Владимир Жириновcкий — Ксении Собчак: «Идите в террористы!».

Глава ЛДПР предсказал, когда умрет демократия, посадят Навального, и кто станет следующим президентом
Собчак
17:34, 20 июля
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«У демократов три пути: могила, тюрьма или эмиграция», — говорит гость программы Ксении Собчак, глава партии ЛДПР Владимир Жириновский. Интервью, из которого вы узнаете, когда, по мнению Жириновского, посадят Алексея Навального, кто победит на выборах в Госдуму, почему демократы «все погибнут», в России невозможен такой же переворот, как в Турции, а также почему, как полагает лидер ЛДПР, не надо совершать героических поступков, а надо сидеть тихо дома.

Мы с вами, слава богу, не первый раз встречаемся. Сегодня мне бы хотелось построить разговор с вами, во-первых, по итогам шестого созыва. Как вы оцениваете этот созыв Госдумы и согласны ли с определением, которое бытует в народе, что это «взбешенный принтер»?

Абсолютно не согласен, определение полностью не соответствует, это делают злые люди. Дума работает как и все парламенты. Мы обсудили более шести тысяч законов, реально принято около двух тысяч. ЛДПР представила более тысячи законов. На каждого депутата у нас падает 20 проектов законов.

Вопрос не только в количестве, но и в качестве. Многие законы, мягко говоря, неоднозначны. Не все связаны, кстати говоря, с поддержкой ЛДПР, но тем не менее. Неужели люди просто так это называют «бешеным принтером»?

Так называют единицы, такие люди всегда есть, им все не нравится.

А в основном большинству нравится?

И страна им не нравится, и культура, и пища, и семья. Таких большинство, я бы даже сказал. Но ярлыки вешать не надо, потому что, как я сказал, парламент работает в нормальном рабочем режиме. Слава богу, что он все-таки не однопартийный, есть и другие партии.

Все законы в основном не нравятся гражданам, ибо все законы ограничивают: нельзя, нельзя, по срокам нельзя.

Смотря что ограничивать, Владимир Вольфович.

Да.

Хорошо. Назовите три самых важных законопроекта, которые вы лично внесли в эту Государственную Думу.

Для нас все важные, мы не выделяем какой-то закон. Например, я лично докладывал закон о защите русского языка, прошел все инстанции, пошел в Совет федерации, куда никогда не ходил. Но он не принят. Мы постоянно замусориваем язык чужими словами, лишними, ненужными. Это было главным для меня.

Получается, главное не принято. А что принято?

Приняты законы, которые не имеют большого значения. Принят закон об изъятии неиспользуемых хозземель, опять наш ― и он бездействует. Теперь снова принят, уже по инициативе «Единой России», и вроде бы начал действовать. Очень часто очень важные законы предлагают другие партии, например, ЛДПР. Их заворачивают, а через некоторое время эти законы идут уже по линии другой партии.

Занимаются плагиатом, по сути дела.

Трудно это определить как плагиат, потому что это все открыто. Все могут заниматься правами человека, землей, безопасностью. Террор, ЖКХ. Что это, плагиат? Мы помогаем гражданам сделать перерасчет. Условно говоря, они платили 20 тысяч, а теперь будут платить пять или десять. Что это, плагиат, если та, другая партия делает то же самое? Все будут делать, это открытые проблемы.

Много было и странного. Например, запомнилось ваше предложение о введении административной ответственности за селфи в опасной обстановке. Это что вообще?

Да. Очень много ребят гибло. Надо здесь контролировать.

Как можно контролировать желание человека сделать селфи, Владимир Вольфович?

У человека желание ехать со скоростью 200 км/ч, мы его останавливаем.

Это, извините, ограничивается свободой других людей и риском.

А здесь забота о его жизни, он еще не понимает. Ни один взрослый человек 50-60 лет не будет делать никакого селфи с риском для жизни. А пятнадцатилетнему подростку хочется выделиться. Надо его обязательно остановить. Но закон не прошел.

Но это же собственное селфи.

Неважно. Мы и самоубийц должны останавливать, и алкоголиков, и наркоманов. Давайте не будем останавливать наркоманов! Все надо останавливать, ограничивать, абсолютно все по нашей жизни.

Также я знаю, что вы предлагали ввести запрет на ведение бизнеса для жен и членов семей чиновников.

Да.

Это, к сожалению, тоже не было принято, насколько я понимаю.

Не прошло, да.

Но я хотела спросить вот что. Ко мне совсем недавно на эфир, который пользовался большим успехом, приходил депутат, который весь созыв работал на ЛДПР. Вы его наверняка знаете, это Роман Худяков.

Да.

Он у вас курировал Калужскую область, а в это время ― и я ему предъявила эти документы ― его жена открыла там государственно-частный центр для выдачи патентов мигрантам. Как вы относитесь к такому роду бизнеса и знали ли вы об этом? Вы выступаете за запрет бизнеса для чиновников, а у вас творится вот такое.

Да. Мы не раз инициировали проект закона, чтобы проверить всех депутатов. Те из них, кто продолжает заниматься бизнесом… Это нельзя совмещать. Депутат может писать стихи, музыку, но не заниматься бизнесом. Некоторые из них занимаются, даже находясь в Государственной Думе. Но это не прошло проверку.

Про жену Худякова мы не знали. Мы вносили второй закон, чтобы жены не могли заниматься бизнесом. Тоже не прошло. Вы говорите: свобода. Конечно, пусть жена занимается чем хочет! А тут конфликт интересов.

Но не проходит же. Сизифов труд получается!

Нет.

Столько лет вы в политике, в Думе. Все, что вы предлагаете, не проходит.

Вы же проходили арифметику в школе.

Проходила, я даже выписала.

Для принятия закона нужно 226 голосов. Когда у нас будет 226, тогда все пройдет. Пока не проходит чисто технически, нужно, чтобы наш закон поддержало 226 человек, а у нас 56 кнопок, все.

Правильно ли получается, что вы считаете, что Ольге Шуваловой и детям генпрокурора Чайки тоже нужно запретить?

Полностью всем запретить! Была жена мэра Москвы, Батурина. Всем-всем-всем. Ты пошел заниматься публичной деятельностью, государственной службой. Ты не хочешь, чтобы дети и жены были ограничены? Тогда не ходи. Ты не будешь прокурором, министром, депутатом. Вместе торгуйте на рынке, открывайте частную сауну. Делайте все, что хотите, но если кто-то из вас на государственной службе, то супруг и дети не должны быть в бизнесе. Четкая позиция.

В прошлую Думу слоган партии ЛДПР был «За русских!». С каким слоганом пойдете на эти выборы?

Мы всегда оставляем этот лозунг. Это связано с тем, что за 25 лет в основном русский народ оказался в зоне унижения и дискриминации. Пример ― Донбасс и наши любые другие части бывшего СССР, те же Прибалтика, Молдавия и так далее.

Сейчас у нас много лозунгов. Я не считаю, что должен быть один лозунг.

Один, «За русских» ― его все запомнили.

Он у нас был и остается, это краеугольный камень нашей программы.

Какой лозунг будет главным в этой избирательной кампании?

В плане работы мы выдвинули позицию «Не мешайте работать», «Не разрушать, а созидать». Очень много разных лозунгов, связанных с нашей общей жизнью, деятельностью, но они не играют никакой роли. Лозунг ― это не закон, не манифест. Ходить и говорить, вот мы такие, сякие. От нас это слышали тысячу раз.

Главное для того, чтобы люди могли подумать, ― это прогнозы. В состоянии ли политическая партия дать прогноз?

Вы точно в состоянии.

Мы дали десятки, а другие партии ни одного не дали.

Об этом я бы и хотела поговорить, потому что, мне кажется, по количеству и качеству ваших прогнозов вы уже переходите из разряда политика в разряд настоящей Ванги, которая заранее говорит, и все так и происходит. Я специально подготовила небольшой фрагмент. Это отрывки из программы на канале «Россия-1», где вы даете задолго до событий прогнозы и по поводу посадки Никиты Белых, и по поводу Крыма.

Немцов.

И по поводу Немцова. Это, конечно, удивительно. У нас есть материал, давайте посмотрим.

Владимир Жириновский: Белых думает, куда ему бежать. В офшорную зону, в Лондон, США? Куда ему бежать? Об этом раздумья. Я уверен, уже есть билеты, визы, паспорта. Они чудаки. При первом звонке надо сдать полномочия и уйти в сторону.

Немцов ― сегодняшний Троцкий, он ждет своего ледоруба. Я не хочу этого, но без ледоруба он никуда не уйдет.

Откуда? Вы разговариваете со звездами? Карты Таро? Как вы это все предсказываете?

Никаких звезд, никакой бабы Ванги. Я анализирую ситуацию, которая была в России двести, сто, пятьдесят лет назад, сейчас. Как складывается судьба тех или иных деятелей в зависимости от условий.

Тот же Немцов слишком жестко и нагло критикует тот посткоммунистический режим, организатором которого был он сам. В тот день, когда его убили, я случайно включил «Эхо Москвы».

Может, вы знаете, кто его убил?

Нет.

Тут у вас версий нет.

Этот прогноз я дал в 2013 году. В день убийства я случайно поймал «Эхо Москвы». Как он выступал! Я про себя подумал: «За это убивают!». И действительно, через два часа…

А что именно?

Его жесткие оценки. Нельзя так говорить о государстве, о его руководителях.

Какие конкретно жесткие оценки?

Я сейчас не буду вспоминать, зачем мне это надо. И повторять не буду.

Многие говорят, что жесткие оценки именно в сторону Кадырова.

Нет, там вообще ничего не было про Кадырова, там было про руководство страны и в целом про нашу страну. Я думаю: «Зачем он это делает? Зачем „Эхо Москвы“ его же провоцирует?». Если бы они не давали ему эфир, он сегодня был бы жив. Так что убийцей Немцова является «Эхо Москвы». Вы говорите: «Может быть, вы знаете, кто его убил?». Я вам называю: радиостанция «Эхо Москвы».

По этой логике от того, что вам дали эфир на «Россия-1», где вы выдвинули странное предположение о том, что надо ограничить мигрантов на Северном Кавказе, если кто-то с Северного Кавказа совершит покушение на вас, то виноват в этом будет Соловьев и его программа «Поединок»?

Нет. Играет роль количество. Если «Эхо Москвы» дает эфир только Немцову, и он каждую неделю…

«Поединок» все время дает эфир Жириновскому, вы там постоянный гость.

Нет, Ксения, разные темы.

Вы тоже за годы такого наговорили.

Он постоянно долбал Россию и ее руководство, какие они плохие, все коррупционеры, все самое плохое каждый раз.

Вы такого не делаете?

Нет. Мы обсуждаем разные проблемы. Какие-то ярлыки я специально не навешиваю.

Это разные вещи. Можно пойти в Парк культуры и выстрелить из «мелкашки», воздушное ружье, маленькая пулька. А можно шарахнуть из гранатомета. Все это стрельба, но разными снарядами. Можно выпить стакан лимонада, а можно водки. Вот выпил, но что выпил?

Поэтому здесь как раз нельзя сравнивать, кто где выступает и какую ответственность несет.

Хорошо, а как вы про Никиту Белых смогли так разложить?

Вся беда коррупционеров, настоящих и будущих…

Вы считаете, что Никита Белых ― коррупционер.

Конечно! Большинство чиновников и губернаторов ― коррупционеры. Потому что лежат деньги, как не взять? Ведь приходят со взятками каждый день к каждому чиновнику, чемоданами несут. Человеку трудно устоять.

Подождите, он же сказал, что это на строительство церкви.

Это все сказки. Форма передачи: в чужом городе, в ресторане, наличными, валюта. Кто такие деньги передает на развитие города. Просто смешно.

А кто из высокопоставленных лиц такие деньги будет брать в ресторане как взятку таким образом?

Ему приспичило взять. Где он будет брать? Он решил, что в общественном месте легче.

Что, помощника нет, чтобы этим заняться? Зачем самому?

Не доверяет. В этом же и прокол. Он думал, что этот бар не просматривается. Его же вели уже давно, давно были материалы на его арест. И он успокоился: сколько он уже взял, а все не арестовывают! Значит, можно продолжать брать.

Это введение в заблуждение. Сколько брал Хорошавин? Вы думаете, что его поймали перед арестом? Наблюдали долго, смотрели, выявляли все связи. Он решил, что раз он берет, а его нигде не беспокоят, значит, можно продолжать брать дальше.

Поэтому все должны быть на руководящем посту только пять лет.

Вы, извините, уже тоже задержались.

Это общественная организация, а я говорю о руководящих постах в исполнительной власти. Мэр, губернатор.

Я очень сомневаюсь, что если бы вы были президентом, вы бы через пять лет ушли.

Мэр, губернатор, министр ― вот эта категория.

Неизбираемые.

Да. Кого избирает население… Пойдет наш великий танцор, как его… на «з» фамилия.

Зюганов?

Нет, 102 года ему уже, поет и танцует в Театре российской армии. Играл в «Свинарке и пастухе».

Моисеев?

Да нет, какой Моисеев!

Зельдин!

Да, я же говорю ― буква «з». Владимир Михайлович Зельдин. Пускай он пойдет, ему 102 года, за него проголосуют. Имеет право. При выборах нет ограничения по возрасту. А вот в исполнительной структуре мы ввели ограничения ― 70 лет, 65, но они плохо действуют.

Давайте поговорим тогда о другом предсказании. Вы сделали его по поводу Крыма, тоже известный факт.

Да.

Еще в 2008 году Владимир Жириновский сказал о Крыме.

Раньше, в 1998.

Давайте послушаем.

Владимир Жириновский: Сейчас будем возвращать. Рычаги реальные есть, и постепенно все вернется: и Крым, и Севастополь, и Абхазия, и Осетия, и все остальное.

Это что? Вы говорили с Владимиром Владимировичем на эту тему?

Зачем? Ни с кем не надо говорить, это мой предмет изучения. Я изучаю Восток, страны, население, военные вопросы. Я не физик, не математик. У Зюганова ― арифметика.

Хорошо, Крым присоединили, а почему на следующих парламентских выборах, уже начались предвыборные кампании, где Стрелков и Бородай? Почему герои «Новороссии» оказались абсолютно невостребованными? Ощущение, что всю эту волну слили абсолютно жестко и никуда их не пускают. Это же странно.

Я этих людей не знал лично.

Но они стали героями на какое-то время.

Ради бога, у нас много героев.

А куда они делись, Владимир Вольфович?

Не знаю.

Это же против законов политической жизни.

Почему?

Ну как? Есть Стрелков, такой герой «Новороссии».

Это вы знаете. Давайте на улицу выйдем сейчас ― никто не знает.

Его перестали по телевизору показывал, он сгинул.

Таких миллионы, которых перестали показывать.

Почему же? Почему Немцова перестали показывать, понятно ― он власть жестко критикует. А Стрелков-то? Герой, казалось бы.

У него, возможно, была позиция решения всех вопросов военным путем, это как-то могло быть в диссонансе с политикой каких-то органов власти, поэтому он уехал оттуда, никто его здесь специально не будет поднимать. Это нужно спрашивать у тех, кто его курирует. Я никого не курирую и меня никто не курирует.

Каков ваш прогноз по поводу выборов и процента прохождения? Кто пройдет? ЛДПР. «Справедливая Россия» пройдет или нет? КПРФ, понятно, пройдет. И «Единая Россия». Кто еще?

Больше никто.

«Справедливая» пройдет?

Нет, но за уши вытянут. Миронов каждый раз валяется в ногах у президента и выпрашивает поддержку. В 2007 году у них был рейтинг 4%. ЛДПР получает 11%. У ЛДПР снимают 3%, остается 8%.

А как так снимают?

Слушайте до конца. Прибавляют к их 4%, получается 7%, они проходят. 37 депутатов. Это наши депутаты. Вот так снимают. В ЦИКе собираются общие показатели со всей страны. Кому нужно, опустят, кому нужно, поднимут. Вы это разве не знаете?

Я-то знаю.

Как Бушу-младшему считают.

Но за такие заявления вас тоже начнут на «Эхо Москвы» приглашать, а там уже и до Немцова недалеко. Вы сейчас заговорили как оппозиционер.

Вся беда демократов в том, что вы замыкаетесь на узком круге. Если бы «Эхо Москвы» приглашало всех, кого можно пригласить, от этой радиостанции было бы более позитивное впечатление.

Владимир Вольфович, в чем тогда мастерство? Где та красная линия, о которой нам не раз говорил Песков, которую вы не переходите? Вы критикуете власть, но при этом понимаете, что с вами не поступят так, как с Немцовым.

И с Немцовым никто не поступал бы, он просто перебрал. Наркоман умирает от передозировки, а наркоманов миллионы по всей планете. Умирают единицы. Алкоголик перебрал. Скорость автомашины. То есть у него был в чистом виде перебор. Это черта характера.

Хорошо, вы человек без перебора.

Да.

Вроде вы такой эпатажный, столько всяких вещей говорите.

Никакого нет эпатажа, вы, журналисты, придумываете.

Где ваши красные линии, как вы понимаете, что можно говорить? Только что вы обвинили ЦИК в фальсификации, по сути дела.

Это мы говорим после каждых выборов.

Не трогайте страну, ее границы. Это неприкосновенно. Россия. Критикуйте царя, советскую власть.

Подождите, вы считаете, что Путина тоже можно критиковать?

Кто хочет, пусть делает. Мы не можем указывать кому-то можно или нельзя. Но не должно быть оголтелости, стопроцентной чернухи, навешивания ярлыков по любому поводу. Вот этого не должно быть. Это беда демократических радиостанций, телеканалов и газет, вы моментально втаптываете в грязь что-либо. Вы придумали, что «закон Димы Яковлева» ― закон подлецов. Кто вам дал такое право? Это закон.

Люди придумали, Владимир Вольфович. Почитали закон, разобрались.

Если говорить, что он закон подлецов, то все депутаты Госдумы ― подлецы. Вы перешли красную черту. Называйте депутата-негодяя. Один, два, три, десять. Но вся Государственная Дума ― это высший орган власти.

Но вы голосовали за этот закон?

Да, с удовольствием. Это всегда был наш закон. Мы всегда были категорически против усыновлений за рубеж.

Вы правда не считаете, что есть элемент аморальности в том, что дети, которые уже готовились к выезду, не выехали, что больные дети, которые здесь никому не нужны, которых все равно никто не возьмет, ― «Так не доставайся же ты никому», они не достанутся даже тем семьям, которые их ждут? Вы правда считаете, что это правильные ответные меры на политическое противостояние двух держав?

Эти меры нужно было давно, всегда, с самого начала.

Но их же приняли именно как некий ответ на «закон Магнитского», именно в это время.

Надо было принимать. При советской власти никто не имел права усыновить за рубеж. Все. Зачем это разрешили?

Владимир Вольфович, вы же понимаете, что это не было совпадением именно в той политической ситуации.

Это не играет роли. Какая разница, какая ситуация? Я говорю: мы, ЛДПР, принципиально против любого усыновления за границу.

То есть пусть больные в детских домах, но живут здесь, на родине.

Дети ― это наша страна. Вырастут, будет 18 лет, пускай едут куда хотят. А пока мы имеем право определить их судьбу. Если правильно поставить вопрос, то многие дети будут излечены и найдут новые семьи.

С чего это они будут излечены? У нас не делают половину операций, которые потом делают в Америке.

Вы думаете, там делают? Это все ложь. Туда столько людей уезжали лечиться. Что же жену Горбачева не спасли? Там много делают операций.

Владимир Вольфович, все-таки уровень медицины здесь и в западной Европе или Америке, мне кажется, бессмысленно обсуждать.

Это вам так кажется.

Вам кажется иначе?

Я изучал все эти вопросы. Никаких достоинств у медицины за рубежом перед нашей медициной нет, абсолютно никаких. Там работают все наши врачи, кстати, чтоб вы знали. И в Германии, и в Израиле, и в Америке. Это наши врачи.

Тоже, кстати, интересно, почему они там работают, а не здесь.

Потому что им хочется, они уехали в эмиграцию.

А хочется им просто так.

Погулять. Вот такие есть люди, гулящий народ. При советской власти нельзя было поехать.

По этой теме мы никогда с вами не сойдемся, давайте ее сменим.

В этом проблема демократов, вы обязательно погибнете. Коммунисты погибли, и вы все погибнете.

Я уже боюсь ваших предсказаний.

Все: и ваш канал, и «Эхо Москвы», и «Новая газета», все эти Касьяновы, Навальные, Яшины.

В этом созыве случилось удивительное: один из членов партии ЛДПР впервые стал главой региона. Я говорю о депутате Алексее Островском. В 2012 году он был назначен губернатором Смоленской области. Смотрите, какая незадача: никаких особых достижений на этом посту у него нет. Население сокращается, реальные доходы населения сократили темпы роста, объем валового регионального продукта остался на прежнем уровне. Какой показатель ни возьми, ничего не изменилось. Как так? Довольны ли вы работой этого губернатора?

Очень довольны. Показатели великолепные, губернатор замечательный.

А поконкретнее можно?

Самый главный показатель ― самый низкий уровень коррупции. Ни одного случая.

Как вы это определили?

Потому что все молчат, ничего никто нам не сообщает. В Москве сегодня идут аресты.

Подождите, были обвинения, что давали деньги на предвыборную кампанию, например.

Ничего не было, все ложь. Мы говорим о работе его как губернатора.

Ну как? Там один банкир обвинял.

Где этот банкир? Ищите его, мы его не можем найти. Он обвинял, может быть, но мы не слышали этих обвинений. Это опять перекос демократов.

Но в прессе это было.

Ну и что?

Вы говорите, что все тихо, но вот были обвинения в коррупции.

В прессе 90% материалов ― фиктивные, фальшивые, клеветнические. Поэтому на прессу не надо ссылаться.

Хорошо, а чему верить?

Пусть следственные органы его завтра арестуют, если есть за что. Мы будем хлопать.

Следственным органам надо верить?

Надо верить, когда что-то совершено. Белых арестовали ― мы верим. Хорошавин. Сегодня арестовывают лучших следователей.

Хорошо. Какие достижения за четыре года у Островского?

Их не может и не должно быть. У вас неправильное понимание губернатора. Какие могут быть достижения в самой бедной области нашей страны? Там нет ни нефти, ни газа, ни металлов, ничего.

Близость к Европе, можно логистические центры понастроить.

Это же опять не играет никакой роли. Все, что можно, он делает. Очень много построено дорог, больниц, школ. Низкий уровень преступности, очень низкий уровень коррупции на низовом уровне. Население очень им довольно. Он остановил строительство резиденции, она стоила 800 миллионов,  единственный губернатор на всю страну. У него самая многопартийная администрация. Вам бы, демократам, сделать упор на это. Какой молодец Алексей Островский! Взял заместителями представителей всех других партий!

А результаты-то где у него с этими заместителями?

Какие результаты вы хотите?

Увеличил валовой продукт области.

Из чего?

Смертность сделал меньше. Вот у того же Белых какие-то достижения все равно есть: медицину поднял.

И здесь есть, я вам говорю. Возьмите все данные по области за четыре года, везде положительные сдвиги.

Не везде. Я же вам только что показала, я специально брала данные по области.

Значит, брали ложные данные.

Принесите хорошие.

Что же, я у вас почтальоном буду? Давайте я буду бегать по всей стране: «Кому нужны данные?».

Я беру из открытых источников.

Запросите официальную информацию губернатора Смоленской области, потом получите информацию Министерств экономики, финансов, здравоохранения. Все совместите и посмотрите, как улучшаются показатели по всем направлениями.

Вы прямо уверены, что они улучшаются.

Да.

Этого не видно из статистики.

Я вам говорю еще раз: статистика охватывает все вместе. Сегодня по всему миру отрицательная статистика, что, весь мир катится в пропасть? Нет. Теракты каждый день, и что, террористы захватили всю планету?

Об этом мы еще с вами поговорим.

Поэтому результаты у него хорошие, а заниматься здесь цифрами, сколько станков, сколько выпечено хлеба, сколько занято людей, безработица… Думаю, людям противно станет. Это при советской власти показывали, как в закрома родины что-то засыпают.

После ваших неоднозначных заявлений на программе Владимира Соловьева, за которые вас ругал президент, каких результатов на выборах вы ожидаете на Северном Кавказе? Считаете ли вы, что это как-то повлияет на результаты голосования? Ходили слухи, что вы лично собирались возглавить партийный список в Чечне. Это так?

Везде, где наши местные организации считают это необходимым, я возглавляю список.

Вы возглавите в этот раз в Чечне?

А куда?

В Думу.

У нас общий список по всему Северному Кавказу. Это не играет роли, кто возглавит, какая фамилия.

Хорошо, какие результаты у вас будут?

Такие же, как всегда. Очень низкие, потому что там трудно думать о том, что волеизъявление не будет деформировано.

Как вы отнеслись к решению назвать мост в Санкт-Петербурге в честь Кадырова?

К любым названиям в честь каких-то политических деятелей мы относимся отрицательно. Хоть Ленин, хоть Сталин, хоть Маннергейм.

Почему?

Потому что не надо называть. К этим лицам разное отношение у людей. Кого-то это будет раздражать.

То есть вообще не надо увековечивать политических деятелей?

Никого и никогда. Всем территориям, точкам, улицам, мостам все равно будут возвращены их исторические названия.

Исторические тоже иногда связаны с политическими деятелями.

Значит, вернуть еще раз, совсем исторические. Должны быть географические названия. Вот Теплый Стан в Москве. Ясенево, Матвеевское, Очаково ― география. И только так. Наши города носили имена людей, мы почти все убрали, остались Ульяновск, Киров и Царицын. Волгоград.

А как Петербург тогда? Он и раньше Петроградом был, тоже в честь.

Плохо, что Санкт-Петербург не по-русски назвали.

А как тогда?

И в честь Петра не надо называть. Дайте географическое название.

Но тут, кроме Ленинграда, Петербурга и Петрограда, вариантов больше нет.

Почему? Там же река Нева. Невоград. Там есть Старая Ладога, один из первых исторических русских городов. Можно было придумать название. В честь кого-то не надо.

Вы против увековечивания, но вам же понравилось, что открыли вам в Москве памятник работы Церетели.

Опять заблуждение. Так говорят журналисты.

Ну как, вы там были даже!

Памятник открывают мертвым. Живым памятники не открывают. Скульптура, изготовленная Церетели.

Подождите, скульптура ― это и есть памятник.

Нет.

А в чем разница?

Разница большая. Скульптура ― изображение человека.

Но она же не дома у вас стоит, Владимир Вольфович, на дачном участке.

Не играет роли, где стоит.

Если скульптура стоит в городе на общественном пространстве, она называется памятником.

Она не стоит на общественном пространстве. Памятники ставят только мертвым и по решению городских властей. Вот тогда это памятник, на площади, на перекрестке, на улице. Он стоит на частной земле у частного здания, его юридический статус ― скульптура. Все, никаких вопросов.

На какой частной земле он стоит?

Это не город Москва, частная земля, принадлежит юридическому лицу.

Кому?

Там есть какая-то структура. Я же не буду запоминать все.

А с чего эта структура поставила у себя скульптуру Жириновского?

Она с нами связана, попросили, и все. Там и земля частная, и учреждение, и закрытая территория, шлагбаум, охрана. Никакого доступа жителей и гостей города к этой точке нет.

То есть это нормально.

Да. Это не является объектом поклонения или демонстрации, туда не приходят дети класть цветы в связи с какой-то датой. Я бы даже не вспоминал об этом, я уже забыл, а вы вспоминаете. Никто его не видит. Спросите у людей, видели ли они памятник. Ответят: «А где?».

Не ходят ваши однопартийцы туда?

Никто не замечает, даже я не замечаю. У нас есть музей, там полно подарков, которые мне подарены.

Вы как Ким Ир Сен, у вас даже музей подарков есть.

Это нормально, это не связано с Ким Ир Сеном. Это связано с тем, что подарков очень много.

У Путина нет музея подарков.

Ну и что? Почему вы все время меня привязываете к кому-то? Я живу своей жизнью.

Ну как? Вы баллотируетесь в президенты России.

И что дальше? Я должен с кого-то брать пример? Нет.

Ни с кого не берете пример.

Никогда. Пусть с меня берут.

Дайте нам предсказание. Кто после Путина будет президентом России? На следующий срок ― понятно, что он. А дальше кто будет?

Никто. Пока неизвестно. Будет, но его имя неизвестно. Может быть, Сергей Борисович Иванов.

Но не Медведев опять.

Может и Медведев вернуться, могут кого-то из губернаторов подготовить. Мэр города Москва Собянин, допустим. Кто-то из вице-премьеров. Много вариантов. Но будет совершенно не известный никому человек, внезапный такой, новый.

Собянин и Медведев известные.

Я вам перечисляю, кого обсуждают, но они не будут. Будет совершенно другой человек, который даже не обсуждается.

А почему вам так кажется?

Это мой анализ. Я анализирую и говорю вам. Если я вам говорю, что у больного рак, то почему рак? Я чувствую, что по всем показателям у него первая стадия рака. А почему? Как отвечать на этот вопрос?

Я говорю, что будет другой человек. А почему я так думаю? Что, я буду мозги выворачивать наизнанку?

Давайте поговорим с вами на тему, о которой вы действительно много знаете. Вы тюрколог по образованию, много интересовались и говорили о Турции, я читала ваши интервью. Ситуация, которая произошла сейчас ― неудавшийся переворот, Эрдоган еще больше укрепил свою власть, расправляется с армией. Что будет из этого следовать дальше? Многие называют его следующим Гитлером и считают, что он будет готовиться к масштабной мировой схватке за то, чтобы воссоздать тюркскую империю. Ваше предсказание?

Этого не будет. Невозможно соединить все тюркоязычные государства. Азербайджан, Средняя Азия, Башкирия, Татария. Ничего этого не будет.

С Азербайджаном у них сейчас как раз неплохие отношения.

Отношения могут быть с кем угодно плохие или хорошие. Я вам говорю про идею. Турция скорее распадется на два государства, будет отдельно Курдистан (в перспективе, не сейчас). Отделится северная часть Сирии, северная часть Ирака ― и будет большой Курдистан, 40 миллионов человек.

Это для нас позитивный вариант все-таки. А реальный какой?

Относительно. Может Курдистан получить проамериканское руководство, и ничего хорошего для нас не будет. Армения может получить Арарат обратно.

Эрдоган опасен для России?

Пока нет, а дальше ― мы не знаем, что он будет делать, что у него в голове. Может, он сейчас успокоится, произведет всю зачистку, а через месяц все будет так же, как и было до переворота.

То есть ваш прогноз, что это не начало какого-то страшного…

Нет. Он не возглавит исламский мир. Сегодня это уже невозможно. Он хотел возглавить суннитскую часть.

Почему невозможно?

Исламские страны не хотят снова иметь какого-то одного халифа, другое время. Это уже невозможно. Тогда это было в рамках Османской империи, они все подчинялись султану, все это были мусульманские страны. Одновременно он был духовным лидером мусульманского мира. Сейчас этого нет. Турция ― осколок Османской империи, и этот осколок будет разделен пополам.

Поэтому никакой империи не будет. Османизм, пантюркизм и исламский фактор сойдут на нет, будет обычная Турция, как она была. В принципе, нам выгодно иметь с ней какие-то плодотворные связи, поскольку она на наших южных границах. Даже Афганистан уже в стороне.

В одном из интервью вы говорили о том, что как раз Турция может предоставлять опасность для России. Китаю не надо с нами воевать, Европа и Америка тоже не будут никогда это делать своими руками, но будут рады ослаблению «русского мира», а вот Турция может явиться той силой, которую пустят вперед, как сторожевую собаку.

Может быть, как вариант. Это зависит от США. Если США нужно будет спровоцировать на юге войну, например, Сирию они смогут сделать в том формате, как хотят: убрать Башара Асада и так далее. Они могут подтолкнуть Турцию на войну с Россией, как они уже сделали провокацию со сбитием нашего самолета. За это загасят курдский вопрос.

Вы хотите сказать, что это они сделали провокацию с самолетом.

Конечно.

Вы считаете, что Эрдоган не отдавал приказ сбить самолет.

Мы не можем определять здесь, в студии.

У вас же есть мнение. Возможно, чтобы военный самолет…

Только с согласия главы государства.

Вот, значит, это было сделано с его согласия.

Конечно. Но кто его подтолкнул?

Что значит подтолкнул? Он, что, маленький ребенок?

Это мировая политика.

Владимир Вольфович, давайте я вас подтолкну сейчас уйти в оппозицию и критиковать Путина. Вы же не маленький ребенок.

Это мировая политика. Если он видит, что ему выгодно выполнять заказы США против России, он это будет делать. Что я имею в виду под словом «выгодно»? Все равно принимают в Евросоюз, открывают Шенгенскую зону. Максимум привилегий. Платят за проход беженцев.

Но этого не случилось. Все, он разворачивается в другую сторону, в сторону России. Но завтра они могут ему все это дать, закрыть курдскую проблему и спровоцировать, как Украину, на реальную войну с Россией. Такой вариант вполне возможен.

А почему, как вы думаете, европейские лидеры и американский президент так быстро поддержали Эрдогана? Из-за вменяемой экономической политики? Почему так быстро они приняли эту сторону, а не поддержали, казалось бы, гораздо более проамериканское выступление армии, которая всегда за либеральные ценности, Ататюрка и так далее?

Европа никогда не поддерживает военные перевороты.

Подождите, на Майдане они занимали позицию, несмотря на договоренности.

Там был не военный переворот. Там все было с участием гражданских лиц.

Военные там тоже были. «Правый сектор» вполне себе военная организация. /Верховный суд РФ признал «Правый сектор» экстремистской организацией. Ее деятельность на территории РФ запрещена./

Имеются в виду официальные вооруженные силы, армия. А партизаны, боевики, борцы за свободу никого не интересуют. Сегодня в Турции интересует позиция турецкой армии и тех, кто организовывал путч. А если там появятся гражданские с оружием в руках, это уже будет криминал, улица.

Почему в одном случае поддержали условно гражданских на Украине, вполне официально высказывались на эту тему Европа и Америка, а здесь не поддержали?

Я еще раз повторяю. Европа никогда не будет поддерживать любые действия, связанные с участием вооруженных сил. Это против любой демократии. Когда гражданские нарушают Конституцию или какой-то закон, Европа исходит из того, что они представляют значительную часть общества. Это та же Украина. А турецкая армия представляет только себя. Поэтому ее любые действия по захвату власти являются противозаконными для Америки, Европы, Африки, нас.

Другое дело, что военный переворот может иметь положительные последствия: остановить исламизацию, бороться с коррупцией. Но по факту захват власти вооруженным путем никем не приветствуется. Мы всегда будем осуждать Октябрьский переворот, потому что был вооруженный захват власти, но не сможем осудить Февральский, потому что там не было ни одного выстрела.

Все-таки в Турции это не первый такой переворот. Армия как раз являлась промежуточным звеном по передаче власти в предыдущие перевороты. Она же не захватывала власть себе, она передавала это на свободные выборы.

Впоследствии, через два года. А в последний раз, в 1997 году, она вообще ее не захватывала. Они вызвали премьер-министра и сказали: «Уходи, иначе мы с тобой поступим так, как это было в 1980 году, в 1971 и 1960 годах». И он ушел. Неджметтин Эрбакан ушел, понимая, что иначе ему конец. Но это сделала армия, от имени всей армии начальник Генштаба. Это даже нельзя было назвать переворотом, они просто позвали его к себе в кабинет.

А перевороты в 1960, 1971 и 1980 годах были кровавыми, когда вешали президента, премьер-министра, многочисленные аресты, запреты. Что делали после этого? Запрещали все политические партии, откладывались все выборы, закрывались некоторые газеты, арестовывались некоторые лидеры. Потом они передавали власть гражданским и не разрешали, чтобы снова были те же партии, что были до переворота, чтобы те же лидеры возглавляли другие политические партии. В этом смысле было обновление, освежение политического ландшафта Турции. Поэтому все три переворота имели больше позитива.

Многие ожидали от переворота, если бы он был успешным, того же самого. Но он не удался. Эрдоган оказался сильнее, чем все предыдущие президенты.

Как вы считаете, Эрдоган и Путин имеют схожие черты? Многие их сравнивают, говорят о том, что это политики, правители некоего одного типажа. Вы с этим согласны?

Нет.

Почему?

Там совсем другое.

В чем их отличия?

В Турции в основном силовые варианты все время идут. Сорок лет уже война с курдами, бомбят день и ночь. И Запад молчит, видите? Потому что турки им важнее, чем курды. Сейчас они стали меняться, они уже готовы поддержать курдов против турок. На это ушло почти сто лет, прежде чем Запад поменял позицию.

У нас совсем другая ситуация. Можно даже с Берлускони сравнивать. Это не годится, там совсем другая система, правительство формируется каждый год, очень частые выборы.

Известно, что Владимир Владимирович очень болезненно реагирует на перевороты любого рода, очень следит за этим. И «Арабская весна», и первая Оранжевая революция ― все это имело для России большие последствия целых периодов, сурковских организаций, которые должны были бороться с «оранжевой угрозой», неважно, была она или нет. «Арабская весна» спровоцировала свою цепь реакций.

Вы хорошо знаете Владимира Владимировича, много лет за ним наблюдаете. Что спровоцируют турецкие события? Какие выводы сделает наш президент из этих событий, на ваш взгляд?

Эрдогану нужно было обеспечить поддержку армией. В России этого не надо делать, здесь всегда была поддержка.

То есть Рогозин не может пойти, Шойгу его все равно остановит.

И Рогозин не пойдет, тут как раз полное единство.

Там органы государственной безопасности оказались против президента. У нас они всегда были за руководителя: за царя, за Горбачева, за Ельцина. Они отдельно не выступали против. Поэтому здесь очень трудно сравнивать.

Там всегда участвовала Америка, во всех различных политических настроениях. В основном это было в пользу НАТО, Европы и Америки. У нас побежали докладывать Америке, Ельцин докладывал Бушу-старшему, что СССР распустили. Это сделали гражданские ночью, без участия США. Разница большая.

То есть у нас вообще нет никаких угроз переворота в стране или все-таки есть?

Никаких угроз нет, поэтому наши демократы должны успокоиться. Куда у вас делся Дзядко? Был здесь у вас на канале.

Уехал в Америку.

Вот, пожалуйста. Видите? Враг.

Почему враг? Любой человек, который эмигрирует или уезжает работать?

У него два брата, тоже уехали. И там их будут готовить, чтобы они потом оттуда вещали против нас.

Что значит готовить? Многие наши чиновники там живут, семьи их там.

Плохо.

И как-то вы с ними вместе работаете, Владимир Вольфович.

Это плохо. Есть коррупция. Там они все это делают за деньги. Сотрудники спецслужб перебегают. Россия ― мощная страна, богатая.

Раз уж мы начали называть фамилии, дайте свой прогноз, какое политическое будущее ждет Алексея Навального и, в частности, ПАРНАС?

ПАРНАС получит 0,5%.

Справедливо или через фальсификации?

Реально у них 0,5%.

Хорошо.

Навальный сядет в тюрьму. Конечно, это итог его деятельности.

Вы считаете, что вот так все кончится? Он мог сесть уже не раз.

Правильно. Оттяжка. Но вместо него появится другой, чистенький.

Почему его тогда пока не сажают?

Пока не представляет опасности. Он может зашуметь весной 2018 года. Посадят. Перед выборами президента.

А зачем сажать сразу перед выборами, если можно было уже давно посадить по тому же «Кировлесу»?

Посадят осенью 2017 года, пораньше.

Но это же вызовет больше негодования у людей. Вы же политик.

Предложить ему заняться обычной работой. Он же юрист, пускай работает. Он закончит как Белых. И кто ему виноват? Он сам. Я заранее говорю. Он закончит плохо.

Почему?

Потому что он ведет борьбу с государством.

Нельсон Мандела закончил плохо или хорошо?

Плохо. Сегодня в ЮАР черный расизм, что хорошего? Была процветающая республика. Сегодня нищета, голь, болезни, мафия.

Все революции ведут только к плохому, их все нужно останавливать. И Февральскую, и Октябрьскую, 1991 год у нас, 1993 год. То же самое Оранжевая.

То есть вы считаете, что какого-то расклада, при котором Алексей Навальный или какой-то другой деятель внесистемной оппозиции может, как Ельцин в свое время, прийти к власти, не существует.

Исключается. Даже курьером никто из них не будет. А вы, телеканал Дождь, должны радоваться, если вас до конца не добьют. Вы должны радоваться, что вы пока сидите где-то в интернете.

Вы считаете, нас тоже закроют?

Вы по своей направленности… У вас Медведев ведет передачу «Россия после». Планирует распад страны. Кому такие передачи понравятся? Белковский что-то вещает у вас.

Свобода слова, Владимир Вольфович, вы у нас тоже вещаете.

Нет, я созидатель, я не разрушаю.

У вас все в тюрьме окажутся.

Я даю прогноз.

Так и они прогнозы дают.

Мои-то прогнозы реализуются. Надо же оценивать положительные прогнозы. У меня синица в руке, у них журавль в небе. Я говорю: «Навальный, не гонись за журавлем в небе, иди на обычную работу, закончи все свои высказывания. Ты уже надоел, от тебя все устали».

Пусть вернутся все трое Дзядко. Пусть работают на Россию. Все выжали из России, поехали работать на ЦРУ, это же отвратительно.

Вы так уверены, что любой человек, который уезжает работать за границу, сразу едет работать на ЦРУ?

Конечно. Они же бойцы идеологического фронта.

То есть их может устроить только ЦРУ.

Конечно. Обязательно поставят на учет, будут приплачивать, помогут с квартирой. Они будут готовить пропагандистские материалы для попытки будущей Оранжевой революции в России. Она не удастся никогда, ее не будет, но у них есть на это бюджет, его надо использовать на таких, как Дзядко. Яшин может туда уехать.

Ваша ошибка, Ксения, что ваш отец в 1991 году не поддержал ГКЧП. Это ваша семейная проблема.

Почему же ошибка, не только он не поддержал.

Я и говорю. Я единственный поддержал. А сегодня 70% страны говорит: «Давайте ГКЧП, сегодня мы его поддержим». Почему же тогда, ровно 25 лет назад, я единственный вышел на Манеж ― там стояло две тысячи демократов ― и сказал им: «Что вы делаете? ГКЧП нужно поддержать!». Было 11 утра.

Хотели возврата в ту страну, в которой мы жили?

Нет. Не хотели они возврата ГКЧП. Они хотели остановить распад страны, преступность, коррупцию, наладить экономику.

Методы наладить экономику путем захвата власти были, честно говоря, так себе.

Они ошиблись. Они были у власти, не надо было ничего захватывать. Путчистами были Ельцин и те, кто его поддержал.

Тогда и Путин поддержал.

Плохо.

Вы ему тоже говорите, что это ошибка?

Ошибка всех, кто выступил против ГКЧП, они все ее сегодня признают.

1996 год. Многие губернаторы хвалились, сколько они дали фальшивых голосов Ельцину во втором туре: «Я 100 тысяч», «я 150», «я 200». Это разве выборы? Эти выборы нам дали вы, демократы. Это позор, а не выборы. И 1991 год, и 1996 год, и выборы 1999 года.

Поэтому вы, демократы, виноваты. Вы нам дали фальшивую демократию, фальшивую экономику, водку, фальшивые налоги и потихонечку убегаете туда. Наворовали, нахапали и туда уезжаете. Это плохо.

Вы правда во все это верите, да?

Я говорю только то, во что я верю. Вам, демократам, неудобно, стыдно. Вы чувствуете себя чужими в стране, которая ненавидит вас. Уже сегодня вас ненавидят больше, чем коммунистов ― вот чего вы добились. К коммунистам отношение как к детям: пусть верят в свои сказочки. А к вам ненависть, потому что вы обещали нам свободную демократию, экономику, конкуренцию, частную собственность. Все разворовали, никакой свободы не дали. То, что сегодня плохие выборы, сделали вы, демократы.

Мы их отменили, фальсифицировали?

Все выборы ввели, и все они у вас фальшивые. Рябов, председатель ЦИК, провел две кампании, в 1991 и 1996 годах. Сожжены все документы. Это первый показатель воровства.

Давайте все-таки не будем про 1991 год. 1996 ― отдельный разговор, здесь, может быть, вы в чем-то и правы. А про 1991 год не нужно, там все-таки были честные выборы.

Никаких честных, ложь, грязь!

Вы считаете, в 1991 году люди ходили голосовать за коммунистов?

В 1991 году за меня ходили голосовать! Ельцин был на экране 24 часа. Выборы шли всего две недели, это позор. Нигде в мире такого нет ― выборы президента идут две недели. Что это такое? Он на экране 24 часа, я четыре ― в шесть раз меньше.

Так и сейчас так же, Владимир Вольфович. Они все поменялись, а вы в той же роли. Вам не обидно, что жизнь ваша прошла, можно сказать?

Не обидно, они все уже в могиле.

Простите, вы тоже уже скоро там окажетесь, вам 70 лет, жить осталось не так долго.

Не надо, я вас переживу!

А пейзаж у вас не меняется!

Почему не меняется.

Что там вы набираете свои стабильные проценты, что сейчас.

Это 20%, это очень хорошо.

Что тогда вы были в обойме, что сейчас.

И что дальше?

Уж лучше бы за журавлем один раз погнались. Один раз героический поступок.

Да, а вы Жанна Д'Арк. Выходите на улицу и ведите за собой людей.

При чем здесь я? Я вообще интервью беру.

Вы провоцируете, чтобы кто-то что-то совершил. Не надо совершать, сидите дома, не дергайтесь.

У вас вся жизнь спокойненько, собирали свои 20%. Человек в бежевом костюме.

Сидите спокойно дома и не бегайте по Америкам, по посольствам, не клевещите на Родину, не черните.

Я никуда не бегаю, вы уж мне не приписывайте.

Я говорю про тех, кто это делает. Вы хотите, чтобы я делал, как они?

Вы же умный, образованный человек. Вы правда считаете, что лучше «тише едешь ― дальше будешь», чем сделать по-настоящему важный, героический поступок, который люди запомнят на всю жизнь, и, может быть, больше не остаться в политической деятельности?

Идите в террористы. Террористы этим занимаются.

Они все-таки убивают людей.

Продавил набережную в Ницце ― и его имя вошло в историю навсегда. Он подлец, негодяй.

Имя Навального все-таки тоже вошло в историю.

В отрицательном смысле.

А ваше в положительном, вы считаете?

Только в положительном.

То есть вы считаете, что Жириновский будет положительным героем нашего времени.

Конечно.

А почему вы так считаете?

А что я сделал плохого? Хоть одна капля крови пролилась?

А что вы сделали хорошего?

Защищал Родину, Россию, русских.

От кого?

От врагов, внешних, внутренних, от всех вас. Каждый день, каждый час. Сейчас я здесь что сижу? Я на ваши вопросы даю те ответы, которые приятнее нашим избирателям, чем если бы на моем месте сидел Чубайс, Навальный или еще кто-то. Я защищаю.

А те, кто для вас являются примером героизма, разрушители и авантюристы. Если бы мы с вами были в 1917 году, вы бы предложили мне поддержать Ленина, большевиков. Я этого не хочу. Они говорят хорошие слова: «Мир народам», земля, фабрики. Они лгали. И вы предлагаете мне поддерживать тех, кто лжет. Сто лет лгут нашей стране большевики, демократы, все вы, от Ленина до Касьянова, лжете, лжете и хотите, чтобы мы радовались вам. Да вы что! Мы будем радоваться, когда вы будете в могиле, тюрьме или эмиграции.

Я сказал об этом двадцать лет назад. У демократов в России только три пути: могила, эмиграция и тюрьма. Ходорковский у нас в эмиграции, Белых у нас в тюрьме, Немцов у нас в могиле. Все сбылось! Я ведь не выдумал ничего! Когда я говорил, все было тихо, это было двадцать пять лет назад, тридцать лет назад. Я дал вам правильный ориентир, но вы же не поменялись. Вы сошли на нет. Вы, демократы, никто. Ваша ошибка ― то, что вы делаете ставку на самих себя, на ложь, на Запад.

Владимир Вольфович, а вы один из дублеров.

Почему? Я сам по себе.

Нет, вы спойлер, вы дублер.

Нет, абсолютно.

Есть Зюганов, есть вы. Вы в этой связке, у вас пейзаж не меняется. Впереди бегущий все равно впереди вас, а вы вторым эшелоном.

Это вам так кажется.

Так и есть.

Изменения обязательно будут.

Какие? Вы же уже никогда не станете президентом, но все равно пойдете на эти президентские выборы, будете агитировать. Все это как будто всерьез, понимаете? Это как натягивать шкуру волка и говорить: «Ооо, я такой страшный, бойтесь меня».

Я уже сказал, вы хотите всем такую судьбу: Ходорковский ― эмиграция, Белых ― тюрьма, Немцов ― могила. Что вы просите делать людей? Вы предлагаете им умереть.

А вы предлагаете играть какие-то второстепенные роли в дешевом варьете.

Я предлагаю жить, как получится, а не так, как хочется какой-нибудь взбалмошной девочке, которая просит мальчика выпрыгнуть из окна, чтобы доказать, что он ее любит. Надо эту девочку в сумасшедший дом отправить, а мальчик пусть живет.

Зачем же обязательно выпрыгивать из окна? Можно ведь просто быть достойным человеком.

Это ваше мнение. Зачем вы свое мнение навязываете? Это большая ошибка демократов. Только вы решаете, что такое демократия, только вы вырабатываете мнение. Вы хотите, чтобы все поддерживали. Не будут вас поддерживать. Демократы закончились в нашей стране. У вас нет будущего здесь. Я вам не желаю «чемодан-вокзал», уезжать куда-то. Живите здесь. У нас хватит… как называется помойка, где можно бомжам найти покушать? Оставайтесь в редакциях, вузах, работайте. Но не желайте гибели нашей стране.

Кто же ей желает гибели?

Вы, подталкивая на героические поступки. Героический поступок возможен только путем совершения действий, которые будут разрушительными: война, пожар, бедствие. Вы к этому толкаете. Карелия, утонули дети.

Тоже демократы виноваты?

Конечно. А кто организовал такой детский отдых? Вот такой бизнес.

Это они дают выигрывать тендеры вот таким странным лагерям.

Вместе с чиновниками.

Демократы этим распоряжаются.

Демократы там сидят сегодня.

В московской мэрии.

Конечно. Сидят демократы, все те, кто орал в 1991 году около Белого дома.

А кто конкретно? Кто, Собянин у нас главный демократ?

Там есть Департамент социального страхования. По-моему, Петросян фамилия.

В прошлый раз я дарила вам Акунина, вам не понравилось. Вы сказали: «Лучше бы подарили коробку конфет». Я так понимаю, что сладкое вы любите больше, чем читать.

Сладкое ненавижу! Вот видите, вы мне пакости делаете каждый раз. То книга этого негодяя Акунина, теперь вы даете мне конфеты.

Вы сами просили, вы сказали, что конфеты лучше, чем Акунин.

Дареному коню в зубы не смотрят. Я найду им применение, буду угощать кого-то. «Осенний вальс». Как раз открою 18 сентября. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.