«Никакой отдачи от государства все равно не будет»: почему подпольные кондитеры и парикмахеры скрываются от налоговой

28 апреля 2018 Дарья Жук
12 003

На этой неделе Муслима Латыпова, которой принадлежит торговая сеть домашней еды «Бахетле», пожаловалась президенту Татарстана на нечестную конкуренцию со стороны самозанятых — мол, отбирают обороты у ее компании, не отвечают за качество и не платят налогов. Год назад Дума приняла закон о самозанятых — их в России несколько десятков миллионов — чтобы их посчитать и зарегистрировать. Цель понятна — вывести из тени всех нянь, репетиторов, сиделок, кондитеров и домашних коучей. Но те в налоговую не спешат. Почему — выясняла Дарья Жук.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

Анна Чайка с двумя высшими образованиями — соцфак МГУ и высшая школа телевидения МГУ, — никогда не думала, что ее карьера будет строиться на тортиках. Уйдя в декрет после магистратуры, она заскучала и вспомнила детство.

Анна Чайка, кондитер, домохозяйка: Началось все с того, что мне было лет восемь, я сделала торт маме и бабушке на 8 марта. Я создала страничку в инстаграме, и в эту же ночь у меня был первый заказ.

Первый миллион пока не заработан. Торты с голубикой уводят практически в ноль, а закупать ингредиенты оптом у мамы шестимесячного Феди нет времени.

Муслима Латыпова, депутат: «В соцсетях они заполонили. Для нас добросовестных этот бизнес нелегальный забирает объемы. Кто же будет бюджет пополнять? Вот где через соцсети реализуется продукция, есть резерв для пополнения бюджета».

Бизнес-леди и депутату Госсовета Татарстана Муслиме Латыповой обидно за дело и тревожно за страну. Чего это мамочки повадились продавать свои тортики в инстаграмах? И почему их никто не проверяет? Владелица крупной торговой сети «Бахэтле», у которой в 2017 году упали доходы и закрылось несколько магазинов, пожаловалась президенту Татарстана на недобросовестную конкуренцию. И кажется, Минниханов ее услышал.

Рустам Минниханов, президент Татарстана: «Если вы делаете самогон и угощаете соседей, не проблема. Если продаете, у вас проблема. Торты если вместе кушаете, ничего страшного. Ну, а если продаете… Надо найти форму, занять мамочек, которые находятся дома. Может организовать технопарк, куда они смогут прийти поработать».

Ане Чайке в технопарк идти некогда. Все свободное время занимает ребенок. Но разве ее обороты могут помешать крупному бизнесу?

Анна Чайка, кондитер, домохозяйка: Ей мешают зарабатывать деньги такие кондитеры? Ну это смешно!

Александра, тату-мастер, репетитор по английскому языку: Еще в школьные годы я закончила худ-школу и вообще хотела поступать на промышленный дизайн.

Выпускница московского педа с двумя языками не собиралась становиться тату-мастером — родители-эпидемиологи мечтали о другой карьере для дочери. Но после инъяза Саша решила работать сама на себя — давать частные уроки английского и набивать тату.

Александра, тату-мастер, репетитор по английскому языку: В Электростали очень плохо с работой. У нас в соседнем городе Ногинске нет свободных рабочих мест в салоне. А в Москву мне ехать не особо удобно. Только на электричку уходит много времени.

Таких как Анна и Саша называют самозанятыми. Репетиторы, няни, кондитеры, маникюрщицы. Правительство давно задумалось о том, что всех их надо найти и посчитать. По разным оценкам так называемых самозанятых в России — от 12 до 40 миллионов.

Сергей Селеев: «По хорошему, самозанятые — это онанисты».

Эксперт фонда социальных исследований «Хамовники» Сергей Селяев подыскивает подходящую метафору, чтобы объяснить, кто такие самозанятые.

Сергей Селеев, эксперт Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники»: Онанисты — это самозанятые, люди занимаются сами собой. Все остальные, с точки зрения экономической деятельности, непонятно кто такие. То есть с точки зрения государства описать самозанятых вообще не получится.

