Черты эпохи позднего Путина: Матвиенко как преемник, Колокольцев как спаситель его дочери, Зеленский как главный антагонист

Эпоха Белковского продолжается, а Россия все больше походит на Зимбабве

Новый выпуск «Эпохи Белковского» на Дожде. Обсудили кандидатов в преемники Владимира Путина, роль «плохого парня», которую удачно сыграл Сергей Собянин во время московских протестов за честные выборы, политический портрет Владимира Зеленского, а также спасение дочери Путина, которое привело к повышению Владимира Колокольцева. 

Мы продолжаем наш проект «Эпоха Белковского». Я Максим Гликин, и наш главный эксперт Дождя, главный специалист Дождя Станислав Белковский, а это телевизионная книга, мы пытаемся писать летопись эпохи, диктовать, точнее, ее как будущую книгу для потомков, прежде всего на них мы ориентируемся, но и для вас. Мы пытаемся в текущих событиях угадать черты эпохи, понять, что важного мы должны уяснить сегодня, чем она, эта эпоха, может запомниться для всех нас.

Вы сказали, Максим, что мы ориентируемся на потомков и на нынешних зрителей телеканала Дождь. Я хочу сказать, что по возрасту многие зрители телеканала Дождь относятся к категории наших с вами потомков, поэтому это пересекающиеся множества. То есть мы апеллируем к тем людям, которые будут править Россией завтра, когда не будет не только Владимира Владимировича Путина, но и нас с Максимом.

Есть ли сейчас еще такой проект, как вернуться к варианту с Медведевым, такой пересадки, рокировки?

Нет, я думаю, что рокировки медведевского типа уже не будет. Хотя Путин индуктивист, и он верит в те сценарии, которые были успешными в прошлом, но нет, хотя бы потому, что Владимир Владимирович вряд ли снова хочет быть премьером. Эта должность оказалась для него тогда слишком обременительной, он совершенно не хочет руководить экономикой, особенно после 2014 года, когда он ощутил себя фигурой глобально исторического масштаба, если не первым человеком в истории после Юлия Цезаря, то и не вторым. Поэтому он не может быть вторым лицом в государстве. Я скорее поставил бы на… Во-первых, я ничего ставить не собираюсь, у меня ничего и нету, но скорее я бы считал вероятным казахстанский сценарий транзита, тем более, что, во-первых, он уже реализуется, в ближайшие несколько лет можно посмотреть, сработало ли все правильно. Казахстанский сценарий как раз состоит в том, что великий вождь формально уходит с президентского поста, но при этом остается главой Совета безопасности, и под контроль Совета безопасности переходят все силовые структуры. С учетом повышенного и болезненного интереса Владимира Владимировича Путина к безопасности, это то, что ему надо. Редут, который он никогда не может сдать, это контроль над силовыми структурами. Если Совет безопасности будет назначать руководство силовиков и контролировать их, это в принципе Путина может устроить, и ради этого он может пожертвовать контролем над экономической политикой. Тем более, неформально он и так экономику контролирует через де-факто близкие к нему корпорации, типа «Газпрома», «Роснефти». Правильно, он же сохранит влияние на эти корпорации? Сохранит. А если кто-то из топ-менеджеров этих корпораций будет выпендриваться, то силовики.

То для этого есть Совет безопасности.

И Совет безопасности, и есть тонны компромата, который есть на каждого.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа