Гудков — Собчак: объединить оппозицию может Шлосберг

Почему его не поддержал Навальный, чем он планирует заняться, и когда демократы наконец договорятся
21 сентября 2016 Ксения Собчак
58 449 102
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

В гостях у Ксении Собчак политик Дмитрий Гудков. Говорили о том, почему даже на нечестных выборах можно выиграть, почему ни один из его проектов не дожил до сегодняшнего дня, как он видит объединение «Яблока» и ПАРНАСа, и как именно должна договариваться оппозиция, будет ли «Единая Россия» пользоваться конституционным большинством, и почему новая Дума изменится настолько, что «все будут вспоминать Яровую добрыми словами». 

Собчак: Дим, смотри, я уже почитала какие-то интервью, которые ты давал после выборов, и, на мой взгляд, я нашла такое странное противоречие в том, что ты говорил, потому что, с одной стороны, в частности, ты это обсуждал со Светланой Сорокиной, ты говоришь о том, что выборы нечестные, повторяешь это много раз. Но, с другой стороны, ты активно призывал, ты и твоя команда, своих сторонников идти голосовать и участвовать в выборах. Не кажется ли тебе, что это странно: с одной стороны, говорить о  том, что выборы нечестные, а с другой — хотеть, чтобы люди шли и голосовали за тебя? В чем смысл был участия тогда в таких выборах?

Гудков: Но здесь никаких противоречий я не вижу. У меня спрашивают: «Зачем ты участвуешь в нечестных выборах?». Я всегда отвечаю: «Я очень хочу участвовать в честных выборах, но их просто нету». Или, например, у меня спрашивают: «А почему ты в эти грязные игры играешь?». Во-первых, это не игры, надо понимать, потому что когда 300 человек погибает от онкологии каждый год — это же, на самом деле, наша жизнь. Или когда «закон Димы Яковлева» убивает детей-сирот — это наша жизнь, не игры, к сожалению. Я бы поучаствовал в дебатах, но их тоже отменили. Но я участвую в таких выборах, которые есть, на которые не пускают всех кандидатов, на которых невозможно получить равный доступ к СМИ. Но не прилетят инопланетяне и не подарят нам честные выборы. То есть мы сами только можем прийти, выиграть на нечестных выборах и поменять их, сделать честные.

Собчак: Подожди, тебе не кажется, что сама формулировка, что «мы придем и выиграем на нечестных выборах» — она абсолютно нереальная и, в общем, результаты показали?

Гудков: Реальная.

Собчак: Как? Кто честный выиграл на этих нечестных выборах? Давай по фактам.

Гудков: Я когда-то рассказывал, что я профессионально играл в баскетбол. Однажды у меня была история: я приехал в какой-то город, по-моему, Калининград, да, это был Калининград, и там была команда местная. Я кандидат в мастера спорта. Мы играли, я играл один против пятерых. Нечестно? Это же нечестно, когда один против пятерых играет, но я выиграл.

Собчак: Нет, подожди, но если ты мастер спорта, а они школьники, то честно.

Гудков: Правильно. Но не один еще чемпион мира по боксу не становился чемпионом, не получив ни разу по морде. Ничего страшного, это политика, это не парашютный спорт, где если первый раз не получилось, то надо оттуда выходить.

Собчак: Слушай, то есть ты не согласен с Омар Хайямом, который говорил, что лучше не есть ничего, чем есть что попало? Потому что участие в грязных выборах, по сути дела, — это есть что попало. Ты говоришь: «Честных у нас пока нет, поэтому участвую в грязных», условно.

Гудков: Но я не считаю, что это можно сравнивать с каким-то набором меню в ресторане или где-нибудь еще. Все-таки это борьба, борьба за изменения, борьба за перемены в нашей стране. Если ты хочешь чего-то менять, то, значит, ты должен действовать.

Собчак: Хорошо. В твоем округе при этом ты признаешь, что не было каких-то каруселей, не было там каких-то адских вбросов, как я понимаю, да?

Гудков: Мы не выявили ничего, не было. Это день голосования. Ксения, что такое нечестные выборы? То есть, грубо говоря, когда мои все оппоненты все в телевизоре живут. У телевизионной аудитории, телевизионная аудитория, наверное, для моего округа — это 100 тысяч человек, как минимум, я имею в виду федеральные каналы. А я за всю кампанию провел 251 встречу и лично увидел 15 тысяч человек. Я встречался каждый день и даже без выходных. Но все равно телевизионная аудитория больше. И, тем не менее, два достаточно таких серьезных тяжеловеса остались позади, мы создали отличную кампанию. Ведь выборы же, как надо к этому относиться? Это же не только борьба за думский мандат. Я сейчас смотрю на этот состав Думы и вообще, честно говоря, даже не могу себе представить, как бы я там находился. Все-таки в прошлом созыве был Петров, покойный Валерий Михайлович Зубов, Илья Пономарев, когда-то Геннадий Гудков. Все-таки мы там даже как-то впятером провели итальянскую забастовку. А здесь же это вообще было бы ужас что.

Собчак: Хорошо, а сейчас там кто? Там есть хоть один приличный человек, который прошел?

Гудков: Приличные люди-то, наверное, есть. Вопрос в том, что нет ни одного реально независимого, настоящего оппозиционера.

Собчак: То есть вообще ни одного?

Гудков: Ни одного, ни одного.

Показать комментарии (102)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера