Дарья Жук

Как IKEA, Александр Васильев и Алена Водонаева пострадали от феминисток? Антология предрассудков
Новый взгляд на «Простоквашино», «Русалочку» и «Аленький цветочек»: в знаменитых мультфильмах нашли сексизм и унижения
Фейковые семьи. Как рекламная индустрия выдумала идеальные семьи, о которых теперь мечтают Милонов и Яровая?
Бабья деревня в эпоху феминизма. Жизнь села под Тверью, где женщины рулят, а мужики доят.
БДСМ, фут-фетиш, порка. Профессиональная доминатрикс делится секретами сексуальных игр
Как крошечные женщины становятся моделями, актрисами и рожают детей.
«Я отец — дети мои». Как древние традиции навсегда разлучают матерей и детей в Чечне
«Для суда он хороший отец». Как сейчас живет Маргарита Грачева, которой муж отрубил руки из ревности
Их унижала Собчак и увольнял «Аэрофлот». Как живут сейчас полные стюардессы?
«Младший думает, что мама работает. Он же не понимает, что это тюрьма». Каково это — ждать жену из колонии
Роды в наручниках и кормление по звонку: рассказы матерей-уголовниц, которые рожают и воспитывают детей в тюрьмах
«Говорят, нас надо убить. А потом платят, чтобы мы их унизили в сексе»: как трансгендеры выживают в консервативной Армении