Путин выжигает обломовщину санкциями, глупость — пенсионной реформой, а интерес к Кремлю — каленым железом

Итоги политического сезона со Станиславом Белковским

Станислав Белковский подводит итоги политического сезона и отвечает на вопросы зрителей в программе «Прямая линия». Обсудили кадровую политику Кремля, Путина и его выгоду от внешних санкций, протестный потенциал пенсионной реформы, запугивание посадками за репосты и дело «Нового величия».

Добрый день, дорогие друзья. Вы смотрите телеканал Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас в эфире «Прямая линия со Станиславом Белковским». Здравствуйте, дорогой Станислав Александрович. Спасибо, что вы с нами.

Здравствуйте, Анна Андреевна.

Задавайте вопросы, Станислав Александрович на все ответит.

И за всех.

Ну, это я не обещаю. И вы тоже обещаний не давайте всуе.

Это элемент религиозной проповеди, Анна Андреевна, то, что вы сейчас сказали.

Это ваши уроки все исключительно. С кем поведешься, знаете ли.

С тем и наберешься. Давайте-давайте, задавайте вопрос.

Бонмотист. Мы анонсировали, что мы будем подводить итоги политического текущего, заканчивающегося сезона. Давайте начнем с кадровой политики тогда, раз уж так мы вопрос ставим.

Кремля?

Кремля, да. Потому что было совершено…

Потому что кадровых политик много. В любой маленькой конторке есть своя кадровая политика.

За все не ответите, Станислав Александрович. Давайте просто ограничимся Кремлем, действительно. Произошло некоторое количество отставок, произошло некоторое количество назначений, произошло некоторое количество оправдавшихся ожиданий каких-то, произошло некоторое количество разочарований и абсолютных сюрпризов. Давайте, я так спрошу, что для вас развивалось по ожидаемому сценарию, и что для вас стало сюрпризом?

Вы знаете, у меня не было ни сюрпризов, ни разочарований, потому что я давно привык к тому, что сама по себе кадровая политика, вот конкретные назначения, не имеют значения. Имеет значение общая логика власти, а она достаточно ясна в каждом ее звене. Это, безусловно, линия Владимира Путина на усугубление санкций, президент заинтересован в том, чтобы санкций было больше, чтобы они были жестче.

Санкции внутри государственных санкций власти, нацеленных на репрессии?

Нет, Владимир Путин вообще не живет внутренней политикой.

Или санкции в том смысле…

Репрессии являются приложением к реакции общества на изменения в окружающем мире.

То есть под санкциями понимаем меры антироссийские…

Мы имеем в виду антироссийские санкции Соединенных Штатов Америки и Евроантлантического мира в целом. И поскольку Владимир Путин исходит, вот этот сезон показал окончательно это, исходит из того, что только в режиме санкций, то есть в режиме аврала, русский народ способен к какой-то последовательной созидательной активности, значит, санкции полезны. Не построили бы мы вовремя никогда стадионы к Чемпионату мира, это не если санкции, это я аналогию провожу, если бы этот Чемпионат мира не имел конкретных сроков. То есть только аврал, некий виртуальный заградотряд, заставляет нас работать. Вот, скажем, никогда сельское хозяйство мы бы снова не подняли, если бы не ввели контрзапрет на импорт продовольствия.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю