Кого разбомбит Трамп после Сирии, кто поведет Россию после Навального и что останется от Милонова

Станислав Белковский — о трех богатырях мировой политики
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

Зачем Алишер Усманов подал в суд на Алексея Навального, что будет с новым законом Виталия Милонова, кто может прийти к власти после Навального и почему геям надо бежать из Чечни. Главный специалист Дождя Станислав Белковский ответил на вопросы зрителей о ситуации в мире и в России.

Монгайт: Давайте начнем с события, которое актуально и вчера, и будет еще более актуально завтра: к нам приезжает господин Тиллерсон.

Белковский: Рекс Тиллерсон.

Монгайт: И приезжает не просто так — приезжает, говорят, с ультиматумом, связанным с нашим участием в сирийской кампании и якобы с поддержкой главы Сирии Башара Асада в его химической атаке, в его инициативе использовать химическое оружие против своих противников. Начнем с того, что мы не знаем, был это Башар Асад или не Башар Асад. Вы как думаете?

Белковский: Ну, конечно, мы этого не знаем, но большинство авторитетных англо-, германо- и франкоязычных СМИ мира утверждают, что все-таки это был Башар Асад. Главное, что еще Министерство обороны России немножко поменяло свою позицию. Изначально утверждалось, что никакой химической атаки не было вообще. Последняя версия, которую озвучивал генерал-майор Конашенков, спикер Министерства обороны, сводилась к тому, что химическая атака все-таки была, но не совсем такая, просто была атака войск Башара Асада на позиции Сирийской свободной армии, то есть объединенных отрядов, противостоящих Асаду и официальному Дамаску, и там повредили склад, на котором находилось химическое оружие. Оппозиционный склад, не склад официальных структур Сирии. Но сам факт, что Министерство обороны немножко отменило свою стартовую жесткую позицию, что химической атаки не было вовсе, что химическое оружие не было задействовано вовсе, в общем, заставляет задуматься над тем, насколько откровенны официальные лица Российской Федерации в этом вопросе.

Монгайт: Откуда у сирийской оппозиции химическое оружие?

Белковский: Это неизвестно. Дело в том, что в 2013 году была достигнута договоренность о том, что химическое оружие, подконтрольное Башару Асаду, то есть официальному режиму Дамаска, перевозится в Российскую Федерацию. Как мы понимаем, это химическое оружие Российской Федерации необходимо как воздух. Но тогда Владимир Владимирович Путин, президент Российской Федерации, как и сейчас, и как уже много лет, исходил из того, что ему могут дать за это Нобелевскую Премию мира, потому что он предотвратил тем самым войну в Сирии, взяв химическое оружие на себя.  И нельзя сказать, что расчет Владимира Путина был абсолютно неправильным, потому что, в конце концов, Нобелевскую Премию мира 2013 года дали за этот сюжет — за предотвращение войны в Сирии. Но дали не Владимиру Путину, а Организации по запрещению химического оружия. Это очень обидело Путина.

Монгайт: То есть это значит, что Путин вывез не все химическое оружие, и поэтому его использует Асад.

Белковский: А, может быть, и не вывез вовсе. Когда он узнал, что ему не дадут Нобелевскую Премию мира за 2013 год, может быть, он вообще остановил вывоз химического оружия, и большая его часть осталась на сирийской территории. А если бы дали Нобелевскую Премию мира, я не первый раз упоминаю эту тему, но поскольку память политиков и журналистов коротка, я все-таки возвращаюсь к ней: если бы это решение было принято, не было бы ни аннексии Крыма, ни войны на юго-востоке Украины. Поэтому, уважаемый Нобелевский комитет, если вы хотите умиротворить какого-то политика с избыточными, с вашей точки зрения, амбициями, дайте эту вашу жалкую Нобелевскую премию. Ее получал уже Евросоюз, кто только не. Я всегда думал, какие-нибудь объекты недвижимости или животные начнут получать Нобелевскую Премию мира? Ну почему бы не дать Нобелевскую Премию мира собаке как биологическому виду? Ведь она столько привнесла в умиротворение человечества, так много дала нам, так утешила нас. Или Шартрскому собору, например? Он так много лет украшал наш взгляд.

Монгайт: Но если действительно химическое оружие не вывезли с территории Сирии, то почему раньше это таким образом не будировало иностранные разведки — американскую или европейскую. 

Белковский: Здесь, конечно, мы должны критиковать немного и американского лидера Дональда Трампа, потому что он немножко зашел в тупик со своей внутренней политикой. Ему так и не удалось фактически реализовать меры против мигрантов, которые он анонсировал в ходе избирательной кампании, его первоначальная версия указов была отменена Верховным судом, вторая версия указов по поводу противодействия нелегальной миграции была частично отменена судами штатов, например, Гавайев. И он пошел на уступки в этих указах, которые изначально не предполагал. Например, все-таки он разрешил въезд на территорию США гражданам всех токсичных стран, которые упомянуты в указах, если у них есть действующие американские визы или грин-карты, то есть вид на жительство.

Потом он пытался отменить Obama Care, систему медицинского обеспечения, которую предложил предыдущий президент Барак Хусейнович Обама. Но когда выяснилось, что 23 млн. американцев останутся без медицинской страховки в результате, то даже контролируемый республиканцами, то есть партией Дональда Трампа, Конгресс не принял этого решения, законопроект Трампа был отозван. В этой ситуации Трамп должен был показать две вещи. Первая: что все-таки он решительный лидер, который может добиваться определенных результатов, если не внутри страны, то на международной арене, и кому, как не Владимиру Путину его понимать в этой ситуации.

Монгайт: Это же абсолютная стратегия Путина.

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера