«Местные нас поддерживают пятьдесят на пятьдесят». Разговор с директором магазина из Москвы, который стал донецким диверсантом

Новости
23 ноября 2014
32 187
29
Поделиться

За полгода на Донбасс, по данным самопровозглашенной «Донецкой народной республики», приехало около 35 тысяч добровольцев из России. Украина и страны Запада утверждают, что в конфликте участвуют регулярные российские войска: так, согласно последнему заявлению министра обороны Украины, на востоке страны может находиться не менее 7,5 тысяч военных из России; Москва последовательно отметает подобные обвинения. Корреспондент Дождя встретился в Москве с приехавшим в отпуск бойцом одной из разведывательно-диверсионных групп «ДНР», чтобы узнать его мнение о том, кто и за что воюет в Донецке и окрестностях.

В окрестностях донецкого аэропорта. Ноябрь. Фото предоставлено собеседником

Откуда ты и чем занимался раньше?

Все мое поколение из Дагестана, я сам родился и жил в Ставрополе. Семнадцать лет моей жизни прошли там. Далее пытался получать высшее образование, но как-то не сложилось, и в 19 лет пошел в армию — с детства мечтал быть военным. На десятом месяце срочной службы подписал контракт и поехал проходить службу во Внутренних войсках на Северный Кавказ. Это был 2008 год. То, что произошло в Осетии, меня очень сильно сподвигло на то, чтобы подписать контракт, потому что я считал и считаю, что это мужской долг — коли есть желание посодействовать в этом деле...

Сколько ты служил?

Три года с учетом срочной службы — с 2007 по 2010 год.

Чем потом занимался?

Переехал в Москву, работал директором розничного магазина.

Почему ты решил ехать на Донбасс?

Это зернышко, которое было в голове с детства. Наблюдал советские фильмы о том, что творилось во время Великой Отечественной войны, как народ страдал и как боролся с этим, это влияло на подсознание. Ну, и задевает несправедливость — когда слабых обижают, я всегда заступаюсь, стараюсь, по крайней мере.

А как Великая Отечественная связана с конфликтом в Украине?

Получается так, что Украина забыла, кто и какой ценой освобождал от оккупантов в те времена общую территорию, и сейчас под эгидой тех же знамен пытается очернить те времена. Забыли, почему люди отдали жизни, почему у них теперь мирное небо над головой.

Когда ты впервые попал на восток Украины?

В конце августа.

Как пересекал границу?

Как обычный гражданин, через пункт пропуска в Ростовской области.

Когда ты ехал туда, ты уже знал, к кому едешь, у тебя там кто-то был?

Ну, это, так сказать, правило трех рукопожатий — через одного, второго, третьего дошел до того человека, который уже проинформирован в ситуации, которая происходит там, и этот человек сопутствовал мне в том, чтобы я попал именно в то подразделение.

Когда и как оно было сформировано?

Точных подробностей не знаю. Стечение обстоятельств сыграло свою роль: группа людей (как местных, так и добровольцев из России, помимо этого, там были еще и иностранцы) просто собралась вместе, они отбивали атаку вдоль границы, потом их оборона перешла в контрнаступление, и они, собственно, прогнали нацистов так называемых от границы, освободили с десяток населенных пунктов. И, собственно, так и образовалась группа.

Когда это было, летом?

Да.

В окрестностях донецкого аэропорта. Ноябрь. Фото предоставлено собеседником

Когда мы с тобой говорили неделю назад (14 ноября — Дождь) по телефону, я спросил, опасаешься ли ты интереса, скажем так, со стороны российских правоохранительных органов или еще чего-то, когда ты прилетишь в Москву, на что ты уверенно ответил, что нет, это все ерунда. Откуда такая уверенность?

Это не то чтобы уверенность. Чему суждено свершиться — так оно и будет. Так что от этого не стоит бежать, вот и все.

До сих пор признаков чего-то подобного не было?

Я не подаю повода для того, чтобы мной интересовались (правоохранительные органы — Дождь). Я никому не перехожу дорогу, я обычный мирный гражданин страны. Так что у меня на этом основана уверенность просто. У меня грехов как таковых нету, чтобы что-то произошло такое. Покровителей каких-либо тоже у меня нету, связей тоже нету. Самый обычный гражданин.

Тогда же, неделю назад, ты сказал, что в ближайшие дни будешь «в поле», то есть что группа выходит на задание. А какие могут быть диверсионные задания , если сейчас перемирие?

