Как нас будут лечить российским

Павел Лобков и онколог Алексей Масчан любуются новинками медицинского импортозамещения
12 248 0

Первым бить тревогу стал детский онколог из центра Димы Рогачева Алексей Масчан. Мы с ним отправились на выставку, посвященную именно импортозамещению в медицине. И нашли там изделия, не имеющие аналогов в мире

Лобков: «Третий лишний» ― что за постановление?

Масчан: «Третий лишний» ― это если для государственного учреждения на конкурс по медицинским закупкам, по препаратам выходят как минимум два отечественных препарата, то импортный препарат отвергается с порога.

Лобков: А томографы отечественные есть?

Масчан: Я не видел никогда, не дай бог, чтобы они появились, потому что импортные-то ломаются.

Лобков: В безуспешных попытках найти отечественный томограф нашли что-то похожее. Написано что-то…

Представитель компании: Магнитотурботрон.

Лобков: Это что вообще?

Это аппарат общесистемной магнитотерапии, который относится к направлению физиотерапии.

― При онкологических заболеваниях вся физиотерапия противопоказана, но общая магнитотерапия является показанной.

Масчан: Как практикующему врачу мне, конечно, трудно в это поверить, потому что для пациента с онкологическим заболеванием прежде всего важно лечение основного заболевания, то есть собственно опухоли, каким бы это лечение ни было.

― Никто же не говорит, что нужно оставить только это лечение.

Масчан: Да, я понимаю, что вы не предлагаете этот аппарат как замену другой терапии, а как некую комплиментарную меру, но я почему-то абсолютно уверен, что адекватных клинических исследований этого не было. Я просто знаю качество исследований, которые проводятся у нас в стране. Они все абсолютно недостоверны статистически.

― Это офтальмология. Тут далеко не все аппараты, которые мы производим. В частности, в Европе они отсутствуют полностью.

Лобков: А почему они отсутствуют в Европе?

― Они не признают физиотерапию как науку. У них больше хирургия, потому что это им более выгодно.

Масчан: Когда я это слушаю, очень хочется в это верить. Мелькают красивые фонарики, какое-то секретное производство.

Лобков: Да-да.

Масчан: Есть какие-то, как теперь модно говорить, советские мемы, которые говорят о том, что если что-то было секретно разработано на военных предприятиях, значит, это должно быть что-то суперэффективное. Конечно, серьезно в это верить очень трудно, пока это не будет доказано в настоящих сравнительных исследованиях. Если говорить о лекарствах, то все в основном, скажем так, смущенно смотрят в пол, потому что настоящих исследований, конечно, практически никто не делает.

Лобков: Полиоксидоний преподносится всегда как великое достижение нашей промышленности.

Масчан: Это все полная чушь.

Лобков: Причем он иммуномодулятор, детоксикант и антиоксидант, что очень важно.

Масчан: Да-да.

Лобков: Первый признак подобных веществ ― то, что они лечат сразу от всего. У него еще может обнаружиться дальше, естественно, противораковая активность и противовирусная.

Масчан: Как у иммуномодулятора, тоже так же.

Лобков: Замечательная коробка.

Масчан: Я думаю, отечественного в нем только кириллица, потому что и банки ваяются тоже не по нашим лекалам, сырье, скорее всего, закупается из Индии.

Лобков: Я никогда не поверю, что в городе Ставрополе на Чапаевском проезде можно синтезировать действующее вещество.

Масчан: Известно, что 99% всех субстанций закупается именно за рубежом.

Лобков: Это Индия и Китай?

Масчан: Да.

― Торакоскопия, артроскопия, риноскопия, липосакция, всё. Полностью отечественное производство. Все приборы, инструменты ― всё мы сами выпускаем.

Масчан: Экспорт существует у вас, да? Или не очень.

― У нас существует только ближнее зарубежье, СНГ.

Масчан: Когда мы доверяем мировым производителям, это не плата за бренд. Это плата за то, что мы знаем, сколько было вложено в исследования, на каких сотнях пациентов эти исследования проведены, что эти исследования были абсолютно адекватно проанализированы и, наконец, что качество этих препаратов будет поддерживаться все то время, пока эти препараты производятся.

Лобков: Клизмы, мы умеем делать клизмы, да. Это хорошо. Банки вакуумные.

 

Лобков: Есть радостная новость: клизмы там действительно хорошие, ярких расцветок.

Собчак: Да-да, и вакуумные банки. Я всегда помню хорошо, для антицеллюлитного массажа. Знаешь, что интересно? Меня поразил сюжет, когда вы смотрели вот эти светящиеся фонарики от любого заболевания…

Лобков: У которых нет аналогов в мире.

Собчак: Удивительная штука: как раз незадолго до смерти Джуны нам с Антоном Красовским удалось побывать в ее центре, взять у нее интервью. Там тоже все эти фонарики от любого заболевания, от рака. С чем ни придешь ― всё вылечим. Надо сказать, стоит очередь. Люди записываются, сидят, каким-то электромагнитом их облучали. И аналогов нет.

Лобков: Во-первых, идет госпропаганда. Я могу привести пример. «Российская газета» на этой неделе вышла с двумя очень забавными статья. Во-первых, «Российская газета» очень богатая, она существует на деньги налогоплательщиков, как известно. Она собрала круглых стол российских и американских экстрасенсов, тех самых, которые читали мысли Мадлен Олбрайт, о чем в той же самой «Российской газете» рассказывал секретарь Совбеза Патрушев. И вот они обсуждали какие-то свои экстрасенсорные проблемы. Представительный круглый стол героев холодной войны. Но «Российская газета» на этом не остановилась. Она написала прочувственный репортаж о селе в Астраханской области, где обнаружены целебные мироточивые иконы. «Жители собирают маслянистую жидкость в пробирки и исцеляют ими разнообразные недуги», ― пишет «Российская газета».

Собчак: Мне кажется, имея такую информацию, в принципе смешно обсуждать какие-то российские аналоги лекарств.

Лобков: Маслянистая жидкость есть.

Собчак: Мне кажется, что у нас есть несколько мироточивых икон, с которых можно собирать.

Лобков: У нас есть еще персонажи, которые появляются по телевизору и тоже мироточат. От них тоже можно исцелиться.

Смотрите полную версию «Бремени новостей»

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю