«Меня интересуют жертвы, а не палачи»: ФСБ и суд отказали историку в архивах о расстрелах НКВД

14 марта, 21:23 Павел Лобков
2 079

Управление ФСБ по Москве и Московской области отказалось выдать историку Сергею Прудовскому протокол заседания особой тройки НКВД с информацией об осужденных в 1937—1938 годах. Прежде всего, речь идет о фамилиях членов тройки. Историк Прудовский запрашивал документы, касающиеся так называемой Харбинской операции НКВД, и интересовали его совсем не палачи — до сих пор известны не все фамилии жертв карательной кампании. После отказа ФСБ исследователь обратился в суд, который поддержал силовиков в ограничении доступа к рассекреченным 20 лет назад документам. Старший юрисконсульт ФСБ Елена Зиматкина заявила, что «позиция Прудовского может нанести вред как ныне живущим родственникам должностных лиц, подписывавших протоколы, так и объективной оценке исторического периода 1937−1938 годов». Сергей Прудовский в студии Дождя.

Сергей Борисович, а что за Харбинская операция НКВД, если коротко об этом, в самом коротком формате? И почему сейчас это важно?

Харбинская операция НКВД — это одна из 11 массовых операций, которые проводили НКВД. Эти операции называются национальными, но немецкая, польская, румынская, но харбинцы такой нации нет, это те люди, которые жили и работали в Харбине на Китайской Восточной железной дороге.

Это белая эмиграция?

Нет, это не белая эмиграция, это советские специалисты, которые были командированы туда для работы на КВЖД. На КВЖД также работали и белые эмигранты, такие люди тоже были. И в 1937 году в соответствии с приказом НКВД №00539 была начата одна из операций национальных, Харбинская операция. Вот все массовые операции закончились, люди осуждались решениями внесудебного органа, «двойки», то бишь комиссии НКВД и прокурора СССР, во внесудебном порядке, и закончились все операции 10 сентября 1938 года. Дела тех лиц, которые не были рассмотрены «двойкой», по приказу НКВД №00606 от 17 сентября 1938 года, были переданы на рассмотрение так называемых, специально созданных для этого, особых «троек». Состав «тройки» был четко оговорен в этом приказе.

Неужели фамилии до сих пор неизвестны людей, которые осуждали?

Да нет, фамилии тех, кто осуждали, известны. Ведь особые «тройки» это начальник НКВД, первый секретарь, они были по регионам, это начальник НКВД республики или УНКВД края, области, первый секретарь обкома ВКПБ и прокурор области. При желании всех этих людей легко найти.

А в чем вам тогда отказали?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю