«Мы соучастники убийства». Режиссер Виктор Косаковский присоединился к голодовке Навального

20 апреля, 21:03 Тихон Дзядко
14 764

«Ходит, пошатываясь, скелет по камере», — в инстаграме Алексея Навального сегодня, на 21-й день голодовки политика, рассказали о состоянии его здоровья. Также Навальный выразил благодарность за поддержку в России и по всему миру: «Таких, как я, у кого нет ничего, кроме кружки с водой, надежды и веры в свои убеждения, очень много. И в России, и в мире. И в тюрьмах, да и на воле тоже. Им крайне важно чувствовать вашу поддержку и солидарность. Вроде это совсем не много и не сложно. Но нет лучшего оружия против несправедливости и беззакония».

Сегодня к Навальному в очередной раз пытались попасть его врачи, однако тщетно. Как рассказала Анастасия Васильева, глава «Альянса врачей», накануне ей и остальным медикам в колонии сказали приехать с паспортами к 8 утра, однако на территорию исправительного учреждения они так и не попали. Именно из-за отказа допустить к нему гражданских врачей Навальный и объявил голодовку.

Политика сегодня посетили его адвокаты. Они рассказали, что политик потерял уже около 20 килограмм. Также Навальному пытались поставить капельницу с глюкозой, но три медсестры не могли попасть в вену, сделав шесть неудачных попыток.

Навальный голодает с 31 марта. Уже несколько десятков человек объявили, что присоединились к голодовке в его поддержку. Сегодня стало известно, что среди них — кинорежиссер Виктор Косаковский.

Виктор Александрович, я приветствую вас.

Здравствуйте, Тихон.

Скажите, сколько дней уже продолжается ваша акция солидарности с Навальным?

Послушайте, дело же не во мне. Дело в том, что у нас не осталось другого выхода, верно? У нас не осталось выхода, мы или соучастники или мы свидетели. Я думаю, что мы соучастники того, что происходит, мы по существу соучастники убийства, и нам надо просто признаться, что мы сами все соучастники этой ужасной пьесы, которую мы писали двадцать последних лет. Мы все, кто молчал, кто кричал, кто кричал, что Путин — наш президент, что Путин — наша Россия, кто просто с этим соглашался, мы все вместе писали эту трагедию, и сейчас она пришла в конец.

У нас нет выхода, как остановиться немедленно, чтобы не получилась совершенная трагедия, нам надо остановиться и начать разговор. Не высылать никого за границу, не лишать гражданства, не сажать в тюрьму, нам надо просто остановиться. Надо всем признать, что мы в одинаковой вине, и Путин, и мы, мы все в одинаковой вине, и надо остановиться, чтобы не допустить полного развала страны и трагедии, потому что дальше будет еще страшнее. Если у нас уже никто…

Если человек доказал, что государство на него нападало, пыталось его убить, а государство в ответ вместо того, чтобы предъявить доказательства более совершенные, более убедительные доказательства, что государство здесь ни при чем, оно просто сажает его в тюрьму, а мы просто ничего не можем сделать, даже предоставить ему врачей не можем, что же тогда происходит здесь.

Я не думаю, что Путин сам рад, что он натворил. Я думаю, что он сейчас сидит и думает — что я наделал, что я натворил?

Виктор Александрович, я прошу прощения, я хочу вернуться к вашим словам о том, что нет другого пути. Неужели нет другого пути? Диалог, открытые письма? Мы сейчас видим, как на Западе, например, на сайте газеты Le Monde французской обновляется список мировых звезд, актеров, писателей, которые высказываются в поддержку Алексея Навального, подобные письма есть и в России. Это путь в никуда, это ни к чему не приводит?

Вы слышали, что ответил Песков? Он сказал, что эти люди даже не знают, кто он такой, Навальный, они не знают, о чем они просят. Это то, что ответил Песков.

Тихон, никто нам не поможет, кроме нас. Мы сами должны понять, что это наша страна, и надо научиться начать разговор, всем друг с другом, сесть, остановиться, выпустить всех заключенных и начать разговор немедленно, иначе будет катастрофа. Иначе будет катастрофа.

Как вы себя чувствуете, Виктор Александрович?

Да забудьте обо мне. Я лучше себя чувствую, чем Навальный. Я сочувствую Юле, родителям Навального, его детям. Но что делать, что нам еще делать, если нас никто не слушает?

Вот вы знаете, почему закрыли, вы знаете, вас отсоединили от телевизионных каналов…

От кабельных сетей, да.

Да. А за несколько лет до этого Путин на Первом российском канале в фильме о блокаде сам говорил это, он сам говорил, а стоило ли, стоило ли жертв, не лучше ли было отдать город. Он сам это говорил. И вас за эти же слова закрыли, понимаете.

Это то, что называется, «это было давно и неправда». Прошло уже семь лет, как-то мы все уже к этому привыкли…

А надо было остановиться, нам надо было начать разговор, когда был сахар и гексоген, когда закрыли НТВ, когда была трагедия в Буйнакске, когда был «Норд-Ост», когда застрелили Политковскую, Немцова, нам надо было останавливаться каждый раз и говорить: «Что случилось?»

Я советую завтра всем смотреть Путина без звука, и тогда вам будет понятно, говорит он правду или нет. Знаете, как в Америке поняли, что президент, как его звали, который …

Трамп?

Нет, который с этой женщиной…

Билл Клинтон.

Билл Клинтон. Вы знаете, как в Америке поняли, что он говорит неправду? Один незначительный телеканал показал его речь про то, что у меня нет ничего общего с этой женщиной, показал его речь без звука, и все стало ясно, потому что люди умеют контролировать слова, но не умеют контролировать жесты.

Посмотрите, как Путин, например, говорит на Восточном форуме, сидя рядом с президентом Китая, говорит, что ну нашли мы этого Мишкина и Боширова, нормальные они парни, ничего там криминального нет, обычные люди, обычные бизнесмены. Посмотрите на его лицо, и вы поймете, что он говорит неправду. В лицо президенту Китая, в лицо всем журналистам говорит неправду. А что еще он говорит неправду? Как я могу верить человеку, который говорит неправду? А у него в руках ядерная бомба.

Послушайте, надо остановиться, надо. Мы создали этого человека, мы вместе создали этого бронзового человека. Если бы вы меня выбрали президентом, поверьте мне, через пять лет вы бы все стали веганами, а еще через десять лет вы бы все снимали кино документальное и запретили военную охоту. Потому что мы любим вылизывать президентов, каким бы он пацифистом ни был, и делать из него бронзовый памятник. Мы это сделали сами, поэтому на всех на нас лежит вина за то, что мы натворили.

И поэтому не обвинять никого, а договариваться, немедленно остановиться и договариваться.

Спасибо.

По решению Минюста России «Альянс врачей» включен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа