Дарья Жук

Как девушки-карлики становятся моделями, актрисами и рожают детей.
«Я отец — дети мои». Как древние традиции навсегда разлучают матерей и детей в Чечне
«Для суда он хороший отец». Как сейчас живет Маргарита Грачева, которой муж отрубил руки из ревности
Их унижала Собчак и увольнял «Аэрофлот». Как живут сейчас полные стюардессы?
«Младший думает, что мама работает. Он же не понимает, что это тюрьма». Каково это — ждать жену из колонии
Роды в наручниках и кормление по звонку: рассказы матерей-уголовниц, которые рожают и воспитывают детей в тюрьмах
«Говорят, нас надо убить. А потом платят, чтобы мы их унизили в сексе»: как трансгендеры выживают в консервативной Армении
Секс по принуждению. Как в Россию завозят рабынь из Африки, и кто их спасает?
«В 17 мы были уже старушки». Юные пенсионерки о том, как жить после Большого театра и большого спорта
«Не любила детей с детства»: как РПЦ и родители преследуют чайлдфри в России
Россия 18+. От похищенных невест и многоженства до свободных отношений. Как любят в стране, где сексуальной революции страшатся больше оранжевой?
Исповеди похищенных невест. Как крадут девушек на Кавказе, и почему это не преступление