Сергей Митрохин: я Бэтмен, защитник москвичей, но не мышь. Обо мне говорят во дворах, а не в интернете

Собчак
26 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (19:37)
Часть 2 (13:42)
Часть 3 (11:22)

Комментарии

Скрыть

В гостях у Ксении Собчак председатель Российской объединённой демократической партии «Яблоко» и кандидат в мэры Москвы Сергей Митрохин.

Собчак: На этих выборах кто ваш главный конкурент?

Митрохин: Собянин.

Собчак: Вы считаете, что основная ваша задача – постараться победить Собянина?

Митрохин: Да, я уже давно оппонирую Собянину, почти с первого дня, как он пришел к власти. Я уже многое рассказал о его деятельности.  Например, о том, что идет распил бюджета по Москве, по ряду направлений. Например, по поводу озеленения Тверской.

Собчак: «Распил» ассоциируется с другим кандидатом.

Митрохин: «Распил» – это давно русское слово, независимо ни от каких кандидатов. Идут бюджетные растраты сверхдорогие, значит, чиновники получают откаты. Я это выяснил на примере изучения московских парков. Собянин отчитывается в своей программе этим приоритетом, что он убрал мусорные свалки.

Собчак: Я читала ваши посты, мы об этом сегодня еще поговорим. Как вы сами оцениваете  свои шансы? Сейчас вам прочат третье место. Причем, с большим отрывом.

Митрохин: Я свои шансы оцениваю высоко. Избирательная кампания моя еще не началась. Я социологическим службам вообще не верю никогда. Они нам всегда занижали перед выборами, и особенно, почему-то, по Москве. Понятно почему: когда идут федеральные выборы, в Москве воруют больше всего голосов. В Москве всегда у «Яблока» очень большой процент. Поэтому у нас и воруют. Заведомо готовятся к воровству.

Собчак: Сегодня  как раз появилась статистика «Капкона», которая говорит, что у Навального 15%, у вас – 3 с чем-то.

Митрохин: Это уже прогресс, до этого мне рисовали 2%.

Собчак: То есть вы считаете, что вас специально занижают?

Митрохин: Ксения, поскольку у нас нет в стране честных выборов, постольку и нет честной предвыборной социологии.

Собчак: Зачем тогда в них участвовать?

Митрохин: Участвовать надо в тех выборах, которые есть, для того, чтобы сделать их честными. Сидя дома, на диване, сделать честными выборы невозможно. Даже если вы при этом твердите «бойкот». Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни говори «бойкот», выборы честнее не станут.

Собчак: Давайте представим немного фантастическую ситуацию, что социологические опросы не совсем врут, и во втором туре Собянин против Навального. Кого вы поддерживаете из этих двух кандидатов.

Митрохин: Это вопрос всегда политических договоренностей, консультаций. Вчера у меня возникли вопросы к Алексею Навальному, и наверное, прежде чем я буду рассматривать этот вопрос поддержки того или иного кандидата, я, наверное, эти вопросы задам.

Собчак: А какого рода вопросы?

Митрохин: Мы только что услышали о том, что в новой России никаких политологов не будет, «с корнем их диким зверям на потеху детям, пришедшим в зоопарк». А начальник штаба говорит: «У нас когда все закончится, будут отдельные люстры со специальными зазубренными крючками для информированных источников, а также политологов». Знаете, у меня вопрос возникает: а на эти люстры случайно абажуры из человеческой кожи вешать не будут.

Собчак: А вы знаете такое понятие, как интернет троллинг? Вам не кажется, что…

Митрохин: Нет, это прямой текст из ЖЖ. Мне кажется, что в каждой шутке есть доля шутки, и в каждом стиле есть доля стиля. Я считаю, что есть недопустимые вещи, а это, как мне кажется, знаковая вещь, которая показывает отчасти, возможно, какие-то истинные намерения. Тут же целая программа содержится: и отношение к свободе слова, свободе критике, к образованию детей.

Собчак: Можно поговорить об этом, а можно поговорить о специфическом чувстве юмора. Кстати, мне оно тоже неблизко, но мне кажется, что это, скорее, эпатаж молодой аудитории.

Митрохин: Эпатаж с каким-то очень странным душком. Вопросы неизбежны.

Собчак: Мы вернемся к Навальному и моим вопросам к вам. Сейчас хочется прояснить ситуацию с выборами. Если приговор Навальному будет до 4 сентября, когда можно будет убрать его из бюллетеня, вы поддержите бойкот выборов?

Митрохин: Я бойкот не поддержку никогда. Во-первых, потому что я никогда не покидаю поле боя. Бойкот – это призыв к отказу от гражданской позиции, как кандидатов, так и избирателей.

Собчак: Вы на прошлой неделе говорили о том, что Алексея Навального нужно поддержать, выходить на Манежную площадь и так далее.

Митрохин: Да, но формы поддержки бывают разные. Я еще раз приду на Манежку, чтобы поддержать политзэка Навального. Но я не снимусь с выборов, потому что я давно для себя решил, что буду менять в этой стране власть, буду менять власть в этом городе. И это моя основная профессиональная задача. Это ответ, в том числе, и на незаконные аресты, на узников «Болотной», и на дело Навального и Офицерова, кстати, члена партии «Яблоко».

Собчак: Но ведь политик должен быть реалистом, а не мечтателем. Сложно поменять власть в стране с 3-4% поддержки.

Митрохин: У меня не будет 3-4%, у меня будет гораздо больше, даже если будут фальсифицированы. Я желаю Навальному не сесть в тюрьму, выйти на свободу. Я буду его защищать как человека, чьи политические, гражданские права нарушаются.

Собчак:  У меня не очень хорошо было с математикой в школе, поэтому, надеюсь, что вы мне поможете. Если есть у Собянин, у которого достаточно большой рейтинг поддержки сегодня, не нарисованный, а реальный, если отрыв большого масштаба, и если Навального несправедливо, как вы говорите, снимут с выборов, останется несколько кандидатов с маленьким процентом.

Митрохин: У меня будет большой процент.

Собчак: Не кажется ли вам, что выгоднее, в том числе вам, всем вместе уговорить эти кандидатов тоже снять свои кандидатуры, и таким образом…

Митрохин: Там все 4 кандидата партии власти. У нас раньше была одна партия власти, «Единая Россия», а теперь-то их четыре. Мы же видели, какие голосования в Думе были. Это полная утопия, надеяться, что все они снимутся. Их не для этого ставили туда, чтобы они голосовали.

Собчак: А вы не партия власти?

Митрохин:Нет, я не партия власти. Я оппозиционная партия «Яблоко».

Собчак: Почему в политических кругах развита версия о том, что вы контактируете с администрацией президента. На чем основаны эти слухи?

Митрохин: Помните, у Булгакова: «Меньше читайте советских газет». Вот меньше вращайтесь в политических кругах. Вам наговорят такого, что у вас уши завянут.

Собчак: То есть это наговор?

Митрохин: Это не то, чтобы наговор. Просто глупость.

Собчак: Просто и некоторые бывшие члены «Яблока» об этом много рассказывают на своих страницах.

Митрохин: Много кто чего о чем рассказывает. Вы доверяйте фактам. Сейчас же каждый может писать все, что угодно в интернете. Любой бред, любой черный пиар, любая чушь. Ее очень легко превратить во что-то правдоподобное. Этим занимается огромная масса людей, в том числе специально обученных.

Собчак: Давайте основываться на фактах. Я сейчас как наблюдатель за процессом выборов вижу, что с одной стороны есть выдвиженец от КПРФ, который мне, может быть, не очень симпатичен, но который говорит, что «мы постараемся пропустить всех через муниципальный фильтр, поможем всем получить голоса муниципальных депутатов, потому что в выборах должна…»

Митрохин: Да, но они этого не сделали.

Собчак: Но это было хотя бы заявлено.

Митрохин: Заявлено, но не сделано.

Собчак: Но по другим причинам.

Митрохин: По каким? Какая разница? Обещание уже не выполнено.

Собчак: Когда мы смотрим на действия ваши как кандидата, я вижу следующее. Вы говорите, что ваш главный конкурент Собянин, при этом основная критика в последние дни обрушивается на Навального.

Митрохин: Ничего подобного.

Собчак: Ну как?

Митрохин: Почитайте мой блог на «Эхо Москвы». Сегодня почитайте. Про камеры -  я назвал «Муляж безопасности». Установили огромное количество дорогих камер, это уже чисто собянинский проект «Безопасный город».

Собчак: Критики Навального было очень много. Вдруг появился пост про ту женщину. Вы знаете ее?

Митрохин: Ангелина Борисовна Тариева…

Собчак: Бывший член партии «Яблоко».

Митрохин: К сожалению, я ее очень давно не видел, потому что она очень старый человек, но при этом она в ясном уме и памяти.

Собчак: Почему на официальном сайте «Яблока» появилась история про азербайджанскую женщину, воспоминания о том, что Навальный ее оскорбляет.

Митрохин: У нас в партии, вы, наверное, удивитесь, есть плюрализм слова. Если член партии хочет, чтобы его материал разместили на сайте, он имеет такую возможность. Я мог бы эту историю рассказать в подробностях, потому что я о ней детально знаю, но я не буду этого делать.

Собчак: Почему? Расскажите.

Митрохин: Я не хочу. Зачем?

Собчак: То есть вы тоже были свидетелем этого инцидента?

Митрохин: Были  свидетели, которых я знаю. Были разбирательства. Я не хочу об этом говорить, потому что свою критику хочу сосредоточить именно на Собянине. Помогите мне, Ксения. Вы меня опять подтолкнете к тому, чтобы я говорил про Навального. И меня опять обвинят, что я только им и занимаюсь.

Собчак: Это какая-то странная позиция политика: «Я знаю про инцидент, но не скажу». Если действительно Алексей Навальный оскорбил женщину при других людях и сейчас этого не признает….

Митрохин: Да, это было так.

Собчак: Это характеризует человека. Я хотела бы тогда об этом от вас услышать.

Митрохин: Это было так. Я не буду сейчас рассказывать подробности.

Собчак: Вы лично были свидетелем этого?

Митрохин: Лично не был, но были другие члены партии, которым я абсолютно доверяю.

Собчак: Прямо несколько человек при этом присутствовало?

Митрохин: Были люди. Галина Михалева при этом присутствовала.

Собчак: Кто решил вывесить это на сайт? Эта женщина уже не член партии.

Митрохин: У нас есть пресс-служба, которая занимается сайтом. И есть такое правило: если человек, член партии, хочет, чтобы его материал разместили, его размещают. В данном случае разместили. Если бы я проследил, исходя из вашего вопроса, я бы сказал, чтобы не размещали на сайте, а разместили во внутренней группе. Правда, из внутренней группы у нас тоже там чего-то сливают.

Собчак: Да, я вам даже сейчас процитиру.

Митрохин: И некоторые товарищи из «Парнаса» работают с изданием «Лайф ньюс».

Собчак: Давайте о «Парнасе» поговорим позже. Вы говорите, что это размещает пресс-служба. Но вы отдаете себе отчет, что во время предвыборной кампании, это компромат.

Митрохин: Когда я узнал об этом, я попросил сразу снять.

Собчак: Сняли?

Митрохин: По-моему, даже на сайте этого не было, это было в фэйсбуке.

Собчак: Тем не менее, день провисело. По поводу внутренней рассылке. Цитирую: «Галина Михалева, партия «Яблоко», секретная группа только для членов партии:  Уважаемые коллеги, никто не мешает фэнам Навального уйти из партии и начать агитировать за него. У «Яблока» свой кандидат в мэры, своя позиция, в части национального вопроса – противоположная позиции Алексея. Кроме этого, это нечистоплотный человек, последний пример его программы в значительной части копирующая нашу, врученную ему при мне Митрохиным. Как его лозунг. Алексей – это во всех смыслах ДРУГОЕ, противоположное и противоречащее нашим позициям. Влюбленность в Навального и членство в партии несовместимы». Это разве демократично?

Митрохин: Ксения, встречный вопрос. А вы согласились бы в эфире уважаемого телеканала обсуждать разговоры Немцова, которые опубликованы в «Оайф Ньюс»?

Собчак: Простите, это его частные разговоры.

Митрохин: А это не общественные, это внутренние разговоры внутри партии «Яблоко», и там люди могут самые разные мнения высказывать. Она ответила двум людям, которые что-то там написали из 300! Она им ответила лично, будучи уверенной….

Собчак: То есть факт достоверности вы подтверждаете.

Митрохин: Это, конечно, достоверно. Естественно, что тут отрицать. Но будучи уверенной, что все это закрыто и не попадет вовне. А вот некий молодой человек, небезызвестный, он поработал изданием «Лайф ньюс», которому там кто-то что-то слил, и он это сразу опубликовал.

Собчак: Вы имеете в виду Илью Яшина?

Митрохин: Ну, да, я имею в виду его.

Собчак: А почему же не называете? У нас свободное телевидение.

Митрохин: И я свободно говорю о людях, как хочу. Так вот мне кажется, что этот поступок неприличный, что для его характерно, и раньше случалось с ним.

Собчак: Я с вами согласна.

Митрохин: Я не хочу обсуждать внутренние, фактически частные, разговоры членов партии друг с другом, потому что они не хотели придавать это публичности, я бы тем более никогда на такое не пошел. Я туда не хожу в эту группу, я ничего не смотрю, что там написано. Но люди между собой общаются. Имеют право.

Собчак: Я согласна, что внутренняя переписка вскрыта, и, наверное, это не очень красиво. Но она уже вскрылась. И это вскрыло определенные проблемы в партии.

Митрохин: Какие там проблемы? Там два человека что-то написали. Другой человек им ответил. В чем проблема?

Собчак: Вы можете сейчас прямо ответить: вы разделяете эту позицию?

Митрохин: Да, я разделаю позицию, наша партия демократическая. Мы никого не держим, если кому-то нравится другая партия, другой лидер, другие политики, они могут туда идти.

Собчак: А может человек состоять в партии «Яблоко», но при этом поддерживать Алексея Навального?

Митрохин: Нет, подождите, давайте не называть одну и ту же фамилию. Вы ее часто произносите. Давайте о любом другом политике. Хоть Мельникова.

Собчак: Немцова, например.

Митрохин: Да кого угодно. Если члены нашей партии поддерживают и хотят за него агитировать, мы их не держим, но пусть идут и агитируют. Зачем нужна шизофрения?  Партия, состоящая из шизофреников, не выживет. Мы 20 существуем и пережили многие партии. И моя задача как лидера партии, как я сказал, когда меня первый раз избрали лидером, - сохранить партию. Это моя обязанность.

Собчак: Последний вопрос, на ком есть ощущение, что сосредоточена главная критика сегодня. История про 300 тыс. рублей, которые штаб Навального должен был заплатить муниципальному депутату Дмитрию Тупикину, по-моему.

Митрохин: Здесь меня «Коммерсант» немножко застал врасплох. Я был в режиме очень интенсивной кампании, когда собирали подписи. Они звонят,  спрашивают, говорят: вот такая история, что якобы кому-то то ли предлагали деньги, то ли не предлагали. Я спрашиваю: «Что там произошло? Что там с этим Тупикиным?» Мне: «Говорят, ему там деньги предлагали». «Кто предлагал?» «Навальный». Я говорю: «Ну, Навальный предлагал». Ну, я могу за это принести извинения, потому что это был на тот момент не проверенный факт. Ну, история вообще какая-то мутная.

Собчак:  Ну, вы же могли это не комментировать. Сказать…

Митрохин: В запарке я журналисту прокомментировал. Могу принести извинения.

Собчак: Спасибо, это ценное качество для политика. Давайте поговорим о другой теме. Эти выборы знаковые для Москвы. Почему не Явлинский? Ведь очевидно, что после президентских выборов и того, что люди поддерживали его, когда ему отказали принять подписи… Узнаваемый бренд, московская интеллигенция поддержала бы. Почему не его кандидатура?

Митрохин: Каждому свое. Григорий Алексеевич больше политик….

Собчак: «Каждому свое» - так было написано на одном канцлере.

Митрохин: Но это было взято все-таки из общего обихода. Явлинский сосредоточен на федеральном уровне. Он конкретно проблемами Москвы так, как я, не занимался. Я занимаюсь проблемами Москвы больше 16 лет, начиная с Госдумы. Но системно и почти ежедневно я защищаю интересы москвичей, права – 10 лет.

Собчак: С точки зрения бренда и пиара для людей Явлинский, выставляющий свою кандидатуру после такого унижения на президентских выборах – это фигура, за которую хочется проголосовать.

Митрохин: Какое унижение? Никакого унижения не было.

Собчак: Не приняли подписи. Он много говорил о том, что это сделано в пользу Прохорова. Все помнят эту историю. И тут есть возможность реванша.

Митрохин: Никакого унижения не было. Я занимался проблемами Москвы 10 лет. 10 лет назад я остановил первую точечную застройку, которую хотел соорудить господин Полонский. Это было летом, с тех пор меня все время приглашали жители, я к ним приезжал, защищал от точечных застроек, от вырубки зеленых насаждений.

Собчак: Явлинский же все равно популярнее как политик.

Митрохин: И одновременно я изучал проблемы Москвы изнутри. Я их знаю досконально. Поэтому я приготовил, например, программу по всем вопросам московской политики предельно конкретную.

Собчак: Я читала вашу программу.

Митрохин: Я владею этими вопросами лучше, чем Григорий Алексеевич. И меня знают москвичи, которых я защищал. Выборы покажут, кто популярнее. Если не участвовать в выборах, то никогда и не будешь популярным.

Собчак: Вопрос – какой ценой. Когда можно объединить оппозиционные силы вокруг….

Митрохин: Не надо сейчас объединять оппозиционные силы. Главное – добиться второго тура.

Собчак: А вы считаете, что у вас есть шансы выйти во второй тур?

Митрохин: Я считаю, что есть.

Собчак: Не секрет, что есть традиция в российской политике содержать не только партии власти, но и иметь карманные как бы оппозиционные партии, чтобы они выступали спойлерами на выборах. Тут не пойман – не вор, но разговоры вокруг «Яблока» ведутся такие, что часто люди из вашей партии видны в администрации президента.

Митрохин: Нет, это вранье.

Собчак: Много пишется, что господин Иваненко часто захаживал к Суркову. Я тоже считаю, что мы не должны оперировать слухами, но я созвонилась с человеком, он будет на прямой линии. Это Максим Резник, бывший глава Санкт-Петербургского отделения «Яблока», впоследствии был вынужден покинуть партию. Максим, добрый вечер. Мы обсуждаем взаимосвязь «Яблока» и его контакты с властью. Расскажите ту историю, которую вы мне рассказали перед эфиром.

Резник: Эта история была связана с подготовкой к выборам 2011 года Госдуме РФ и законодательное собрание Санкт-Петербурга. У нас было камерное совещание, где участвовал ваш сегодняшний собеседник, господин Явлинский, Иваненко – люди, которые руководят партией «Яблоко», я участвовал, мои товарищи по санкт-петербургскому «Яблоку». К нам специально пригласили начальника аппарата партии, господина Горячева, который сообщил, что ему звонил некто Карпухин, я хорошо запомнил фамилию, потому что этот персонаж известен из фильма «Гараж», которого играет Вячеслав Невинный. И администрация президента настоятельно рекомендовала партии «Яблоко» не выдвигать в Госдуму в списки господина Резника, то есть меня. Легко проверить, что так и произошло, мне долго объясняли, как это важно для партии, чтобы не подставлять партии. В этом смысле все партии имеют связи с Кремлем, это нормально. Все должны со всеми разговаривать, здесь нет ничего плохого.

Собчак: Здесь речь идет, насколько я понимаю, о прямых указаниях администрации президента, и дальнейшие события подтверждают то, о чем вы говорите.

Резник: Я считаю да. Партия выбрала не своего товарища, с которым находилась вместе в партии 18 лет, но, посчитав его человеком в черном списке Кремля…

Собчак: Что вы можете ответить Максиму? Правда ли то, о чем он говорит?

Митрохин: Я эту историю совершенно не помню.

Собчак: Вы присутствовали на этом совещании?

Митрохин: Там люди присутствовали, я присутствовал. Я этого ничего не знаю, не видел.

Собчак: Максим рассказал о том, что вы присутствовали, он был тоже свидетелем того, что был звонок из администрации.

Митрохин: Максим сейчас врет, потому что он обижен. Мы его исключили из партии как раз за сговор с властью. Он заключил сговор с администрацией Санкт-Петербурга…

Собчак: Максим почему-то сейчас смеется.

Митрохин: Дайте мне дорассказать. Максима мы долго слушали. Я не перебивал. Ну, видите, нервный смех у него. Он договорился с администрацией Санкт-Петербурга, что она сфальсифицирует результаты выборов в законодательное собрание, в результате этой фальсификации два члена партии, которые уже было прошли в законодательное собрание, задвигались. А депутатские мандаты получали личные друзья Максима Резника.

Собчак: То есть это сейчас оговор? Клевета?

Митрохин: Это клевета. Тем более, что сам Максим ушел в Кремлевский проект, в «Гражданскую платформу».  О ком  мы сейчас говорим? Это человек, который не просто куда-то ходит, в какие-то кабинеты или с кем-то разговаривает по телефону. Он пошел в организованный господином Прохоровым проект.

Собчак: Про Прохорова он тоже может сказать, что у вас нет доказательств, что это Кремлевский проект.

Митрохин: Как это нет доказательств?

Собчак: Все говорят, и про вас все говорят.

Митрохин: Нет, неоднократно сам Прохоров говорил, я это лично слышал своими ушами, что он никакая не оппозиция, он это несколько раз говорил. Имеющий уши да слышит. Никто не слышал… И последнее: он сказал, что будет работать в команде Путина.

Резник: Из человека из черного списка Кремля за несколько месяцев, потому что меня так терпеть не могли Явлинский Митрохин и Иваненко, я быстро превратился в пособника английского, немецкого, японского шпиона…

Митрохин: Максим, а зачем ты в Кремлевский проект пошел?

Резник: Когда Сурков сказал Прохорову: «Убери Ройзмана», - Прохоров сказал: «Нет, не уберу». За это у него отняли «Правое дело». Когда руководителям «Яблока» сказали: «Уберите Резника», - они это сделали.

Митрохин: Максим, скажи, зачем в Кремлевский проект пошел, к Прохорову?

Собчак: Спасибо большое, на связи был бывший глава Санкт-Петербуржского отделения «Яблока», ныне изгнанный оттуда.

Митрохин: Исключенный за сговор с администрацией с целью получения мандатов для своих личных друзей.

Собчак: Я услышала: это была клевета. Никакого человека из администрации президента Карпухина не было.

Митрохин: Я этого точно не помню. Этого не было. Я присутствовал на совещании. Карпухин – известный человек, его фамилию можно в интернете прочитать.

Собчак: А Прохоров что вам говорил?

Митрохин: Не мне он говорил. Он публично неоднократно говорил, что никакая он не оппозиция. Когда «Правое дело» создавал.

Собчак: Но это ведение политики.

Митрохин: Знаете, это странная политики. Потом он говорил, что оппозиция – это маргинальщина. Он говорил, что будет работать в команде Путина на президентских выборах.

Собчак: Так как скоро выборы, я призываю вас оперировать фактами.

Митрохин: Я могу вам прислать  ссылки в интернете.

Собчак: Я тоже вам хочу привести факты, касающиеся вас. Можно как угодно отнестись к тому, что рассказал Максим Резник, действительно, ваше право заявить, что это клевета. Но если мы посмотрим на факты, то за последнее время самые яркие политики «Яблока» по тем или иным причинам были из «Яблока» устранены.

Митрохин: Давайте разберем, по каким причинам.

Собчак: Можно я задам вопрос? И Навальный, и Яшин, и Пионтковский, и Резник. Я не сомневаюсь в том, что сейчас по каждому человеку вы назовете абсолютно убедительную причину, почему вы это сделали. Но тенденция очевидна: самых ярких почему-то из «Яблока» убирают. «Яблоко» превращается в мякоть, в комнату, где забыли выключить свет, но все ушли. Почему?

Митрохин: Глядя на меня, по-моему, очень трудно подумать, что «Яблоко» - это мякоть.  Уж никак.

Собчак: Смотря на вас, можно подумать, что вы лампочка, которая осталась в пустой комнате.

Митрохин: Может быть, когда меня вниз головой с лестницы спускал ОМОН, когда я защищал правозащитников недавно, Льва Пономарева, может быть, я тогда был мякотью? Или когда на меня толпы бандитов в форме ЧОПа набрасывались? А я лидер партии. Ярких людей у нас очень много. Возьмите, например, два академика  у нас. Один академик, другой – член-корр: Арбатов и Яблоков. У нас Евгений Бунимович, очень известный профессионал. У нас очень яркий правозащитник Андрей Бабушкин работает. У нас лидер женского движения Галина Михалева работает. Это первое.

Собчак: Ну, ладно яркие политики. Но даже старожилы: Болдарев, Лукин…Явлинский, отошедший от дел.

Митрохин: Лукин не отошел никуда. Он по закону стал уполномоченным по правам человека   и должен был остановить членство в «Яблоко». А вот Игорь Артемьев, наверное, с вашей точки зрения не очень яркий человек, сейчас на переднем крае борьбы с монополизмом в России. И не так давно в рейтинге антимонопольных служб всего мира ФАС России заняла пятое или шестое место. Бывают люди яркие, но они только на счет разговоров. А мы ценим людей дела и практиков.

Собчак: То есть Яшин, Навальный, Резник и Пионтковский – это люди разговора?

Митрохин: Нет, про Алексея не могу ничего сказать. Мы с ним когда-то создавали комитет защиты москвичей. А вот два других человека – люди разговоров, а Пионтковский ушел от нас сам. Это тип личности. Я его за это никак не обижаю. Он потом ушел из Координационного совета. Он нигде не может себя… он индивидуалист.

Собчак: Давайте поговорим о другой теме, не менее важной. Выборы всегда помимо политической программы еще и маркетинг, то, как представляет себе избиратель четкую картинку, за кого он голосует. Давайте поговорим о вас. Про каждого кандидата есть свой образ. Навальный  - такой европеец, идущий на таран человек, герой среднего класса. Собянин – хозяйственник крепкий, аппаратчик, человек, который еще раз подтверждает Путинскую стабильность. В этой системе координат ваш образ несколько размыт. Вы кто? Даже Явлинский  был бы в этой схеме интеллигентом.

Митрохин: Я защитник москвичей.

Собчак: За вами ярлыка никакого нет.

Митрохин: Есть. Во дворах есть. Может, в интернете нет. А в тех дворах, которые я спас от застроек, от вырубок, от беспредела ЖКХ, халтурного капремонта.  Я неоднократно демонстрировал, что я человек воли, политической воли. С моей точки зрения почему мэр должен быть политиком, а не хозяйственником? Потому что есть понятие «политическая воля», а «хозяйственной воли» нет. Есть «хозяйственная целесообразность».

Собчак: Вы себе противоречите.

Митрохин: Вот эта воля у меня есть.

Собчак: Вы только что сказали про дворы, но это все-таки уровень префектуры. Тут же сказали, что мэр – это не хозяйственник, а  политик.

Митрохин: Из дворов состоит Москва. Из домов состоит Москва. Я знаю эту Москву изнутри, с самого низа. И одновременно я знаю, что делать глобально в Москве. И одновременно у меня есть воля, как это осуществить то, что я знаю.

Собчак: О том, что делать, мы тоже сегодня поговорим. Вопрос в образе: вы сами сказали, что это не хозяйственник, а политик. Я, кстати, с вами согласна. За вами не закрепилось никакого образа.

Митрохин: Это ваша точка зрения. А у меня есть еще один образ. Знаете какой?

Собчак: Какой?

Митрохин: Я коренной москвич в отличие от остальных кандидатов, никто из них не родился в Москве.

Собчак: Это не образ, это статус.

Митрохин: Я поэтому занимаюсь защитой проблем москвичей, защитой интересов и прав москвичей, решением их проблем. Почему? Потому что я их люблю как коренной москвич.

Собчак: Собянин тоже скажет, что он их любит.

Митрохин: А по его лицу невидно, что он их любит.

Собчак: По лицу разве можно определить, любит человек или нет?

Митрохин: Да, для того, чтобы человек любил ту территорию, на которой живет, он должен жить не менее 10 лет. Такая норма была в законе  в свое время.

Собчак: То есть любить можно, только пожив 10 лет?

Митрохин: Знаете, да, проникнуться культурой, психологией людей, ментальностью, повращаться, поездить в общественном транспорте, выдержать столкновение с ОМОНом, когда он несчастных старушек лупит дубинками. В этом все повариться 10 лет подряд. Тогда ты начинаешь любить свой город. Это не просто слова, это по тебе видно, что ты его любишь.

Собчак: Я объясню еще проще. Я не сомневаюсь в том, что вы действительно много делали для города, и я знаю, много лет боретесь.

Митрохин: Я доказательство вам приведу, что у меня имидж защитника москвичей сложился. У меня был эфир с Ксенией Лариной на «Эхо Москвы».

Собчак: Я читала об этом.

Митрохин: Она сказала, что я Бэтман. Это такое впечатление у нее сложилось просто из-за наблюдений за моей жизнью. Человек, который прилетает спасть. И я в буквальном смысле прилетаю. Только что на Краснохолмской набережной была история. Мне позвонили и говорят: «Тут пришли приставы в масках, бьют людей».  В масках – в чулках на головах. Просьба приехать. Я приехал туда через пять минут.

Собчак: Это, кстати, ответ.

Митрохин: Я как Бэтман поступил.

Собчак: То есть вы будете позиционировать себя как Бэтман.

Митрохин: Бэтман – слово иностранное, непонятное. Буду позиционировать себя как защитник москвичей, как человек, который вернет москвичам Москву.

Собчак: Можно перевести на русский: «человек мышь».

Митрохин: Нет, мышью я не являлся никогда. Вы хотите меня тут это… У меня даже крыльев нет. Бэтман – это к Ксении вопрос, почему она меня так назвала. А вообще, что такое Бэтман в фильме? Это защитник людей. Защитник граждан, который быстро приходит на помощь.

Собчак: Это четкий образ. Спасибо за исчерпывающий ответ на этот вопрос. Сейчас хотела бы обратиться к вам не как к кандидату, а как  к опытному политику. Я заметила тенденцию, уже после разговора (в этой студии был Алексей Навальный), я читаю много интервью разных кандидатов: почему наши политики, которые будут избираться, так осторожны в каких-то наиболее важных вопросах? Стоит спросить кого-то «Вы за гей-парад или против?», сразу начинается какое-то… «За однополые браки или против?» - почему-то….

Митрохин: Давайте я однозначно отвечу. Что такое гей-парад? У нас есть Конституция, там есть статья о том, что граждане имеют право выражать свои позиции, я условно цитирую…

Собчак: Вы обещали однозначно: вы за гей-парад?

Митрохин: Я не за гей-парад. Иногда когда отвечаешь все время «да - нет», можешь дурачком прослыть.

Собчак: Почему?

Митрохин: Потому что.  Я вам объясню. Вопрос такой: я разрешу гей-парад или нет, если буду мэром? Я его разрешу, потому что это гражданское право людей выражать свою позицию мирно и без оружия. Но меня эта тема не волнует в отличие от тех депутатов, которые принимают законы о гей-пропаганде и все прочее.

Собчак: За такой короткий ответ, можно я вам пожму руку? Спасибо. Вы готовы разрешить однополые браки?

Митрохин: Я считаю, что надо в этом вопросе опираться на базовые документы в области прав человека. Есть декларация прав человека, статья 16. Там написано, что брак – это отношения между мужчиной и женщиной. Вот когда ООН примет другую декларацию, тогда, может быть, мы поговорим. А сейчас каждая страна этот вопрос решает по-своему. Я считаю, что в России сейчас допускать однополые браки нельзя.

Собчак: Много разговоров о том, как сейчас улучшить демографию, предложения самые сумасшедшие и касаются штрафов женщин, которые не рожали до 30-ти, кто-то даже предлагает отправить их в армию. Ваша позиция по поводу того, чтобы запретить аборты?

Митрохин: Нет, я считаю, что женщина должна самостоятельно распоряжаться своим телом.

Собчак: Для решения своих проблем.

Митрохин: Бывают разные сложные жизненные проблемы.

Собчак: Понятно, исчерпывающий ответ.

Митрохин: А вторая часть вопроса, как решить демографическую проблему? Жилье надо строить в России. У «Яблока» есть программа, ее разработал, кстати, как раз Григорий Явлинский «Земля, дома, дороги». Массовое жилищное строительство – и люди начнут тоже массово рожать.

Собчак: Последний вопрос из блиц-списка по поводу уроков православного воспитания в школе. Вы поддерживаете?

Митрохин: Школа должна быть отделена от религии.

Собчак: То есть «нет»?

Митрохин: Нет. Это должно происходить вне школы.

Собчак: Кто ваш избиратель, избиратель Сергея Митрохина? Про Явлинского мы знаем, это примерно, как шутят в политических кругах, женщина за 55-ть, интеллигентная учительница.

Митрохин: Для меня есть ядерный избиратель «Яблока» - интеллигентный человек. Это достаточно бедная интеллигенция, во-первых. Во-вторых, интеллигенция, которая не продалась. Есть интеллигенция, которая подалась в «Единую Россию», разными способами обслуживает…

Собчак: А бедная – это о каком доходе речь?

Митрохин: Средний класс, как социологи говорят. Средний и нижнесредний.

Собчак: Нижнесредний – это сколько?

Митрохин: В Москве это примерно… Учителя сюда входят.

Собчак: Какая сумма?

Митрохин: В Москве, если мы потом будем где-то говорить, это 30-40 тыс. рублей доход, примерно так. И, конечно, выше тоже, но тут все распределяется. Это человек, в основном образованный. В первую очередь, образованные. Это специалисты, ученые, которых мы сейчас защищаем в связи с попыткой разгромить российскую Академию наук. И тот электорат, который уже подтянул: часть гражданского общества, инициативные группы граждан, активные горожане, которым я помогаю самим себя защищать.

Собчак: Я услышала от вас ответ. Вы сказали, что это интеллигентный человек. До этого вы зачитывали вопросы к Навальному касательно хамских постов.

Митрохин: Это не просто хамские, здесь идеология есть определенная.

Собчак: По поводу интеллигентного избирателя вашего. Я специально сделала скрин-шот вашего твиттера и хотела бы зачитать. Вы ведете твиттер, он официальный, сегодня вы там подтверждали свое присутствие. В одной ленте вы пишете, отвечаете некому «СК Москоу»: «Вы родственник Гагарина, мозг у вас явно меньше». Дальше вы отвечаете некому «Стеллари 1»: «Ваш мозг – краткое изложение человеческого». Дальше вы отвечаете некому «Флоббербу»: «Сначала ему надо со своей *лядью разобраться».

Митрохин: Я написал?

Собчак: Отвечаете пользователю «Белоусов Семен»: «А вам дерьмо в мозг слили». Все-таки по поводу вашей несдержанности. Яковлев и посылание в твиттере…

Митрохин: Да, но иногда эти тролли, которые меня, в основном от власти одолевают, а я все-таки считаю своим долгом отвечать, а не просто писать  твитты. Иногда кажется, что людям очень хочется, чтобы я с ними на их же языке поговорил. Я здесь проявляю иногда несдержанность. И это недостаток, в котором я уже признавался. Буду в себе преодолевать. Готов принести извинения перед теми, кого там обидел. Хотя, по-моему, эти люди как раз хотели на таком языке поговорить со мной.

Собчак: А зачем же вы ведетесь на эти провокации?

Митрохин: Я не ведусь на провокации, но я считаю своим долгом отвечать.

Собчак: Отвечать: «Мозг у тебя есть или нет»? Зачем?

Митрохин: Ну, да. Иногда такие эмоциональные бывают реакции. Я помню историю с Яковлевым на «Комсомольской правде». Правда, я там снял микрофон, прежде чем послать его на три буквы, но он тоже меня довел сознательно. Кстати, с тех пор это не повторялось

Собчак: Знаете, это свойственно многим людям.

Митрохин: Если я кого-то обидел, я готов принести извинения и думаю, что не буду допускать таких вещей. Я, кстати, многое из того, что вы прочитали – это было давно.

Собчак: Извинение – это всегда хорошо для умного политика, вопрос в том, что если ваш избиратель, как вы сказали, интеллигентный человек, кому-то…

Митрохин: Кому-то не нравится. Но вы знаете, в нашей русской культуре, как говорил Достоевский, «широк русский человек, я бы сузил». Вот у нас нет такого европейского менталитета, когда ты такой стерильный, даже не интеллигент, ну, называется там белый воротничок, высоколобый и все, ты больше никак себя не проявляешь. Русский человек все-таки многообразен. И я как русский человек и как москвич тоже, почитайте Гиляровского, там  есть такие типажи.

Собчак: И как Бэтман.

Митрохин: А Бэтман  - это уже из другой сферы. Я иногда допускаю широту души. Наверное, это неправильно.

Собчак: Понятно. По поводу 6 мая хотелось у вас спросить. Вы неоднократно были в моих эфирах, я была свидетелем этого, и в «Госдепе», и в программе «Главная тема». После того, как произошли события 6 мая, вы достаточно жестко высказывались о тех людях, которые и били участников, и тех, кто был задержан. Вы говорили, что провокации были  и с той, и с другой стороны. Далее не так давно вы выступали на митинге, который был организован в поддержку и в годовщину «Болотного дела». Нет ли в этом несоответствия. С одной стороны, вы называли как минимум часть людей провокаторами и очень жестко говорили о людях, которые дрались с ОМОНом, а с другой стороны, вы выходили на сцену в годовщину их посадки.

Митрохин: Как мне кажется, когда я был у вас в эфире, у нас с вами была общая позиция, мы с вами вместе….

Собчак: Да, но сейчас речь не обо мне, я не выдвигалась в мэры и не выступала на этом митинге. Кстати, именно из-за этих соображений.

Митрохин: Я и сейчас считаю. Мы получили доказательства. Были очень подробные интервью.

Собчак: Вы сейчас считаете, что там были провокации?

Митрохин: Может быть, с чьей-то стороны это были детские провокации, эмоциональные, а кто-то, может, хотел что-то более серьезное замутить. Я считаю, что, конечно, в первую очередь виновата власть.

Собчак: А в версию «Анатомии протеста» вы поверили?

Митрохин: Нет.  Я «Анатомию протеста» отвергаю. Это стряпня пропагандистская, и она недостойна…

Собчак: Константин Лебедев признавал, что переговоры были.

Митрохин: Иногда самая страшная ложь – где частично еще и правда перемешана. Я считаю, что безответственным поведение ряда людей, я сейчас фамилии не буду называть, они в тяжелом положении, которые пытались лихачествовать, потому что…

Собчак: Понятно.

Митрохин: Подождите. Это очень важные вещи. Потому что в результате больше всего пострадали не те, кто пытался лихачествовать и что-то такое изобразить, а совершенно невинные люди. Они дали власти один из поводов для этого зверского избиения.

Собчак: Но не всех вы называли невинными. Вы говорили, что там часть этих людей была провокаторами.

Митрохин: В результате те, кто сидит на скамье подсудимых, среди них нет ни одного, кого я имел в виду. А те, кого я имел в виду…

Собчак: Понятно, ваша позиция не изменилась.

Митрохин: Не изменилась. Я считаю, что и власть виновата. В первую очередь…

Собчак: Понятно. Вопрос в другом: зачем тогда было выступать на митинге в годовщину «Болотного дела»? Нет ли в этом цинизма?

Митрохин: Нет никакого цинизма. Я защищал тех, кто пострадал, как от первых, так и от вторых.  Я не буду слушать визг, когда мне говорят, что я должен назвать черное белым, а белое  - черным. Совершенно очевидно, что интервью Лебедева правдивы. Так что знаете… не надо затемнять правду, когму бы она не была невыгодной. Я придерживаюсь такого принципа: кому –то эта правда невыгодна. Но ее все равно надо говорить.

Собчак: Спасибо большое, к сожалению, мы не можем отменить новости. Я извиняюсь, что по техническим причинам у нас было меньше времени для эфира. У меня к вам подарок. Распакуйте, пожалуйста. Он в зеленой оберточной бумаге. Читала ваш пост, что вы «по уши зеленый», как вы выразились, поэтому я дарю вам книгу «Волшебник Изумрудного города».

Митрохин: Я зеленый, потому что я единственный из кандидатов занимаюсь экологией и защитой московских парков.

Собчак: Надеюсь, что после 10 августа об этом мы тоже как-нибудь поговорим. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.