Силовики против смысловиков. В ожидании приговора Егору Жукову

Колонка Дениса Катаева
5 декабря 2019 Денис Катаев
2 721

Четыре года колонии для Егора Жукова 4 декабря потребовало обвинение. Уже 6 декабря в 10 утра судья Светлана Ухналева огласит приговор студенту Высшей школы экономики. Жукова хотят отправить в колонию на 4 года за 4 ролика, размещенные на YouTube. Обвинение, с которым согласен суд, утверждает, что в этих видео Жуков «с целью возбуждения ненависти и вражды решил привлечь неограниченную группу лиц к экстремистской деятельности, выступил против конституционного строя Российской Федерации». Денис Катаев ходил на все заседания по делу Жукова и поделился впечатлениями в своей колонке.

Денис Катаев: «Бред сивой кобылы», «Иллюзия правосудия», «Абсурд» — именно такими словами, которые раздавались в зале Кунцевского суда во вторник и в среду, можно очень четко охарактеризовать весь процесс. «Этот процесс ненормален со всех точек зрения», — так вчера 4 декабря в прениях говорили адвокаты. И действительно, вот следствие и прокурор обвиняют молодого парня в совершении преступления, которое разглядел только один эксперт ФСБ по фамилии Коршиков. Потому что преступлением ролики в интернете, которые до сих пор даже не запретил Роскомнадзор, язык назвать не поворачивается. Но Коршиков — опытный служивый. Кто же он?

Не юрист, ставший лингвистом только в 2016-м на курсах повышения квалификации в ФСБ, работающий по их методичкам, разработанным в 2013-м, который сам признается в том, что не знает, что там имел ввиду Жуков, но протест есть протест, слово это произнесено, а значит, призывал свергать власть. И точка. Его метод прост как дважды два. Он читал статью Уголовного кодекса России и определял, есть ли признаки, сходство в высказываниях Жукова с содержанием этой статьи. А еще просто домысливает за Жукова.

Студент приводит в своем ролике цитату из разрешенной в России книги американского политолога Джина Шарпа, где тот приводит свои 198 методов ненасильственного протеста. А эксперт выдергивает из них нужное для себя — отказ от уплаты налогов, изготовление фальшивых документов, препятствия работе учреждений. И дописывает: значит, Жуков хотел препятствовать работе избирательных комиссий. Надо ли говорить, что Жуков об этом даже не упоминал. Также как братание с солдатами или, например, отказ от супружеских обязанностей, вместе с самосожжением. Но и мимо этого Коршиков прошел. Жуков говорит, что верит на 100% только в мирную борьбу, это эффективно, а Коршиков говорит, что у Жукова нет разницы между насилием и ненасилием, тот выбирает любой протест. И так далее.

Судье этой экспертизы, судя по всему, достаточно. По ней она будет выносить свой приговор в пятницу 6 декабря. Несмотря на требования защитников и здравого смысла, она отказалась принять к рассмотрению хоть одну альтернативную экспертизу. Состязательность сторон? Вы про что? Не слышали. Установить истину, похоже, никто и не стремился. Главное, по словам судьи, это экономия процессуального времени. Судья и не скрывала, что сильно торопилась, уложила весь процесс в два дня. «Впереди же праздники, а еще у нас столько дел надо успеть разгрести», — это ее буквальная цитата, которую я случайно услышал на выходе из зала суда. В общем, поняли, конвейер, хоть на кону и судьба человека. Потому в первый день в суде мы провели 12 часов, а на утро снова пришли к 10 утра, как на работу. Адвокаты подают ходатайство за ходатайством, пытаются красноречиво донести свою позицию до суда. Но судья обвиняет их в игре на публику и соглашается только с возражениями прокуроров, которые даже не старались ничего аргументировать. В итоге, с одной стороны — сплошная формальность и какая-то пронизывающая скука гособвинения. С другой — пламенные речи адвокатов про толстовское непротивление злу насилием и самого Жукова, последнее слово которого произвело фурор и окончательно превратило его в политика и героя.

Он будет улыбаться, чем страшнее его будущее. Но пока стыдливо улыбаются и потирают ручки они — силовики, требуя четыре года за четыре ролика. Год за ролик, по-божески. Именно с такими лицами я часто ловил прокуроров во время заседания. Даже после леденящей душу фразы: арестовать в зале суда. Все равно улыбка на лице. Но в будущее их все-таки возьмут вряд ли. Ответственность и любовь, про что говорил Жуков, это не про них. Силовиков же в какой то момент сменят смысловики, такие, как Егор Жуков. Жуков — уже не просто арестант, это фигура речи, позволяющая говорить о справедливости, избегая излишнего пафоса.

Смысловики — это термин, который несколько лет назад ввел в оборот покойный Даниил Борисович Дондурей, главный редактор «Искусства кино», философ и социолог. Он тогда говорил, правда, про тех, кто с экрана телевидения довел страну до состояния, осажденной крепости с враждебностью ко всему иностранному и инаковому. Но теперь пришло время иных смыслов. «Создавать собственные модели свободы» — вот пусть нынешних героев. Да, сегодня силовики, казалось бы, окончательно вытеснили смысловиков. Власть рекрутирует бойцов, которые боятся даже пластиковой бутылки, но не философов. Философов ссылают, им указали место. Но все впереди. И это нам всем доказал он, Егор Жуков, один за всех. Пока в суде, но скоро и на свободе. Ваша честь, ваш ход. Вы с нами в будущее? Или как? Может быть, утраченные иллюзии нашего правосудия вам все же ближе?

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

 

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Популярное у подписчиков Дождя за неделю