«Выгораживают заказчиков и убийц». Вдова Орхана Джемаля и Максим Шевченко усомнились в официальной версии убийства журналистов в ЦАР

13 января, 21:31 Тихон Дзядко
6 366

Российские журналисты Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев были убиты в Центральноафриканской республике летом 2018-го года, как заявил первый зампред Следственного комитета Игорь Краснов, «с целью грабежа жителями ЦАР или близлежащих стран». По его словам, машина с журналистами «была остановлена группой неизвестных темнокожих вооруженных людей». Они потребовали у журналистов выйти и отдать фото и видеоаппаратуру. После того, как те отказались, их расстреляли. Это официальная версия, которая, впрочем, звучала уже не раз, однако вызывает сомнения, как минимум, у родственников и коллег убитых в ЦАР журналистов. Как следует из выводов расследования, проведенного Центром «Досье», случившееся не было случайным ограблением, и эта версия не состоятельна. Тем более, что за Орханом Джемалем и его коллегами следили как представители силовых структур республики, так и люди, имеющие отношение к ЧВК «Вагнер». В студии телеканала Дождь — вдова Орхана Джемаля, журналист «Новой газеты» Ирина Гордиенко и по скайпу — друг Орхана Джемаля, журналист Максим Шевченко. 

Максим, я приветствую вас!

Шевченко: Тихон, здравствуйте!

Оценка ваша того, что мы сегодня услышали, во-первых, по существу, а во-вторых, означает ли это, что именно такая версия для следственных органов Российской Федерации является единственной и единственно верной?

Шевченко: Это не может быть оценкой по существу, потому что существа в данном случае мы не слышим. Единственная версия, которую озвучивает огромный Следственный комитет с огромным количеством следователей, которые получают большую зарплату и делают вид, что работают, ― это версия, которая была высказана водителем Бьенвеню Довокамой, которого есть все основания подозревать в том, что он был сообщником тех, кто убил Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко.

Этот водитель не проходит для Следственного комитета подозреваемым, он проходит единственным источником информации о преступлении, который Следственный комитет еще вкладывает в уста президента России, когда он отвечает. Год назад, помним, эту версию Путин излагал во время, кажется, своей пресс-конференции.

Поэтому комментарии по этому поводу могут быть только одни ― это полное возмущение или непрофессионализмом Следственного комитета Российской Федерации, который, как только появляется хотя бы минимальная сложность в исследовании преступления, сразу, как говорится, начинает нести полную чушь, которую мы слышим из уст господина Краснова. Либо это сознательное преступное сокрытие истинных виновников этого преступления, сознательное… Как это можно так выразиться? Наверно, непринятие во внимание существенных фактов.

Я так понимаю, что не были приняты во внимание ни выводы расследования «Досье», ни выводы расследования «Новой газеты», ни какие-то иные, собственно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю