«Держим яйцеклетку световой ловушкой и режем лазером». Как работают технологии, за которые дали Нобеля по физике

Нобелевскую премию по физике присудили за разработки в области лазерной оптики. Ее получили трое исследователей — Артур Эшкин, Жерар Муру и Донна Стрикленд. Канадка Стрикленд — третья женщина в истории, получившая Нобелевскую премию по физике после Марии Кюри и Марии Гёпперт Майер. Павел Лобков и старший научный сотрудник лаборатории лазерного воздействия РАН Дмитрий Ситников объяснили, за что вручили Нобелевскую премию по физике в 2018 году.

Полыгаева: Павел Альбертович, вам слово.

Лобков: Я сначала очень коротко расскажу всё-таки, что это такое.

Во-первых, самые общие и приятные слова: нобелевскую премию дали хоть и не русским, но за две вещи, связанные с очень русскими фундаментальными открытиями. Первое было сделано Петром Лебедевым в 1899 году ― это давление света. И, конечно, самое главное ― это Басов и Прохоров, это первый лазер, точнее, мазер, это вообще Нобелевская премия 1964 года.

И вот Нобель-2018 напрямую пришел из этих открытий. Первый лауреат Артур Эшкин еще в 80-е сумел превратить лазер не только в орудие, как мы знаем, для резки и сварки, но и для тончайших операций с микрочастицами и даже маленькими молекулами. Он создал лазерные аппараты, которые позволяли перемещать бактерии, ― наводится луч и сдвигается вместе с объектом, ― а также проникать лучом внутрь белковых молекул.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю