«Мы должны протестовать». Владимир Познер — о деле против журналиста Ивана Сафронова

8 июля, 20:43 Павел Лобков
7 349

7 июля журналиста Ивана Сафронова арестовали по делу о госизмене. По словам адвоката, его обвиняют в передаче данных чешским спецслужбам в 2017 году. Журналист Владимир Познер рассказал о том, как КГБ предлагал ему «быть стукачом» и как дело Сафронова о госизмене напомнило о тех принципах, на которых держался Советский Союз. 

Владимир Владимирович, здравствуйте! Как вы отнеслись к новости об аресте Ивана Сафронова? Знали ли вы, может быть, его или его отца? И попадали ли в подобные ситуации?

Здравствуйте, Павел! Нет, я его лично не знал и не знал его отца, но в ситуации подобные… Нет, наверно, «подобные» я не могу сказать, но имел дело с КГБ. В результате того дела, которое я имел, я в течение 27 лет был невыездным.

Расскажите, если можно, поподробнее, каким образом? Вас тоже обвиняли в государственной измене или намекали на это?

Нет-нет, даже и не намекали, просто меня пытались заставить работать, меня пытались заставить говорить о своих знакомых, быть стукачом, если совсем, так сказать, просто говорить. И потом даже предложили мне поехать в Варну, я тогда не знал даже, что такое Варна, но не тем не менее, но в качестве швейцарского гражданина, что меня обучат, как это надо делать. И когда я довольно резко отказался от этого, мне сказали: «Тогда мы с вами прекращаем всякое общение, но вы нас попомните». И действительно, я их помню.

Вы знаете, я очень хорошо помню то время, то, конечно, советское время. Я помню тот страх, который существовал, являлся частью того клея, который держал советское общество. Были две вещи, была вера, а у многих она была, и страх. Это такой эпоксидный клей, который держал общество. И когда постепенно вера стала пропадать и, благодаря тому, что все-таки менялось общество, и страх стал уходить, это перестало действовать, клей не держал. На мой взгляд, Советский Союз исчез, провалился именно из-за того, что его больше ничего не держало.

Скажите, пожалуйста, действительно, все обращают внимание на то, что как-то пакетом три уголовных дела реализовались сейчас. За Сафроновым слежка, скорее всего, шла в течение нескольких лет, он был, что называется, под колпаком, судя по семи томам уголовного дела, которые видели вчера адвокаты в суде. Светлана Прокопьева ― дело тянется с 2018 года, ей присудили штраф, напомню, огромный штраф, признали ее виновной в оправдании терроризма. И вот Юрию Дмитриеву, историку, вменяют педофилию, и там тоже, видимо, без спецслужб не обошлось, судя по многократному и по очень подробному такому вниманию к фигуре Юрия Дмитриева.

Считаете ли вы это случайным совпадением с принятием поправок в Конституцию, которые как бы переучреждают страну заново?

Я вам скажу так, что мне не хотелось бы связать это с поправками в Конституцию, которые я читал очень внимательно, 206 штук. Из них не вытекает то, о чем говорите вы. Но для меня есть, несомненно, ощущение, что это чувство страха, не дай бог сказать не так, не то, задеть кого-то или что-то, за это потом придется заплатить ― мне кажется, что это в определенной степени возникает вновь. Случай с Сафроновым для меня является примером этого.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю