Штурм на Чистопрудном бульваре. Что это было

Чай со слоном
14 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Павел Лобков обсудил с журналистом интернет-портала Slon.ru Лолой Тагаевой визит сотрудников полиции в квартиру к «Братьям Навального». 
Лобков: Сегодня мы обсуждаем самый загадочный случай сегодняшней ночи и вообще многих ночей, а именно приключение некой болгарки в некой квартире на Чистопрудном бульваре. По крайней мере, теперь стало совершенно ясно, что символов этих московских выборов станет болгарка, как коробка из-под ксерокса стала символом президентских выборов 1996 года. Насколько это может нанести ущерб Навальному? Насколько это реально? Учитывая последнее заявление председателя Мосгоризбиркома,  среди незаконных агитационных материалов они были вперемешку с теми, которые финансировались из фонда штаба. Как это выяснили, я не знаю. Тем не менее, это значит, что это были не просто некие сторонники, которые сами копировали, а там штаб какое-то отношение к этому имел. Это уже довольно серьезно, как я понимаю.

Тагаева: По закону снять с регистрации кандидата перед выборами 8 сентября они могут сделать это до 30 августа, потому что в течение какого-то времени кандидат может подать апелляцию. По закону они должны доказать, что это действительно были агитационные материалы, которые изготовил штаб, и что штаб был в курсе, и что стоимость этих агитационных материалов составляет не меньше 5% от максимальной планки избирательного фонда, который составляет сейчас 200 миллионов рублей, то есть это не меньше 10 миллионов. То есть эти наклейки и бумажки должны стоить не меньше 10 миллионов рублей.

Лобков: И если это превышает тираж, который был заявлен в бумагах, которые Мосгоризбирком получил? Правильно я понимаю, что штаб отправляет некую бумагу, что н такой-то типографии, на такую-то сумму отпечаталось столько-то наклеек, столько-то листовок, и эти средства типография получила из предвыборного фонда?

Тагаева: Незаконными как раз и являются тот агитационный материал, в котором на написаны исходные данные. Исходные данные как раз о том, в какой типографии, по заказу кого, и в каком количестве были напечатаны. Понятно, что те наклейки, которые показывали…

Лобков: Закон такой, как будто ни у кого не существует цветных принтеров. Есть образцы эти на сайте у Навального, я могу сам распечатать и сам наклеить.

Тагаева: Леонид Волков, глава избирательного штаба Навального как раз и говорит, что закон не запрещает сторонникам и поклонникам самостоятельно агитировать. Действительно по закону они в течение двух недель, если Мосгоризбирком передаст в суд, потому что изначально процедур такова, что жлобы передается в комиссию…

Лобков: Все, она принята официально.

Тагаева:  Да, и мы об этом написали, что Левичев подал жалобу. Передают в суд, в течение двух недель они должны доказать несколько существенных фактов. Первый факт- стоимость этих материалов должна составлять не меньше 5% от…

Лобков: От общего количества…

Тагаева: От максимальной планки в 200 миллионов рублей.

Лобков: А есть процедура…? Сколько стоит наклейка?

Тагаева: Когда мы писали сегодня статью, я позвонила Андрею Бузину. Он привел пример, согласно которому на выборах мэра Норильска в 2012 году сняли регистрацию с кандидата, потому что доказали, что его материалы, которые нашли, незаконные их стоимость была больше, чем 5%. Он сказал, что при большом желании можно доказать, что эти наклейки стоили тысячу рублей штука. Взять справку с дружественной типографии, дружественной тому, кто хочет…

Лобков: Заказывается экспертиза.

Тагаева: Да, если экспертиза докажет, что…

Лобков: Если не суд, то сторона другая может заказать другую экспертизу.

Тагаева: Да, и они должны доказать, что штаб Навального был в курсе того, что происходило.

Лобков: А само существование огромного количества агитационных материалов не в штабе не является нарушением?

Тагаева: Я так понимаю, что не является нарушением, потому что ...

Лобков: Допустим, если в мою квартиру, у меня тоже железная дверь… Допустим, Левичев попросил меня подержать их коробку,  я им симпатизирую, условно говоря.

Тагаева: Здесь очень интересная развилка законодательства. Ты можешь держать эту коробку, но на этом материале должны быть исходные данные. Если ты сам напечатал это на принтере, согласно закону вроде как, как говорит Леонид Волков, это не является нарушением, потому что ты можешь агитировать за того, за кого хочешь. Штаб Навального может и не быть в курсе. Ты можешь обвесить всю студию «Дождя» этими наклейками. Нужно доказать в суде, что умысел был.

Лобков: Кроме того, в суде столкнуться с очень неприятной проблемой- как узаконить факт проникновения спецслужб.

Тагаева: Сейчас говорят, что это был пожар.

Лобков: Пожара уже вроде и не было, потому что после пожара есть следы пожара, что-то нужно поджечь.

Тагаева: Было задымление.

Лобков: Задымление никто не видел. Может быть, там выбирали мэра, пошел черный дым, а не белый.

Тагаева: Ордера, по-моему, тоже не было.

Лобков: По крайней мере, его никто не показал. Если будет суд, вправе хозяева квартиры возбудить встречный иск против правоохранительных органов за незаконное проникновение в жилище и нарушение статьи Конституции?

Тагаева: Уже, по-моему, хозяйка квартиры заявила, что она будет подавать в суд ан полицию.

Лобков: То есть этот суд ожидает нас с нескольких сторон сразу?

