«Сейчас ничего не зависит от Путина»: Марат Гельман о том, почему решил прилететь в Россию после ареста Навального

19 января, 22:25 Владимир Роменский
77 902

Алексея Навального задержали 17 января, сразу по прилету в Россию, а 18 января суд в Химках арестовал его на 30 суток. Сейчас политик находится в СИЗО «Матросская тишина». Обсудили с галеристом, политтехнологом Маратом Гельманом возвращение Навального в Москву, а также возможные акции в поддержку оппозиционера. 

Чего вы ждете от грядущей субботы?

Я хочу сказать, что Алексей действительно, как вы сказали, фактически управлял ситуацией до последнего момента, то есть он заставил власти и себя арестовать, и, в общем-то, играть в минус. Сейчас ничего не зависит от Навального, ничего не зависит от Путина, а все зависит от людей, то есть насколько проснется какое-то чувство собственного достоинства, что ли.

То есть в целом Алексей задел… Меня он задел именно в какое-то такое больное место, то есть человек готов сделать очень высокую ставку ради будущего страны, а ты что готов, ты какую ставку готов сделать? И вопрос уже даже не только в том, готов ли ты выйти на шествие, может быть, еще что-то сделать. В общем, я думаю, то есть я планирую прилететь в Россию. Мне кажется, это важно.

То есть в целом мы не верим же в то, что сегодня миллионы выйдут, да, но мы верим в то, что какое-то количество людей поймет, что в этой ситуации надо что-то делать.

Марат, я как раз и хотел вас спросить, проснется ли общество.

Оно проснется, но оно, может быть, не так проснется, как это представляет Алексей, то есть что выйдут миллионы людей. Дело в том, что ведь, собственно говоря, его поступок героический, он обращен именно не к политическому обществу, которое, может быть, голосовать может или может выйти, он обращен к другим людям, чтобы они стали тоже героями, чтобы они спросили себя и каждый сделал, может быть, свой какой-то проект, свою жертву принес, свой проект.

То есть я думаю, что, может быть, он разбудит не миллионы людей на улицах, а, может быть, тысячи людей, которые будут такими тоже Навальными, которые тоже разработают свой какой-то проект и начнут действовать, может быть, с Алексеем в одном направлении. То есть он стал на самом деле из руководителя ФБК настоящим лидером, мне кажется. На него сейчас можно ориентироваться без кавычек, без экивоков, без вот этих наших привычных «да, но он когда-то что-то не то сказал, у него не совпадают взгляды с моими взглядами». То есть это все стало неважно, стало понятно, что тот поступок, который он совершил, делает его лидером, символом в определенном смысле движения России в каком-то другом направлении, чем в том, в котором она движется во главе с Путиным.

Я должен сказать, Марат, что мы, как журналисты, ни в коем случае не призывать участвовать в несанкционированных акциях, а лишь информируем наших зрителей о происходящих событиях.

Навальный, как мы понимаем, был задержан в минувшее воскресенье. Казалось, как он может влиять на ситуацию? О чем и вы говорите, мол, руки у него связаны. Ан нет, появляются и посты в инстаграме, и мы видим, что выходит вот такое двухчасовое расследование про объект, который сам политик называет замком, поместьем Путина.

По поводу расследования, по поводу этого дворца у меня просто предложение конкретное Дождю. Когда-то давно, перед тем как я уехал, мы с Аней делали спецпроект «Новая культурная политика».

С Аней Монгайт?

Да, с Аней Монгайт. А сейчас у меня предложение сделать конкурс, ведь понятно же, что этот дворец надо будет использовать в этой прекрасной России будущего. Понятно, что когда уходили Бурбоны, Лувр, когда уходили цари, Эрмитаж, то есть они становились вместилищами искусства. Я бы сделал какой-то конкурс среди художников, среди культурных менеджеров о том, что сделать в этом дворце потом, когда, значит, настанет тот самый час, когда эта власть уйдет, когда этот дворец потеряет своих хозяев и новая власть будет думать: а что же там делать, не сносить же его, да? Мне кажется, это было бы очень интересно ― подумать о судьбе этого прекрасного сооружения, «прекрасного», да…

Марат, мне вспоминается почему-то дворец Януковича в Межигорье.

Да, Межигорье. Дело в том, что Межигорье по сравнению с этим такой, знаете, сарайчик. 17 тысяч квадратных метров ― это серьезная заявка на неплохой музей, реально неплохой музей.

Это да. Марат, у нас остается очень мало времени, прошу вас ответить на последний вопрос. Как власти будут, как они должны реагировать на эту ситуацию и что будет происходить на улицах российских городов в грядущую субботу? Будет ли жесткий разгон?

К сожалению, пандемия дает власти карт-бланш делать все то, что они хотят, при этом они будут прикрываться заботой о здоровье людей. То есть это медицинский факт. Может быть, призывать на улицу даже тех, кто может себе позволить, несмотря на то, что это неразрешенная акция, призывать на улицу людей в условиях пандемии очень сложно. Я именно поэтому говорю, что, может быть, надо людям думать не так, не столько об участии в массовых уличных акциях, сколько о личных проектах, которые они могли бы сделать в том же направлении, в каком действует Алексей Навальный.

По решению Минюста России ФБК включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа