фотографы – это женщины, потому что у них другая перспектива.

Таратута: Какая?

Граруп: Я думаю, что у женщин более интимный взгляд, они более эмоциональны, они смотрят не на бомбы, не на оружие, не на винтовки, их фотография позволяет посмотреть очень близко на людей, которые живут в горячих точках. Поэтому такая фотография намного интересней, она рассказывает нам историю, которая может затронуть наши с вами души в повседневной жизни.

Таратута: Вы говорите вещь, которая у меня очень многим отзывается, поскольку в России очень много военных репортёров, работающих в горячих точках, это женщины. К сожалению, часто именно женщины оказываются под прицелом и орудия, и криминала. У нас одна из самых известных журналисток в России, Анна Политковская, был убита. Она всю жизнь журналистскую провела в горячих точках. Женщин в этой профессии много. Вы часто снимаете смерть?

Граруп: Да, часто, к сожалению, часто. Я видел очень много убитых людей, я видел очень много мёртвых детей, на меня это оказывает огромное влияние, у меня самого четверо детей. Мне кажется, моя работа в горячих точках стала более честной, более искренней, когда я стал сам отцом, потому что, став отцом, я получил более личный взгляд, более личную перспективу на то, что происходит. Именно поэтому женщины, которые работают в горячих точках, женщины, которые работают в разных сферах, они смотрят на вещи с несколько другой стороны. У них уникальная перспектива, перспектива невероятно важная для всего мира в целом.

Таратута: Когда вы снимаете смерть, когда вы снимаете катастрофу, трагедию, существует ли конфликт фотографа, что нужно делать: снимать в момент, когда что-то происходит, или внедряться в саму реальность, начинать помогать людям, как-то включаться в жизнь?

Граруп: Если у меня есть возможность помочь, я всегда постараюсь помочь. Я ведь в первую очередь человек, а не фотограф, поэтому если я могу чем-то помочь, я обязательно помогу. Очень много раз я приносил детей в больницы в тех ситуациях, когда я действительно мог что-то сделать, но в итоге я – фотограф, поэтому моя основная роль – это задокументировать то, что я вижу, чтобы люди в остальном мире понимали, что происходит, чтобы они могли это увидеть. Неважно, что происходит, будь то землетрясение, война или что-то ещё.

Таратута: Но ведь это всегда конфликт жизни и искусства, сам предмет искусства, остриё, накал в том, когда вы фиксируете момент трагедии, как ни крути, таким образом, вы не можете быть в двух точках одновременно – и внутри трагедии, и вне её. Что вы выбираете в таком случае?

Граруп: Я бы предпочёл, чтобы обо мне говорили, как о человеке, который пытается что-то изменить, человек, который эмоционально вовлечён, а не просто фотограф. Я не просто художник, я – человек, который рассказывает истории, поэтому я надеюсь, что это будут помнить обо мне и о моих фотографиях, что этот человек рассказывал истории, а не просто был художником.

Таратута: Вы говорите, что вы рассказываете истории, расскажите нам самую важную для вас.

Граруп: Очень хороший вопрос. Я бы сказал, что одна из важнейших историй – это рассказ о геноциде в Руанде, о том, что произошло. Я никогда не видел такое количество жестокости, как в Руанде в 1994 году. Человечество может быть очень жестоким, несмотря на весь запас любви, который у нас есть, у нас есть огромный запас жестокости.

Таратута: При каких обстоятельствах, по вашим ощущениям, сделано лучшее ваше фото?

Граруп: Я не могу сказать, что у меня есть одна самая любимая фотография. Мои фотографии разговаривают с людьми, поэтому качественный фотожурнализм не даёт ответов на вопросы, он эти вопросы задаёт. Он даёт вам возможность задуматься над тем, почему женщины в Сомали играют в баскетбол. Эта рефлексия, то, что вы думаете о ситуации, это и делает фотографию хорошей и качественной. Поэтому когда я делаю фотографии в России или в США, я заставляю людей подумать о ситуации, если это так, значит, фотография моя хорошая.

Таратута: Вы побывали во многих горячих точках. Вы когда-нибудь становитесь на чью-либо сторону, условно, сербы-албанцы, Палестина-Израиль?

Граруп: У меня есть, конечно же, политические убеждения, но я стараюсь сделать так, чтобы мои убеждения политические не были препятствием для той истории, которую я рассказываю в фотографиях. Это может быть очень сложным, поэтому если кто-то говорит, что фотожурнализм – это объективное искусство, они вас обманывают. Всё зависит от того, чьи глаза смотрят на ситуацию, чьи глаза смотрят на картинку. Поэтому если мы говорим, что фотография – это правда и только правда, это не так. Всё зависит от того человека, который смотрит на объект. Я не пытаюсь продвигать какую-то политическую позицию, я пытаюсь показать людям историю, чтобы они могли посмотреть на неё, прочитать подпись к фотографии и принять свои собственные решения.

Таратута: А что сейчас в моде, что пользуется наибольшим спросом в мировой фотографии? Нужна война, нужны глаза со слезами, трагедия или совсем иное?

Граруп: Война всегда привлекала большое количество фотографов, но помимо войны есть ещё большое количество историй. Это моя восьмая награда в конкурсе World Press Photo, поэтому те деньги, которые я получил, я отдал баскетболисткам из Сомали, чтобы они продолжали играть в баскетбол и стали хорошими игроками, потому что пока они игроки не очень хорошие, им не удаётся тренироваться. Поэтому я надеюсь, что они смогут добиться мастерства. Я вернусь в Сомали для того, чтобы написать книгу. В этом и заключается моя цель, что касается получения награды в этом году. Я надеюсь, что люди будут продолжать наблюдать за этими баскетболистками.

Таратута: И всё же, что лучше продаётся – счастье или горе?

Граруп: Всегда счастье. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.