Диверсионных — никаких, это сугубо оборона населенных пунктов, в которых мирные граждане — вот, собственно, и все. Только оборона, ничего более. Никаких наступлений с нашей стороны не было. Просто пытаемся прогнать. У нас строгий приказ не вступать в бой, даже запрет на то, чтобы стреляли. Бывают различные моменты, и приказа надо придерживаться, потому что приказ есть приказ: сказано не стрелять — мы не стреляем. Во время перемирия никакой диверсионной активности не ведем. Но мы не можем просто стоять в стороне и наблюдать за тем, как войска ихние подходят и просто обстреливают, там, поселки, села.

И вы открываете ответный огонь?

Да. В ответ.

То есть с начала сентября, когда наступил режим перемирия, вы ни разу не открывали огонь первыми?

Конечно. Не исполнить приказ в военное время — это тут же расстрел, вот и все. И мы строго придерживаемся этих правил.

С тех пор были потери в подразделении?

Были. Погибших ребят приходилось отправлять к родственникам, такое дело было.

К родственникам куда, в Россию?

В том числе и в Россию.

Какое соотношение по потерям до и после введения перемирия?

До начала перемирия, вроде бы, негласная статистика — это слова людей, которые ведут эту статистику, — один к пяти: один погибший наш боевой товарищ и пять ихних. В этом плане украинские политики скрывают, сколько ребят они просто отправили на смерть. Причем ребят 18-ти, 19-летних отправляют.

А при перемирии соотношение потерь какое?

Сейчас уже не знаю.

Что это было за задание неделю назад?

Сугубо оборона.

В чем она заключается?

Проводим просто разведку. Видим, как ведут себя укропы, основываясь на этом, делаем свои выводы. Неспроста ведь целый полк могут направить к мирному поселку, к обычному населенному пункту, где живут только мирные граждане, и начать разворачивать артиллерию и направлять стволы на мирных граждан?

С другой стороны, недавно стало известно о масштабном перемещении войск на территории, которую контролирует «ДНР», о передвижении колонн военной техники. Ты сам это наблюдал и знаешь, зачем это делается?

Честно говоря, не знаю, я эту, о которой говорят, технику не видел. Мы постоянно в поле, скажем там, так что никаких колонн и ничего сверхъестественного я не видел.

Кому подчиняется ваше подразделение, от кого вы получаете приказы?

Генеральный штаб «ДНР».

С обеих сторон конфликта есть разные группы и подразделения — например, со стороны «ДНР» есть и казаки, и отдельное подразделение с Северного Кавказа...

Ну, по приверженности к тем или иным регионам не вижу смысла приравнивать. Там, в общем-то, сборная со всего мира. Там множество иностранцев — они видят ситуацию, они не могут просто смотреть на это со стороны и приезжают. Яркий пример — это французы, которые были относительно недавно, три месяца назад. Что могло их сподвигнуть к тому, чтобы приехать в другую страну?

Ты их видел? Ты же приехал в конце августа.

Я их не видел, я чуть-чуть позже приехал. Получилось так, что они были в другом подразделении и чуть раньше уехали, вроде бы, точно не помню.

Так вот, была информация о случаях, когда одно подразделение «ДНР» случайно или неслучайно — в результате каких-то внутренних конфликтов, например, из-за контроля над каким-то населенным пунктом, — открывало огонь по другому подразделению «ДНР».

Таких случаев я не видел, более того — не знаю. Не вижу смысла проявлять враждебность друг к другу, дабы просто перейти из одного населенного пункта в другой, освободить третий, пятый, десятый...

Как ты вообще оцениваешь координацию действий между подразделениями?

Слабовато, но она, тем не менее, есть.

То есть такого не может быть, чтобы одни взяли и обстреляли других?

Ну, всякое может быть, но я под такое не попадал.

Твое подразделение было в Донецке?

Все подразделение — нет.

А ты сам?

Да.

Когда в последний раз?

Дня четыре назад.

Ты участвовал в боях за аэропорт?

Нет.

Какая обстановка сейчас в Донецке?

Обстановка там довольно-таки щепетильная. Потому что издалека, из близлежащих поселков, просто-напросто крупнокалиберной артиллерией бьют по городу, и эти взрывы не стихают на протяжение всего дня и ночи. Так постоянно слышны взрывы. Снаряды попадают и в аэропорт, и по жилым кварталам, по центру даже бьют. Для них нет ничего святого — просто возьмут и подорвут роддом, скажем. Для них роддом — это цель, школа и жилой дом — также цель.

Артиллерия «ДНР» работает в Донецке?

Работает… Я полностью утверждать не могу, что, где, как работает, потому что у меня совсем другие задачи. Своими глазами я этого не видел.

Какие задачи стоят перед твоим подразделением?

Это разведка, проведение диверсий.

Диверсии — это что, например?

Застать врасплох врага.

У вашего подразделения есть пленные украинские военные?

У нас когда были пленные, мы их отдавали родителям. Например, если это парнишка-срочник, которого заставили силой пойти на войну.

Как, родители просто приезжали за ними? Свободно проходили через блокпосты?

Да, как обычные граждане. Они и сейчас могут свободно передвигаться. Там не такая уж и мертвая зона, люди живут своей жизнью. К сожалению, мужики проявляют себя как не знаю кто. Они не защищают свою землю. Либо выехали в Россию, получают деньги, которые им предоставляют, и рассказывают о том, какие россияне плохие — вот она, сущность этих мужиков.

В твоем подразделении есть люди из каких стран, кроме России?

Из СНГ, из Сербии, Германии — множество стран.

Численность какая?

Батальон.

Сколько россиян?

Процентов 70-80.

А местные есть?

Да, есть.

А вообще среди бойцов «ДНР» сколько местных, сколько россиян?

Мне кажется, (россиян) больше половины, наверное. Я не утверждаю, но мне так кажется.

В конце августа премьер-министр «ДНР» Александр Захарченко сказал, что среди бойцов есть российские военнослужащие, взявшие отпуска...

(Смеется.) Первый раз такое слышу. Я телевизор редко смотрю.

И тогда же российские десантники якобы случайно пересекли границу, были задержаны и перевезены в Киев. Одновременно сообщалось о раненых и погибших военнослужащих из России.

Ни одного не видел. В принципе, во время отпуска, если логически рассуждать, любой человек может направиться туда, куда ему хочется. Он ведь не писал целое изложение о том, что он хочет сделать, и тому подобное. Он по своей воле, я думаю, пересекал границу и все. Насчет группы десанта я что-то краем уха слышал, но без подробностей. Этой новости я не поверил, проигнорировал ее. Если рассудить логически, вполне возможно, что они пересекли границу, потому что при учениях преодолевают расстояния 30, 40, 100 километров в пешем порядке. Поэтому неудивительно, что они случайно пересекли границу. Ведь ранее как таковой границы между Россией и Украиной не было, потому что это братская земля и не было необходимости в строгом контроле на границе — не строили заборы, не воздвигали ничего. Ну, контролировать контролировали, но, тем не менее, пустошь есть везде.  

Какие виды оружия использует твое подразделение?

Стрелковое оружие, БТРы, минометы, гранатометы — но не очень тяжелые, скажем так.

Откуда все это?

Со складов. При контрнаступлении они просто убегали и оставляли все оружие — склады, всю технику бросали, лишь бы убежать.

Изначально откуда у подразделения оружие?

Не знаю.

Через границу что-либо перевозится?

(Смеется.) Даже наручники невозможно перевезти, не говоря уж о ножах и тому подобном. Сейчас граница очень строго контролируется.

Сейчас? То есть не все это время она контролировалась строго?

Я имею в виду, с начала боевых действий особое внимание стало уделяться границе, чтобы никто не вывез оружие оттуда, не ввез.

На самом деле это не совсем так: в начале сентября один из полевых командиров «ДНР» сказал, что до этого можно было почти беспрепятственно пересекать границу, а потом контроль ужесточился — начали досматривать и проверять грузы.

Нет, это бред, потому что полностью досконально проверяются все автомобили до единого, проверяется все содержимое, одежда, через сканеры проходят люди, любой транспорт также проверяется через сканер, который просвечивает абсолютно все. Это очень строго контролировалось… контролируется.

Какой транспорт есть у твоего подразделения?

Один автомобиль есть, который был еще с самого начала — он использовался командиром у укропов.

Откуда вообще транспорт у «ДНР»? Говорят, машины просто берут у местных жителей.

Я не знаю, я в других подразделениях не был и утверждать, что там у них, не могу. У нас задача совсем другая — мы пришли помогать, а не копеечку выбивать из людей, которые все потеряли, это как минимум аморально.

В окрестностях донецкого аэропорта. Ноябрь. Фото предоставлено собеседником

В «ДНР» действует смертная казнь. У вас в подразделении она применялась?

У нас не было. Потому что у нас все отношения между товарищами на таком уровне, что ничего подобного и не может произойти. А так, по территории («ДНР» — Дождь) — да, я слышал о таком. За мародерство и за любые неправомерные действия в отношении мирного населения — расстрелы.

Среди россиян в твоем подразделении много бывших военных, бывших сотрудников спецслужб?

Единицы. Из спецслужб — нет. Есть те, кто в прошлом проходил службу. Тех, кто до этого принимал участие в боевых действиях, единицы. В основном это те, кто познал, что такое война, непосредственно там. Простые ребята, которые играли в компьютерные игры и в страйкбол.

Российские власти заявляют, что Россия не участвует в конфликте. Какое к этому отношение среди бойцов «ДНР», которая, понятно, рассчитывает не только на добровольцев и гуманитарную помощь?

Россия просто-напросто не имеет права туда вмешиваться, и она не вмешивается. Народ просит — это понятное дело, потому что там беспредел полнейший. Если Россия будет поступать так, как Соединенные Штаты, это будет как минимум неправомерно. Если бы Россия участвовала, весь конфликт растянулся бы на месяц, Россия разобралась бы быстро с этим.

Какие вообще настроения? Потому что многие, очевидно, рассчитывают, что Россия введет войска, но этого не происходит. Есть какая-то обида?

Нет никакой обиды. Это все понятно, Россия не имеет права, поэтому нечего и осуждать. Когда будет нарушена граница Россия, если кто-то попытается раскрыть свой клюв на Россию — тогда этот клюв будет перегрызен.

В чем ваша конечная цель?

Продажная Украина погибает, возрождается «Новороссия»...

Предполагается, что в каком виде будут существовать эти территории?

Скорее всего, как независимые республики.

Почему нельзя просто разойтись и прекратить кровопролитие, чтобы не погибали люди ни с той, ни с другой стороны?

Ну, для укропии это деньги. Для их олигархов война — это самое выгодное, что может быть. Собственно, этим они сейчас и занимаются — получают прибыль: откаты, взятки и тому подобное. И, пока это будет выгодно, война будет длиться, и они будут прикладывать все усилия, которые у них есть, чтобы не остановить эту войну. Запад вливает деньги, потому что это не могу сказать какая по счету революция, которую они там сделали. А когда окажется, что Украина вся разгромлена, разбита, Соединенные Штаты скажут — не довели демократию до умов всех людей.

Это их цели, по твоему мнению, а почему вы не делаете шаги к тому, чтобы вообще прекратить огонь?

Вообще, я мирный человек. Но, увы, у меня нет рычагов власти, чтобы повлиять на это все, чтобы донести информацию до тех людей, что все это можно решить посредством других способов, что у них запудрены мозги. Вот вчера, кстати, разговаривал с украинцем, который здесь — по состоянию здоровья он не может участвовать в обороне «Новороссии». Его сестра — на западной Украине, и где-то два месяца назад ее разум как будто изменился на корню: она говорит, что Путин во всем виноват, просто обвиняет необоснованно президента России. Он ей задает вопрос — в чем он (Путин) виноват, что он такое сделал, а она не может ответить — просто виноват и все. Буквально вмиг что-то повернулось в ее разуме. Это как будто зомбирование.

Как ты думаешь, надолго вообще этот конфликт?

Лет на пять, наверное. Если народ не поднимется защищать свою землю, это будет очень долго.

А местные жители что, не реагируют на ваши призывы? Может быть, они просто хотят мира и все?

Там пятьдесят на пятьдесят: некоторым настолько без разницы, что пусть даже второе пришествие Гитлера будет — они и ему будут рады. А другие, которые настрадались, которые видят правду и у которых мозги не запудрены — те на нашей стороне.

В целом население к вам как относится?

Поддерживают... Но вообще, не могу сказать, все по-разному — потому что некоторые на последнюю муку готовы испечь пирожков и принести... По-разному.

А есть те, кто против, кто говорит «пошли вон отсюда»?

Да они везде есть. Это как раз та категория людей, которым все равно, кто у власти: коррупция есть — ну, пусть она и будет дальше. Какой-то примитивный разум. Они не готовы решать проблему, они просто бегут от нее. Как на границе получается? Основной поток беженцев — это так называемые мужчины. Мужиков очень много уезжает — убегают. Я не знаю, как это комментировать.

Беседовал Иван Пивсаев

***

За время военного конфликта на востоке Украины с середины апреля по 18 ноября, по данным ООН, погибли 4317 человек, еще 9921 человек получили ранения. С момента объявления перемирия 5 сентября зафиксирована гибель 957 человек — 838 мужчин и 119 женщин.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.