Тагаева: Да. Если сейчас Мосгоризбирком примет решение, что было нарушение и передаст дело в суд, то в течение двух недель мы будем наблюдать ситуацию, в результате которой Навального могут снять с выборов.

Лобков: Политически это совершенно непонятно. Если раньше Собянин Мосгоризбирком делали вид, по крайней мере, что они помогают Навальному, что они делятся с ним муниципальными голосами, не мешают ставить везде кубы, они тысячу раз могли придраться, во время митинга 18 числа, я там был, довольно лояльно вела себя полиция до того, как начался разгон. Третий факт, что во время судебного процесса сам Горбунов заявил, что с точки зрения избирательного законодательства Навального нужно освободить из-под стражи, поскольку он является официальным кандидатом, его мнение было учтено, видимо, кем-то. То есть либо политика изменилась на 180 градусов после разоблачений о квартирах, но с другой стороны, а чего вы ожидали от Навального? Что он будет сидеть с кошечкой на плакате и чесать ее по шерсти? Нет, понятно, что Навальный всегда чешет против шерсти. Мне этот момент не понятен. Лола, как вы объясняете это для себя?

Тагаева: Мне кажется, что то, что происходило вчера в течение пяти часов, это, конечно же, все происходило не без согласованности с властью. Понятно, что Левичев не совсем самостоятельный игрок. Понятно, что то, что происходило в течение пяти часов, хотя если бы было принято решение, наверное, не надо было устраивать это телевизионное шоу. Это такие картинки, что я думаю, что после этого рейтинг Навального должен только вырасти.  Вопрос в том, что я думаю, что в течение пяти часов были какие-то звонки. Мы написали в статье, что нам рассказали источники в штабе Левичева, что происходили какие-то согласования, что в какой-то момент Левичев отменил распил двери…

Лобков: Левичев отменил распил двери? А Левичев не командует у нас московской полицией?

Тагаева: Как-то это происходило все достаточно сумбурно. Кто-то позвонил, полиция тоже не очень понимала, что делать, потому что приходили разные сигналы…

Лобков: Может, это была не полиция? Потому что полиция даже не могла дать согласованного комментария в течение нескольких часов.

Тагаева: Самое важно, что это все не было толком согласовано, продумано. Давайте смотреть на то, что есть в итоге. В итоге -  Валентин Горбунов заявляет, что есть законные агитационные материалы, то есть ситуация для штаба Навального становится сложнее, чем наклейки у сторонников.

Лобков: То есть, если бы были полностью все, можно было сказать, что это самопал.

Тагаева: Ситуация усложняется, Левичев подает все-таки жалобу. Левичев - абсолютно системный игрок, видимо, принято такое решение и Мосгоризбирком жалобу эту принял. Если жалоба принята, они должны ее рассматривать в течение двух недель. Может быть, было принято решение немножко охладить Навального, таким образом, будут в течение двух недель трепать ему нервы.

Лобков: Но мы знаем характер Навального, его могут этим только разозлить.

Тагаева: Не знаю, посмотрим.

Лобков: Лола, можно сказать, что это ключевой, поворотный момент во всей избирательной кампании, что все, что было до этого,  - это была только разминка?

Тагаева: Ключевой момент- это когда Навального выпустили. А сейчас мы будем в течение двух недель смотреть, снимут Навального с выборов или нет, потому что пугать начали. Это либо ответ на публикации, которые были, и теперь штаб Навального будет загружен еще и попыткой доказать свою невиновность в истории с Чистопрудным бульваром, либо это история, связанная с тем, что оставляют до 30 августа возможность каким-то образом снять кандидата.

Лобков: После того, как Жириновский в одном случае и Левичев в другом выступили в качестве, можно сказать, проводников и посредников орудий каких-то неведомых пока сил, можно говорить вообще о кризисе доверия к политической системе в России. Теперь уже две парламентские партии имеют такую репутацию, которая перевешивает все, что они делали до этого, мне кажется. Можно ли говорить о том, что «Справедливой России» больше нет? Знаете ли вы, что будут делать другие члены этой фракции?

Тагаева: А кто там остается из тех, кто выходил на Болотную и вместе с Навальным выступал? Илья Пономарев, которого мы сейчас не очень часто видим? Дмитрий Гудков, который находится в сложной ситуации? Я не знаю, может быть, Оксана Дмитриева что-то скажет, но она в отпуске, насколько я знаю. Понятно, что «Справедливая Россия» был главным бенефициаром протеста болотных настроений…

Лобков: Ее выбрали методом исключения.

Тагаева: Да, и получили 14%, увеличив свой результат в два раза на выборах в Госдуму. Это, конечно, сейчас выглядит очень странно. То, что у Левичева рейтинг очень низкий, и пока что он занимает последнее место, это уже факт. Я не знаю, было ли куда дальше разочаровывать тех, кто раньше голосовал «за».

Лобков: Давайте попробуем вместе с вами ответить на вопрос дня. Штурм квартиры на Чистый прудах, что это было? Вариант первый- обычный эпизод предвыборной борьбы- 4%. Второй – провокация против Навального- 37%. Третий ответ- провокация против Левичева – 26%. Четвертый – борьба с нарушениями в предвыборной кампании- 2%. И пятый вариант ответа – много шума из ничего- 30%. Вас этот опрос озадачивает или это ожидаемые цифры?

Тагаева: Мне кажется, что провокация против Левичева - это история, которую вы сейчас озвучивали, что доверие к Левичеву и к партии в глазах некоторых людей падает. Я думаю, это как раз связано с этим.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.