«Хорошо, что хотя бы не изнасиловали»: бывший заключенный ИК-1 о новых видео с пытками

4 229

«Новая газета» опубликовала два новых видео с пытками из Ярославской ИК-1. При этом юристы фонда «Общественный вердикт», которые и передали журналистам материалы, уверены, что в правоохранительных органах видели как минимум один из этих роликов. Тем не менее уголовных дел против надзирателей как не было, так и нет. Обе записи сняты камерами видеорегистраторов сотрудников колонии. Обсудили публикацию «Новой» с одним из тех, кто ранее подвергался пыткам и лично знаком с арестованными по предыдущим громким делам о пытках надзирателями — Русланом Вахаповым, бывшим заключенным ИК-1 и руководителем ярославского филиала фонда «Русь Сидящая».

Руслан, здравствуйте!

Да, добрый вечер.

В новых видео вы узнали кого-то из тех людей, которые применяли пытки к вам, может быть, к каким-то другим осужденным?

Я выражусь так, наверно: на манеже одни и те же.

Как вы думаете, с чем связано то, что пока никаких уголовных дел нет? Владимир Костюк, который избивал человека на втором видео, я так понимаю, уже не работает в исправительной колонии №1 в Ярославле, но тем не менее к уголовной ответственности он тоже не привлечен.

Сотрудников покрывали всегда прокуратура и администрация колонии. Костюк, скажем так, был замечен не только за этим избиением. Костюк всегда хамски относился к осужденным. Как он разговаривает с осужденными, в принципе, на записи все есть, и это повседневный его разговор.

Данный сотрудник, со слов осужденных, был участником пыток в более раннее время, которые привели к самоубийству. Этот человек, скажем так, тоже такая знаковая фигура в ИК-1. Он неоднократно возвращался на работу, его увольняли, лишали званий, но он все равно выходил и выходил на работу именно в ИК-1. Уволил его, если мне память не изменяет, начальник колонии Чирва Александр Иванович после того, как данный сотрудник являлся неоднократно, месяц или два подряд, на работу в нетрезвом состоянии.

«Новая газета» особенно подчеркивает, что публикует эти видео, поскольку это единственный способ давления на правоохранительные органы, и что только публикация видео приводит к наказанию тех людей, кто осуществляет пытки. Вы согласны с этой позицией?

Абсолютно согласен, потому что тем, скажем так, что сотрудники этим занимаются, ФСИН свои слова подтверждает своими анонсами, да. Они знают, что это было, но ничего не делают. Только после того, как видео или какая-то информация оглашается, только тогда начинают действовать прокуратура, Следственный комитет и сотрудники ФСИН.

Руслан, я попрошу вас пояснить то, что мы видели в первом ролике. Там мужчину, заключенного, Павла У., так его называет «Новая газета», заставляют взять сигарету у другого заключенного. Почему это так критично в условиях колонии?

Я знаю лично этого парня, он сидел мужиком. На тот момент ему было 19 лет. По сути, этот человек, да, он преступник, совершил преступления, кражи, его по-отцовски нужно было отлупить ремнем и отпустить на свободу, но он попал в ИК-1.

Сотрудники опустили его, да, это называется «мусорской беспредел». Этого не хотела масса, на это очень плохо отреагировала масса людей в колонии. Но эта, скажем так, практика пришла вместе с новым начальником колонии и начальником управления. Я уже неоднократно заявлял, что вот эта практика пачкания людей, избиения людей пришла к нам из Омска, с новыми омскими руководителями пришла такая жестокая, грязная практика в наше ярославское управление.

До этого, скажем так, это были не рядовые, это были, не знаю, какие-то сверхъестественные случаи. Если человек, скажем так, попадал в касту опущенных, да, то это либо по своей воле, либо по каким-то ситуациям с волей. А здесь мы видим на видео, что сотрудники оперчасти, сотрудники отдела безопасности намеренно человека избивают, заставляют совершить вот это действие, покурить сигарету после другого осужденного.

В принципе, на тот момент, как они объясняли, у них не хватало рабочих рук, чтобы обеспечивать санитарное состояние колонии, то есть мыть туалеты, не знаю, убирать на хоздворе и тому подобное, и они девятнадцатилетнего пацана просто сломали, сломали ему судьбу, жизнь. Хорошо, что хотя бы не изнасиловали, а просто заставили покурить.

Руслан, я одной вещи не могу понять во всей этой истории. У каждого сотрудника колонии висит вот эта самая камера, да, которая должна фиксировать все, что он делает, как раз таки для того, чтобы потом, если он творит какие-то беззакония, ему можно было все это предъявить. Почему тогда эти записи и эти камеры так легко исчезают, их так легко выключают, закрывают, что, кстати, мы видели и на записях из «Новой газеты»?

На видео видно, когда сотрудник отдела безопасности, один из руководителей, да, замначальника отдела безопасности отдает приказ выключить видеорегистраторы. Видеорегистраторы используются только для того, чтобы зафиксировать правонарушения, чтобы водворить в штрафной изолятор осужденного либо для отчетности начальству. Они не используются для того, чтобы зафиксировать нарушения сотрудников, потому что сотрудники имеют свободный доступ и уничтожают эти записи.

Хранятся эти записи, насколько мне известно, месяц. Извините меня, я в штрафном изоляторе сидел по 90 суток, не выходя, не звоня, никому не давая знать о себе. За 90 суток просто видеозаписи уничтожались по закону.

Спасибо вам большое. И все-таки я хочу обратить внимание наших зрителей на то, что далеко не все записи исчезают и часть из них все-таки потом может оказаться и у журналистов.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю