«Я в списке с такими людьми, как Дудаев»: обычную семью с Урала записали в террористы

Алексей Навальный 14 ноября все-таки смог покинуть Россию со второй попытки. 13 ноября ему не разрешили выехать за рубеж из-за штрафа по делу «Кировлеса». По словам Навального, решение о запрете на выезд было незаконным: его не уведомили и нарушили пятидневный срок добровольной выплаты. Но по всей стране сотни историй, когда люди после попадания в список службы судебных приставов или Росфинмониторинга не могут не просто выехать за границу, а например, устроиться на работу. Одна из таких историй — в сюжете Евгении Зобниной.

Раньше Виталий Дрыженко активно писал в социальных сетях, теперь — ищет объявления о работе. В его вполне типовом резюме есть два необычных условия: «без оформления зарплатной карты, и чтобы не пробивали по базам». Ведь Дрыженко в списке террористов и экстремистов. Точнее, в перечне Росфинмониторинга. У него заблокированы счета и нет возможности заводить банковские карты. 

Виталий Дрыженко: «Нахожусь я рядом с такими людьми, как Дудаев». 

Дудаевых в перечне 8 человек, один из них — Герихан Дудаев, разыскиваемый за теракт на Дубровке. Дрыженко терактов не совершал. Но его записи в интернете находятся в списках экстремистских материалов. Несколько лет назад Виталий по следам «Оккупай-педофиляй» создал организацию, которая, по его словам, ловила педофилов и находила точки сбыта наркотиков. За это, как он считает, его невзлюбили местные органы. Дрыженко вступил в проукраинскую группу «ВКонтакте». Узнав, что один из соратников вышел на марш «Антимайдан» в Москве, Виталий бывшего товарища избил. После, как он сам рассказывает, неизвестные вывезли его в лес, пытали и выбили явку с повинной и чистосердечное признание. Всего 4 статьи, в обвинении — пропаганда национализма и разжигание межнациональной розни.

Екатерина Ушакова, жена Виталия: «Я его буквально вытаскивала из лап системы, потому что больше полугода он провел в совершенно нечеловеческих условиях, в подвале сидел в сырости, без дневного света. Мне пришлось ехать в Ярославль, проходить эти контроли специфические и УФСИН, и прокуратуру».

Екатерина познакомилась с Виталием в интернете, они оба защитники животных. Это было до суда. После — год в 8-й ярославской колонии, которая прославилась своими пытками. Там Виталия незаконно держали в ШИЗО, это подтвердила прокуратура. Екатерина его спасла, несмотря на протесты семьи. 

Полтора года назад Виталий вышел и переехал к Екатерине и ее трехлетней дочке от первого брака в Свердловскую область. Рассчитывал найти работу повара. 

Виталий Дрыженко: «Я сам учился на повара. Я сам всё готовлю. Бывает, что-нибудь вкусненькое, а сейчас вот — гречку!»

Гречка — это их ежедневный рацион. Пока 32-летний глава семьи в списках, на более изысканное меню рассчитывать не приходится. Он узнал об этом, когда устроился работать охранником — всем выдали аванс, а ему банк отказал. Позже прислали отписку.

Виталий Дрыженко: «Противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Соответственно поэтому карту мне не выдали, потому что я могу финансировать терроризм».

Маленькая дочка Екатерины в садик не ходит, много болеет. Впереди операция на глаза. Кроме того, семью постоянно выселяют из съемного жилья. Арендодатели быстро узнавали, что в их квартире живет террористическая ячейка, и так выгоняли семью на улицу. По словам семьи, органы преследуют их по пятам, а местный центр«Э» без повестки тащил в отделение. Семья жаловалась в следственный отдел и в прокуратуру и все снимала на видео. 

Сейчас Виталий продолжает бороться с произволом полиции. Работа у него, какая-никакая, есть — по объявлению делает ремонт. В свободное время записывает видеоблог.

По словам директора «Руси сидящей» Ольги Романовой, в программе реабилитации заключенных много интересного — от арома- до арт-терапии. Но об этом семья Виталия и Екатерины даже не мечтает. Их арт-терапия — это украшения из глины, которые жена пытается продать и хоть как-то заработать.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю