Чем дешевле ваш мобильный телефон, тем лучше связь

Чай со слоном
4 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Москва

Комментарии

Скрыть

В ответ на зимнее заявление Дмитрия Медведева о плохом качестве сотовой связи в Москве информационно-аналитическое агентство TelecomDaily решило изучить возможности мобильных телефонов в столице. О полученных результатах рассказал гененеральный директор агентства Денис Кусков.

Прочитать статью Дениса Кускова «Мобильный интернет. Так у кого лучше?» можно здесь

Лобков: Дмитрий Медведев сказал: «Это безобразие. Я приехал в Москву в 1999 году, как известно, из Петербурга и был удивлен: город, который самый большой в нашей стране, является столицей, имеет такое качество связи. Прошло 14 лет – в Москве до сих пор самая плохая связь». Прав ли Медведев? Мне почему-то кажется, что в деревне Сегежа, где отбывает наказание Михаил Ходорковский, там связь похуже будет, чем в Москве и в Питере. Правда ли то, что сказал Медведев?

Кусков: Действительно качество связи сейчас интересует, наверное, всех, кроме младенцев, которые просто не умеют держать телефон в руке.

Лобков: Умеют.

Кусков: Совсем младенцы, назовём это так. Конечно же, каждый год развиваются технологии связи. Выпускаются новые, были GSM, 3G, сейчас LTE запускается. Всё это хозяйство необходимо контролировать, за ним надо ухаживать, что и делают операторы. При этом есть ряд больших трудностей со стороны государства с частотами, с размещением на зданиях. Поэтому качество в Москве, на мой взгляд, и как мы провели исследование в конце марта месяца, о котором сейчас как раз идёт речь в данном тексте на Slon.ru, показывает, что Москва, как мегаполис, которых не так много в Европе, показывает достаточно хорошее качество связи. В данном контексте исследования мы касались исключительно мобильной передачи данных 3G, LTE.

Лобков: К моему глубокому убеждению, самый плохой город с точки зрения связи – это Нью-Йорк, потому что там небоскрёбы, которые постоянно экранируют сигнал. Там самый плохой GPS, потому что у вас постоянно пропадают спутники, потому что они оказываются в тени, и там есть просто мёртвые зоны. Хотя это Нью-Йорк, и люди там живут быстрее, чем в Москве.

Кусков: Действительно есть топологии города, как географические равнины и долины, так и строительные инфраструктуры, которые  есть, как вы сказали, в Нью-Йорке. Они, конечно, накладывают отпечаток на качество. Действительно есть какие-то места достаточно проблематичные в различных городах. В Москве они так же имеют место быть, но как показывает наше исследование, ситуация на достаточно хорошем уровне. Не могу сказать, что она превосходна, есть города России, где качество связи гораздо лучше.

Лобков: А что я должен делать, чтобы испытать качество связи? Где связь выходит на свои предельные мощности? Что это: это Facebook, ну, социальная сеть, это передача фотографий через MMS?

Кусков: Есть, наверное, среднестатистический пользователь, который может посмотреть реальную скорость, как загружаются фотографии, как загружаются с  Youtube ролики.

Лобков: То есть видите ли вы ромашку или стримлайн?

Кусков: Да, если вы смотрите, и у вас нормально показывает, вы прекрасно понимаете, что той скорости, которая есть, вам достаточно хватает. Когда вы видите, что постоянно зависает картинка, то скорости не хватает.

Лобков: Зачитываю: Максимальная скорость ПД, Мбит/с.: МТС- 40,7, «Мегафон»- 19,8, «Билайн» - 26,9. А чем первая колонка отличается от второй?

Кусков: Это LTE.

Лобков: Это отдельная подписка идёт? То есть когда я иду в «Мегафон» или МТС, я должен знать, чего я хочу.

Кусков: Да, это разные SIM-карты, это разные принадлежности. LTE сейчас практически доступно на USB-модемах и на ограниченной части смартфонов. В России их не более 10.

Лобков: То есть это небольшой ноутбук, в котором SIM-карта?

Кусков: Да.

Лобков: И в этом случае является рекордсменом «Мегафон», опять же не в виде телефона или смартфона, а в виде ноутбука с чипом?

Кусков: Здесь, во-первых, разный уровень потребления контента, который потребляет человек с USB-модемом, он закачивает гораздо больше информации, смартфон – это всё-таки больше для соцсетей. Поэтому в данных наших исследованиях показано, что все операторы за год с лишним после  нашего прошлого исследования показали значительный рост. Они увеличили количество базовых станций, увеличили так называемые лицензии на частоты. Если раньше предельными частотами были 21 мегабит в секунду, то сейчас уже работает до 42 мегабит в секунду.

Лобков: Какова здесь роль государства вообще? Дело в том, что в «большой тройке» все друг с другом конкурируют, но всё равно конкуренция достаточно ограничена. Потому что мы не можем говорить о монополии, это олигополия такая, и четвёртого не хотят пускать на тех условиях, на которых они сами работают. Вот Yota ассоциируется с премьер-министром, люди, как я понимаю, это Денис Свердлов, основатель, они сумели на рынке эту нишу занять, а другие не могут. Роль государства здесь какова?  Может ли государство в лице Медведева приказать всем повысить скорость передачи данных, или это упирается в технические возможности тех изобретений, которые сделаны не здесь, а на Западе?

Кусков: Здесь ситуация сложная. Я приехал с круглого стола, где мы встречались с операторами связи, с журналистами и обсуждали вопросы качества связи и пути их решения. Мне кажется, здесь для того, чтобы и Дмитрий Анатольевич был доволен качеством связи, и простые наши абоненты, живущие в Москве, необходимо работать не только операторам. Потому что они закупают оборудование у производителей за достаточно большие деньги, устанавливают их на крышах домов, но есть ряд больших вопросов, которые нельзя решить без государства. Это, во-первых, непрозрачное выделение частот, о котором мы говорили уже неоднократно и в вашей передаче, когда я был в прошлый раз по поводу «Ростелекома». На сегодняшний момент пока нет  прозрачного выбора операторов и выдачи им частот в Москве и вообще в регионах России.  Они выделяются либо закрытым указаниям, либо, скажем так, определяется на большой…

Лобков: То есть каждый оператор имеет пакет претензий ещё на какие-то частоты, да?

Кусков: Да, то есть они подаются для того, чтобы оператор работал на различных частотах, он получает разрешительные документы, подаёт.

Лобков: От «Ростелекома»?

Кусков: От Министерства коммуникаций и связи.

Лобков: Которое является крупнейшим акционером «Ростелекома».

Кусков: Как бы через государство. Поэтому есть проблема с размещением секторов базовых станций на зданиях в Москве. Мы прекрасно понимаем, что Москва – это мегаполис, который в Европе поискать нужно, если брать с приезжими, то это 20 миллионов людей. И операторы ставят базовые станции, и этого вроде хватает. Но начинает скапливаться вокруг базовой станции народ, который употребляет трафика всё больше и больше. Операторы с удовольствием могут поставить рядом сектор, который разгрузит.

Лобков: Мы на митингах часто наблюдали, когда 20 тысяч человек – это уже всё парализовано.

Кусков: Да, но поставить они не могут базовую станцию, потому что процесс согласования разрешения  на установку дополнительного сектора – это очень большая проблема.

Лобков: Это ФСБ?

Кусков: Нет, есть отдельно то, что ФСБ, но здесь больше вопрос доступа к инфраструктуре здания, здесь, наверное, мэрия Москвы, в первую очередь, какие-то подзаконодательные акты, которые можно было прописать в законе о связи.

Лобков: Взятку требуют?

Кусков: Это лучше спросить у операторов, я не могу сказать, но процесс согласования перед установкой каждого сектора, он очень длительный и может занимать несколько месяцев. Ни для кого не секрет, что многие операторы особенно в регионах, в Москве более пристальное внимание, размещают сектора дополнительные ещё до получения разрешения Роскомнадзора по той причине, что если ждать полностью, то это очень долго.

Лобков: Я не совсем понимаю, вот у меня в доме ТСЖ, и мы, например, решаем разрешить рекламу, между прочим, на Садовом кольце, большой баннер или не разрешить. Что мы с них будем иметь? Например, они за счёт рекламодателей сделали капремонт. То есть мы можем так же договориться, пускай ставят вышку, если она нам за это скостит часть квартплаты, допустим.

Кусков: Так и есть, очень часто операторы ставят базовые станции на крышах домов, на стенах домов, когда их пускает ТСЖ, но есть масса зданий особенно в центре Москвы, где они принадлежат не ТСЖ, а принадлежат каким-то структурам. И этот процесс согласования как раз проблематичен. Департамент информационных технологий Москвы пытается что-то сделать, говоря о том, что мэрия идёт навстречу, но пока, как сказали сегодня операторы, мало видно каких-то позитивных сдвигов.

Лобков: Вот карта скоростей по округам Москвы. Я правильно понимаю, что чем темнее, тем лучше покрытие?

Кусков: В каждом округе Москвы есть табличка по каждому из операторов.

Лобков: Она в принципе совпадает с уровнем доходов населения, да? То есть Центральный округ, и престижный Запад и Юго-запад Москвы, и довольно бедненький Северо-восточный округ.

Кусков: У операторов есть проблема в каждом  из округов Москвы. Их необходимо решать, операторы их знают, потому что после нашего объезда мы всю информацию, которую собираем, бесплатно передаём самим же операторам, чтобы они могли увидеть свои проблемы. Практически это некая помощь операторам. Оператор постоянно ежедневно, ежемесячно исследует и собственные сети, и сети своих конкурентов, просто они это оставляют внутри компании. Задача нашего агентства – сделать некий момент для абонентов, для возможности абонентов подать какую-то жалобу о том, что связь там или там плохая. Конечно, они могут позвонить в call-центр оператора, но это очень долго ждать и не всегда есть возможность. Поэтому мы и на нашем сайте TelecomDaily, и на Slon.ru сделали возможность подачи через краткое заполнение формы жалобы, где у абонента была проблема.

Лобков: Если у людей нет новых смартфонов, они вычерпывают все возможности связи в Москве, или ниже этого потолка сами по себе аппараты?

Кусков: У более дешёвых моделей… Надо сказать, что те смартфоны, которые сейчас покупаются, это низкий и средний ценовой сегмент смартфонов. Высокий ценовой сегмент менее интересен хотя бы с точки зрения достатка людей. Они дешёвые по нескольким причинам, у них некие ограничения по скорости. У большинства скорость, которую можно получать – это 3, 6-7,2 мегабита в секунду.

Лобков: То есть это на границе того, что даёт Москва.

Кусков: Да, поэтому если абоненту не нужно цветного экрана супер, не нужно каких-то характеристик супер, они могут приобрести телефон среднего, низкого ценового сегмента, выходить в интернет, свои вопросы решать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.