«Эта угроза только в вашей голове». Что имел в виду Кадыров?

Спорят член СПЧ Каляпин, журналист Шевченко и ведущие Дождя
Вечернее шоу Здесь и сейчас
18 января 2016
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 17%
4 800 / год
+2 подарочных кода на 30 дней
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
+1 подарочный код на 30 дней
Попробуйте Дождь
1 / 7 дней
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Правозащитники, политики и журналисты призывают наказать Рамзана Кадырова и его соратников за угрозы. На заявление главы Чечни о «предателях» и «врагах народа», которых надо судить «за подрывную деятельность»  просят обратить внимание и президента Путина, и генпрокурора Чайку. Противостояние, длится уже неделю и последним со стороны Рамзана Кадырова и ярче других в этой информационной войне выступил его советник и председатель парламента Чечни Магомед Даудов. Он пригрозил представителям российской оппозиции кавказской овчаркой Кадырова Тарзаном.

Как воспринимать слова Чеченской Республики, Дождь обсудил с членом СПЧ, главой «Комитета против пыток» Игорем Каляпиным и журналистом, главным редактором «Кавказской политики» портала Kavpolit.com Максимом Шевченко.

Кремер: Игорь, объясните, как вы понимаете, кто, а главное, зачем пишет все эти посты и обращения.

Каляпин: Разные люди пишут по разным причинам. На самом деле, Рамзан Кадыров в течение последних, наверное, полутора-двух лет сделал целый ряд публичных высказываний, которые не просто противоречат Конституции Российской Федерации, но и, на мой взгляд, безусловно, подпадают под статью Уголовного Кодекса. И я подчеркиваю, что он это сделал публично, как должностное лицо немаленького ранга, как руководитель региона, как, на всякий случай, генерал МВД. Раньше его высказывания касались обычно людей внутри Чеченской Республики, и как правило, люди, находящиеся в Чеченской Республике, они просто не имеют возможности каким-то образом защищать себя от этого падишаха, как его сейчас многие в Республике называют. Там были и призывы к убийствам людей, которые исповедуют нетрадиционный ислам, так называемый, там были призывы к выселению родственников боевиков и сожжению домов, это, кстати, было сделано, там были объявления о том, что любые оппозиционеры и правозащитники, работающие в Республике, — это агенты западных спецслужб, которые зарабатывают на крови чеченского народа, и чего там только не было. Ну вот в этот раз Рамзан Кадыров решил высказаться о всей внесистемной оппозиции в России, назвав этих людей предателями, врагами народа, призвав отдавать их под суд, призвав к ним именно так относиться, уж не знаю, что он там имел в виду. Ну и люди, на мой взгляд, совершенно справедливо возмутились и призвали Президента Российской Федерации, который назначил этого главу региона и, кстати, сделал его генералом МВД, одернуть его как-то, в том числе вот Конгресс российской общественности начал сбор подписей за отставку Кадырова.

Кремер: Игорь, спасибо, к нам присоединился к нашему разговору Максим Шевченко, журналист и главный редактор «Кавказской политики». Здравствуйте, Максим.

Шевченко: Здравствуйте.

Кремер: Я, собственно, хочу повторить тот же вопрос, который мы задавали Игорю. Как вы понимаете, кто, а главное, для чего пишет все эти сообщения, обращения? В чем цель?

Шевченко: Я вообще считаю, что это нормальный фон публичной политической дискуссии. Она жесткая, лучше людям не ссориться, чем ссориться, но когда люди ссорятся, это их право, законное. Знаете, какие пасквили жесткие писали о Кадырове или о его окружении, допустим, на разного рода интернет-ресурсах? Я считаю, это нормально, это свобода слова.

Кремер: Но они не содержали, по-моему, если я правильно понимаю, угрозы физической расправы.

Шевченко: Они содержали очень оскорбительные вещи. А тут тоже угрозы нет. Это вам так кажется, это в вашей голове эта угроза есть. Когда человек говорит: «Да чтоб тебя земля не носила!», понимаете, это что? Угроза расправы, например? Где там сказано? Там же не сказано: «Я тебя убью» или «Я вас убью». Это в голове, человек слышит это.

Роменский: Там показана собака, которая рвется с поводка.

Шевченко: Ну и что, это шарж, это грубый, да, это грубый, это жесткий, но это политический шарж, политическая карикатура. А что тут такого? Почему можно рисовать карикатуры, вы же за Charli Ebdo? За Charli Ebdo. Charli Ebdo рисует карикатуры на разных людей? Рисует.

Роменский: Я за свободу слова, но против оскорбления людей.

Шевченко: Я тоже против оскорбления людей. Но оскорбление людей — это не преступление. Понимаете, это моральное осуждение может вызвать, но…

Роменский: Нет, постойте. Оскорбление людей — это все-таки нарушение определенных законов. И сейчас…

Шевченко: Слушайте, как Рамзана Кадырова все, вот кому не лень, оскорбляли за эти годы как только могли, понимаете, как только его не называли, в разного рода интернет-журналах его называли и так, и сяк, на митингах националистов, на Болотной были митинги, оскорбляющие лично Рамзана Кадырова.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.