Несколько лет назад правительство спохватилось, что вся эта армия нянь, репетиторов и домработниц не регистрируется как индивидуальные предприниматели и ничего не платит в казну. И вот год назад появился закон о самозанятых. До конца 2019 налоги им можно не платить, а вот зарегистрироваться — надо.

Сергей Селеев, эксперт Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники»: Вы ведь не будете утверждать что у нас сегодня в России 300 репетиторов, 500 нянь. Их гораздо больше, но люди не спешат заявлять о себе, регистрироваться где-то, поскольку не доверяют государству.

Анна Чайка, кондитер, домохозяйка: Но я не могу сказать, что мой доход такой большой, что государство нуждается в моих грошах, которые я буду отчислять на налоги.

Тату-мастер Саша считает, что не обязана делиться с государством теми деньгами, которые она заработала дома.

Денис Кутергин — сооснователь популярного сервиса YouDo, где можно заказать любую услугу — от эпиляции до урока брейкданса. В прошлом году к нему неожиданно постучались из налоговой. Оказалось, что пришли за советом.

Денис Кутергин, основатель сервиса YouDo: Сами чиновники обратились к нам за определенной информацией, задавали вопросы. И то, что я слышал из этих вопросов, что все-таки, их главная цель — это непросто, с точки зрения фискальной нагрузки, затянуть гайки и последние деньги из населения вытянуть, а их главная цель — создать определенные мотиваторы, чтобы населению это оказалось выгодно.

К Кате Прохорцевой Дарья Жук пришла, что найти свою внутреннюю женщину и помирить ее с внутренним мужчиной. Давно хотела. Оказалось, что Катя помогла уже сотням таких как она. Сама девушка не знает, как точно назвать то, чем она занимается.

Екатерина Прохорцева, коуч: В основном пишут: «Катя, спасибо вы волшебница». Я уже думала, может, визитку такую сделать

Волшебницей Катя стала после кризиса в 2008, когда развалился ее рекламный бизнес. Тогда же наступил и личный кризис.

Екатерина Прохорцева, коуч: Все было хорошо. Потом 2008 год, банк разорился. У меня было все: Был бизнес, самый прекраснейший мужчина. У меня есть деньги, бриллианты, прекрасный секс, красивейший мужчина. А меня прям тошнило от всего, и я уехала в Индию искать, в чем прикол.

Прохорцева зарегистрировала ИП и платит налоги за популярные вебинары и семинары, часть денег отдает на благотворительность. Но помимо них она ведет личный прием. Зачем ей платить за то, чем ты занимаешься дома и как налоговая будет следить за жизнью, ей не очень понятно.

Екатерина Прохорцева, коуч: «Я не представляю… Что, кассу поставят в квартире? Это будет как в коммунизме. Если настучат, то будет. Не настучали, ты живешь».

Социолог Сергей Селяев вообще уверен, что идея центра посчитать самозанятых обречена на провал. Особенно, в регионах.

Сергей Селеев, эксперт Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники»: Кроме федеральной власти, которая видит в этом источник ресурсов теневой такой, все остальные игроки — самозанятые, гаражники, местные власти на уровне района, муниципалитета, — они просто не заинтересованы в текущем положении. Это чревато, во-первых, ростом социальной напряженности на территории, и весь гнев народа, которого они будут записывать в самозанятые, упадет на них, на местных чиновников. Зачем им это нужно?

Ввести шестипроцентный налог на самозанятых в правительстве придумали для того, чтобы пополнить дырку в бюджете. Жирные нефтяные годы давно в прошлом, а новых — что-то не видно.

Сергей Селеев, эксперт Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники»: Путин сказал выводить из тени, значит надо выводить из тени. Самозанятые — они довольно самодостаточны, зарабатывают деньги на себя, на семью, соответственно не хотят ввязываться в дела с государством.

Самодостаточные люди-невидимки, которые работают сами на себя и не нуждаются в государстве, кажутся ему неконтролируемыми, а потому потенциально опасными.

Екатерина Прохорцева, коуч: «Это контроль. Все что нужно государство — это контроль».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю