Антонио Бандерас о поддержке «Гринпис», вере в Россию, своих гей-ролях в кино и соседстве с Романом Абрамовичем

Собчак
23 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (10:36)
Часть 2 (10:28)

Комментарии

Скрыть
Ксения Собчак взяла интервью у голливудского актера. Поговорили о героях Бандераса, о том, как бороться за свои ценности и о том, как по-настоящему все успеть.

Ксения Собчак: Добрый вечер. Друзья, я никогда не думала, что скажу эти слова вслух, но я нахожусь в номере начинающего голливудского актера Антонио Бандераса.

Ксения Собчак: Антонио, здравствуйте. Я говорю, что моя мечта стала реальностью - я нахожусь в номере с самим Антонио Бандерасом. Все подружки обзавидуются.

Антонио Бандерас: Это на самом деле ваша мечта?

Ксения Собчак: Ну, одна из них. Я бы Клуни сказала тоже самое :)

Я на самом деле нервничаю, потому что после последнего вашего визита в Россию Вы в какой-то европейской газете сказали: «Ничего личного, но самое ужасное из моих интервью было в программе типа “прожекторпэрисхилтон” в Москве, где четыре парня-ведуших смеялись и не давали мне слова вставить».

Антонио Бандерас: Да, да. Но знаете, в этом никто не был виноват конкретно. Так получилось. Парни на самом деле были классные. Я помню, как я приехал в студию еще за час до начала, я общался с ребятами и они мне очень понравились: они очень остроумные и интересные. Но проблема было в том, что во время шоу был лишь один переводчик, а парни говорили очень быстро, каждый норовил меня что-то спросить и переводчик не мог справиться с этим. Поэтому и вопросов конкретных я не мог расслышать, я был совершенно растерян. И переводчик выражался так: «Тихо, тихо, постойте, вроде я услышал вопрос, нет, нет, постойте… Да, вот это и был вопрос». Так что я был полностью растерян.

Ксения Собчак: То есть интервью было «самым худшим» не из-за вопросов?

Антонио Бандерас: Нет, нет. На самом деле, когда я увидел интервью в переведенном виде, то оно казалось довольно хорошим. Проблема в том, что я не мог понять, что они говорят и, по-моему, у переводчика была та же проблема.

Ксения Собчак: Есть какие-то вопросы, которые вас могут разозлить?

Антонио Бандерас: Нет. Можете задавать каверзные вопросы. Можете меня спрашивать, что угодно, ведь и я могу отвечать, что мне угодно. Все просто.

Ксения Собчак: Хорошо, давайте поговорим о вашем опыте работы с Альмодоваром, это была огромная часть вашей жизни, огромный опыт для вас. Я знаю, что два раза вы играли гомосексуала в его фильмах. Сейчас в России сложилась определенная ситуация на фоне принятия новых законов касательно пропаганды гомосексуализма. Что Вы об этом думаете?

Антонио Бандерас: С самого начала своей карьеры, когда я играл гомосексуалов у меня не возникало никаких проблем. Касательно морали, я также ничего против гомосексуалистов не имею. Я расскажу вам смешную историю, которая со мной произошла, когда я снимался в одном из фильмов Альмодовара «Закон желания», в котором я играл гея. Много споров было касательно сцен из этого фильма: в США, в Испании, да и во всем мире вообще. Ну и там были все эти сцены, поцелуи между двумя мужчинами… Но, была и еще одна сцена. Номер 21 или 22 по сценарию. Это была сцена, где я убивал человека. И все было «ок», никто не считал это проблемой и не спорил по этому поводу. То есть убийства в кино воспринимаются спокойно, как нечто совершенно допустимое и даже дети в кино ходят и смотрят, как там убивают людей. Но когда показывают двух целующихся людей одинакового пола - все сразу начинают это обсуждать, поднимать этот вопрос.

Ксения Собчак: Даже в Европе это обсуждали?

Антонио Бандерас: Да, вообще везде. Знаете, меня никогда не заботило то, какой ориентации другие люди. Я сам всю жизнь был в гетеросексуальных отношениях, но сказать и слова против гомосексуалов или людей другой ориентации я не могу.

Ксения Собчак: Вот недавно президент Грузии Саакашвили высказался о том, что государство РФ вводит подобные законы, запугиваю русских Европой, где все это т.н. «равноправие для всех» приводит к упадку церкви, где гей-парады якобы приводят к разрушению ценностей и традиционных устоев общества. Вы, как человек верующий и очень религиозный, что можете сказать по этому поводу? Может ли вот так одно вытеснить другое?

Антонио Бандерас: Знаете, мне кажется, что это в первую очередь вопрос организации. Каждому хватит места, просто нужно грамотно все спланировать. Хотя, если вы говорите о споре между церковью и гомосексуалистами, то вот Папе Римскому примерно месяц назад такой-же вопрос задали, и он сказал, что не имеет ничего против этого. А могу ли я быть еще больше Папой, чем сам Папа?

Ксения Собчак: То есть вы не считаете, что должна здесь быть конфронтация?

Антонио Бандерас: Конечно нет. Тем более сегодня, когда во главе настолько непредубежденный Папа. Понимаете, одно дело все эти догмы и законы церкви, а другое дело вера. Веровать в Господа не значит быть слепым. Мир Иисуса объяснить можно одним словом – «Любовь». Вот и все.

Ксения Собчак: Да, но вот многие убежденные христиане часто приводят в пример строчки из Библии, где конкретно говорится о таком типе отношений, как гомосексуализм.

Антонио Бандерас: Да, но Библия – книга, которую каждый может интерпретировать по-своему, но основы религии изложены в Ветхом Завете: Иисус, который кстати всегда отпускал телесный грех проституткам и допускал их в свое окружение, говорил: «Киньте в нее камень, кто без греха!» Вот и я тоже самое могу сказать. 

Ксения Собчак: Хорошо, давайте теперь поговорим о вашем новом фильме.

Антонио Бандерас: Давайте! От Иисуса к «Джастину». Давайте.

Ксения Собчак: Вы играете т.н. «фальшивого рыцаря», да?

Антонио Бандерас: Да, я играю там такого рыцаря. Хотя, с другой стороны, он хороший персонаж. Мне кажется вот именно этот персонаж может послужить уроком для детей. Мне кажется сэр Флорекс также, как и Джастин, мечтал стать рыцарем.

Ксения Собчак: Но вам не кажется, что нельзя плохих персонажей делать такими привлекательными? Вы сделали из злодея такого привлекательного красавчика, как и вы сам.

Антонио Бандерас: Нет, нет. Его жизнь заканчивается очень печально. У него была та же мечта, что и у Джастина, но он сдался, не смог преодолеть препятствия, не верил в себя, а вот у Джастина все получилось. И в этом и есть основной посыл: ты можешь забросить старания и потом всю жизнь врать себе и окружающим, что ты чего-то добился, а можешь следовать своей мечте, несмотря ни на что. Джастин даже своему отцу противостоял, всем противостоял, с кем не соглашался,- просто следовал своей мечте. Даже девушку в себя влюбил (вот она у меня за спиной сейчас). Когда делаешь фильм для детей, надо быть очень осторожным и осознавать какие ты ценности и мораль вкладываешь в содержание фильма. Юмор и приключения в нашем фильме тоже присутствуют, но и ценности какие-то и мораль мы в него тоже вложили. В диалоге между производителями фильма и родителями детей, последние должны чувствовать себя спокойно, зная, что дети будут смотреть нечто безопасное для них, нечто, наполненной смыслом, моралью.

Ксения Собчак: Некоторые звезды часто выбирают какую-то вещь, за которую они готовы бороться: занимаются благотворительность, борются за права человека. Существуют ли какие-то ценности, за которые вы готовы бороться во что бы то ни стало?

Антонио Бандерас: Надо рассуждать конкретнее.

Ксения Собчак: Я могу говорить конкретнее...

Антонио Бандерас: Нет, не вы, а в принципе нужно выбирать конкретное дело для себя. Понимаете, мы не рождаемся звездами, мы вырастаем из среднего класса (или даже еще более низшего класса) тянемся к этому привлекательному миру шоу-бизнеса. Поэтому звезды часто стремятся вернуть что-то туда, откуда идут их корни. Поэтому нужно выбрать определенную нишу (будь то благотворительность или что-то другое), а не совать свой нос во все подряд - так ты не сможешь по-настоящему преуспеть. У меня лично есть благотворительный фонд. Мы даем деньги на обучение тем, у кого их нет. Т.н. стипендии. Порядка 40-45$, чтобы они могли пройти программу обучения. Еще мы жертвуем деньги для больных на терминальной стадии рака, чтобы они могли умереть в хороших условиях и с достоинством, без боли. Для меня это важно, потому что мой отец умер от рака. Также мы помогаем старикам, у которых нет никого, чтобы помочь им оплачивать счета, покупать еду, оплачивать социальную защиту и пр. - делаем тот минимум, который может существенно облегчить им жизнь. И когда никого нет рядом с ними - рядом с ними можем быть мы.

Ксения Собчак: Да, но когда я говорю о ценностях, за которые нужно бороться, я имею в виду такие вещи, как, например, скандал с Pussy Riot, после которого, многие встали на их защиту: Мадонна выступила со своим словом и Леди Гага, кто-то надел футболку с их лицами и т.д. Вот пару недель назад произошел инцидент с «Гринпис», когда группа участников этого движения напала на русский корабль. Сейчас у пятерых из них уже есть обвинения. И я удивлена, почему никто из знаменитостей не стукнул кулаком и не заявил о своей позиции по этому поводу?

Антонио Бандерас: Нет, заявили. Много людей…

Ксения Собчак: Может быть Вы готовы заявить о своем отношении к этой ситуации?

Антонио Бандерас: Я знаю многих в Голливуде, кто поддерживает «Гринпис» и там разные организации…

Ксения Собчак: Известных людей? А кто это, например?

Антонио Бандерас: Я не могу назвать вам имен конкретно в связи с Гринписом. Но знаю многих, кто поддерживает, Осеана, например. Знаю, что некоторые даже озвучивают документальные фильмы про защиту природы.

Ксения Собчак: А у вас какая связь с «Гринписом»?

Антонио Бандерас: Никакой. Никогда не сотрудничал с ними...

Ксения Собчак: Но Вам нравится то, что они делают? Это хороший способ проявить свою точку зрения?

Антонио Бандерас: Да, да, мне нравится, чем они занимаются. Но иногда возникают вопросы касательно того, что они собираются сделать и о том, какие последствия могут в итоге возникнуть. Они могут поставить под угрозу не только свои жизни, но и жизни других людей. И я считаю, что в России как раз такой случай и произошел… Кто-то сказал, что они могли создать еще больше проблем по сравнению с теми, от которых они пытались защитить мир. В целом, я поддерживаю идею Гринписа- они защищают единственное, что у нас есть - этот круглый шарик посреди Вселенной, о котором все мы должны заботиться. Но способы, которыми они проводят свою деятельность, иногда могут удивлять. Не то, за что они борются, но как они борются. Но в принципе я на 90% за то, что делает Гринпис. К тому же, мы, актеры, не можем защищать всех и вся.

Ксения Собчак: Да, тогда бы у вас не оставалось времени на съемки.

Антонио Бандерас: … Да, я работал в ООН, в Юнисеф, был на месте боевых действий в Сомали. Затем мне дали титул посла доброй воли. Можно делать несколько вещей, не теряя видов на свою будущую жизнь. Ты можешь также бороться за свои ценности через кино - я, например, снимался в: «Мечтая об Аргентине», «Дом духов», «Филадельфия» (касательно гомосексуалистов и СПИДа в 90-х). То есть через свою профессию ты тоже можешь отстаивать какие-то ценности, защищать их.

Ксения Собчак: Кстати, «Филадельфия» – просто замечательный фильм. Один из моих любимых…

Ксения Собчак: Я была удивлена, когда узнала, что вы в курсе событий, связанных с «Гринпис», потому что это означает, что вы следите за политикой. В частности за российской. Ведь, учитывая, что вы актер, это довольно необычно…

Антонио Бандерас: Да, да, я слежу.. Относительно. В общем-то, мне нравится узнавать, что происходит в мире…Я считаю, что мы живем в то время, когда люди находятся в зависимости о тех, за кого они голосуют. Существуют силы, за которые люди не голосуют..

Ксения Собчак: Какие силы?

Антонио Бандерас: Рынки, лобби, корпорации..

Ксения Собчак: Ты есть вы полагаете, что есть законспирированные...

Антонио Бандерас: Нет-нет, все довольно открыто, у них больше нет причин, чтобы прятаться.

Ксения Собчак: Ага… Я знаю, что вы голосовали за Обаму и поддерживаете его и вас в общем-то можно назвать друзьями.. правда ли это?

Антонио Бандерас: Ну, «друзья» – большое слово, но я принимал его у себя дома в Лос-Анджелесе, мы там потусили...

Ксения Собчак: И вы полагаете, что он находится в подчинении у каких-то иных, скрытых сил?

Антонио Бандерас: Он бы так не сказал. Вы видите человека, преисполненного идеями и противостоящего реальности, взгляните на реальность, которой он противостоит…

Ксения Собчак: Он противостоит Сирии и Путину в настоящий момент..

Антонио Бандерас: не-не-не, сейчас он воюет у себя дома. Правительство США бездействует, а бездействует оно, потому что определенные лица шантажируют его.

Ксения Собчак: Как именно они шантажирует?

Антонио Бандерас: Ну, например, “движение чаепития” упорно продолжает свое дело… Они не хотят утверждать план бюджета США на следующий год, если Обама не отменит действие акта о социальной защите граждан. «Не отменишь программу по социальной защите – мы не будем работать», – так они и говорят. И он ничего не может с эти поделать. Ты можешь быть президентом Америки, но если палата представителей и конгресс настроены против тебя, что ты сделаешь?

Ксения Собчак: Но ведь это хорошо. Это значит, что система работает, и ты можешь привести все эти силы к какой-то договоренности...

Антонио Бандерас: Я полагаю, что единственное, что заставит систему работать это голосование. Когда республиканцы под брендом “движения чаепития” давят на президента, заставляя его принять неправильное решение, выжимая его из конгресса - это не норма. И надо подождать четыре года, а я не думаю, что через четыре года что-то изменится. Все это очень опасно.

Ксения Собчак: Или наоборот очень хорошо, ведь эти изменения будут происходить каждые четыре года. Но эти изменения могут происходить каждые 4 года…

Как думаете, в России или.. еще где бы то ни было, существует такая система, при которой президент находится под влиянием вышестоящих сил..?

Антонио Бандерас: Ну, честно сказать, я не настолько просвещен в этом вопросе. Я предпочитаю не «совать нос» в те вопросы, в которых не разбираюсь, не хочу делать ошибочные выводы… Я стараюсь  быть более почтительным. Как-никак люди голосуют, а я ничего не знаю о том, какой работает госаппарат в России...

Ксения Собчак: Хорошо. Тогда я приведу вам некоторые факты. Например, этот фильм «Филадельфия», гипотетически, согласно новым законодательным актам, может быть запрещен, т.е. признан «пропагандирующим гомосексуализм».

Антонио Бандерас: Это факт?

Ксения Собчак: Нет, не факт. Я говорю о том, что это может оказаться правдой, потому что как раз в течение этого года в России был принят ряд законов, связанных с пропагандой различного рода сексуальных ориентаций...

Антонио Бандерас: Ну, предположим они запретят фильм «Филадельфия» на основе какого-то закона – они сделают огромную ошибку, потому что невозможно подмести пустыню, невозможно противостоять реальности. Она в любом случае сильнее,  и чем больше пытаешься ей противостоять, тем жестче она станет для тебя.

Ксения Собчак: Ага. Но где же грань? Вы только что говорили об этом фильме, конкретно о Джастине, о том, что существуют определенные ценности, которые нужно передать детям, но все-таки где грань? Не уверена, знаете ли вы такого известного российского писателя, как Набоков.. Он написал книгу, считающуюся шедевром, «Лолита», книга о любви..

Антонио Бандерас: Да, моя жена сняла фильм по этой книге.

Ксения Собчак: Тогда вы наверняка понимаете, о чем я говорю. В Санкт-Петербурге, и это факт, несколько месяцев назад толпа людей ринулась в музей Набокова, устроила там погром, потребовав запретить «Лолиту», потому что дети не должны знать о подобных вещах… о педофилии и прочем… Поэтому я и спрашиваю у вас, где же та самая черта между воспитанием детей и искусством?

Антонио Бандерас: Ага. Ну, во-первых, я уверен, что Набоков ни в коем случае не пытался пропагандировать педофилию. Я думаю, что он пытался лишь отразить всю глубину и сложность человеческого духа. Человек не должен бояться таких вещей, бояться их значит лишь провоцировать их к появлению. И уж поверьте - я знаю, о чем говорю: я 15 лет жил под диктатурой Франко Франсиско, когда Франко умер, мне было 15 лет.

Ксения Собчак: Вы помните те времена?

Антонио Бандерас: О, да, еще как. Я помню день, когда Франко умер, 20 ноября 1975… И я помню, как страна словно взорвалась: все, что было запрещено, просто прорвалось наружу. Люди стремились увидеть и ощутить то, что не могли до этого. Это словно когда вы с силой толкаете дверь, а она не поддается, потом она резко открывается и вы пролетаете сразу на три комнаты вперед, а не остаетесь в той, в которой хотели. И русские об этом знают не понаслышке. Разве ваше государство стремится либерализовать систему правосудия?

Ксения Собчак: Мы не знаем, может быть к ним и придет такая мысль.

Антонио Бандерас: Все эти мыслители, о которых мы говорим, важны не только для России, но и для всего мира. В 20 веке мы видели, к чему приводит подавление, и, чтобы не повторить ошибок вновь, мы должны внимать этим мыслителям, которые в своих произведениях отражают нашу с вами природу. Природу нельзя отвергать и подавлять. Подавлять природу значит лишь подкидывать дров в костер. Я думаю мы все должны быть умнее.

Ксения Собчак: Какое ваше самое яркое воспоминание о временах правления Франко, когда Вы были 15-летним мальчиком?

Антонио Бандерас: Анестезия…

Ксения Собчак: Анестезия…?

Антонио Бандерас: Да, состояние как при анестезии. «Все в порядке, все хорошо, нам хорошо». И лишь некоторые, кто мог отправиться во Францию, возвращались и говорили: «Там другая жизнь: там книги, которые нам нельзя читать, фильмы, которые не сможем посмотреть и музыка, которую не получится услышать!» Но остальная часть людей так и продолжали: «У нас все хорошо». Все думали, что так все и должно быть, что это лучший способ существования.

Ксения Собчак: Знаете, многие, кто услышат этот момент интервью, проведут некую аналогию с современной Россией. Потому что, не знаю, знаете ли вы, но сейчас население России делится на тех людей, которые в курсе событий: читают интернет, следят за новостями, путешествуют и пр. и на тех, которые смотрят только федеральные каналы, на которых, как вы понимаете, показана совсем другая картина событий.

Антонио Бандерас: И все равно, вот когда меня спросили, мол: «Что ты знаешь о российской культуре?» и я вспомнил таких великих русских писателей как Толстой, Достоевский, Пушкин и таких выдающихся людей как Тарковский, Михалков, понимаете… И я думаю, вы, ребята, обладаете огромным интеллектуальным потенциалом. Просто это вопрос времени. Я думаю вы сможете все привести в порядок, найти способ проявить эти способности. Я верю в это и я верю, что судьба будет благосклонна по отношению к этой стране, стране, которая на протяжении истории много страдала… И я об этом знаю...

Ксения Собчак: Знаете, в некотором роде страдание – традиция русского народа. Так уж сложилось.

Антонио Бандерас: Может быть и нет! Может быть не в будущем, может быть просто нужно думать по-другому. И я уверен, что вы можете добиться большего. Ваша страна уже сейчас может быть примером для многих стран мира.

Ксения Собчак: Тем не менее, Вы не упомянули Чехова…

Антонио Бандерас: Я упомянул, разве нет…?

Ксения Собчак: Нет. И некоторые говорят что вы - мизантроп, а Чехов, великий русский классик, тоже был мизантропом. Вы себя можете называть мизантропом?

Антонио Бандерас: А кто такой мизантроп, я не понимаю…?

Ксения Собчак: Это человек, который не любит социализироваться, кто не любит находиться в окружении людей. Отталкивает их от себя…

Антонио Бандерас: Ну я совсем не такой, я люблю общество, люблю социализироваться!

Ксения Собчак: Я объясню, почему я говорю это: Однажды я была в Аспене с своими друзьями и они мне показали дом, который стоял далеко ото всех этих роскошных домов, от дома Абрамовича и далеко от города в принципе.

Антонио Бандерас: Ну это потому что мой дом подешевле.

Ксения Собчак: … И соседей вокруг дома не было и мне друзья сказали: «Бандерас тут живет, он вообще людей не любит».

Антонио Бандерас: Я люблю людей! Ну что за вздор. Я купил этот дом, потому что он был дешевле, чем дом в самом Аспене. Да и вообще он мне понравился, понимаете. Это дом, из которого не видно дорог, проводов и прочего – только природа и ничего более. Тем более, я все время в разъездах, путешествую, встречаю людей, хожу на разные встречи, общаюсь и т.д., поэтому порой мне нужно уединение. Но я далеко не мизантроп. У меня есть чувство юмора и я не люблю воспринимать вещи слишком серьезно… Я из Андалусии, это моя родина. И в Андалусии людей волнует лишь одно - смерть. Я знаю, что эта бабка с косой приближается с каждой секундой, поэтому нужно получать удовольствие от каждого мгновения своей жизни, наслаждаться ей. И я думаю что в этом плане я каждой клеткой тела Андалузиец.

Ксения Собчак: У меня есть один факт из вашей жизни в опровержение этому. Когда я прочитала, я конечно же не поверила: «Да ладно, не может быть». Правда ли, что, когда Мадонна в 91-м пригласила Вас к себе в номер, Вы пришли с женой? Я имею в виду, что за мужчина вообще может прийти с женой к другой женщине, которая пригласила его к себе в номер попить шампанского, ну вы понимаете...

Антонио Бандерас: Нет, это неправда. Там была вечеринка, которая Мадонна устраивала в честь Педро Альмодовара. Она его большая фанатка. И в этой комнате было примерно сорок человек, большая такая тусовка. И среди этих людей была и моя жена.

Ксения Собчак: То есть она не приглашала вас в какое-то уединенное место провести с ней время?

Антонио Бандерас: Нет, нет, нет.

Ксения Собчак: А если бы она пригласила, Вы бы пришли?

Антонио Бандерас: В то время вероятнее всего нет.

Ксения Собчак: Почему?

Антонио Бандерас: Не знаю.

Ксения Собчак: Вам не нравится Мадонна?

Антонио Бандерас: Нравится конечно, очень нравится. Но есть вещи, которые я не могу объяснить.

Ксения Собчак: Антонио, Вот если бы тот парень, которого вы описывали, Бог или кто бы то ни было, спустился и сказал Вам: «Слушай, я уничтожаю все фильмы с твоим участием и для истории могу оставить лишь один, выбирай», – какой бы Вы выбрали?

Антонио Бандерас: «Свяжи меня».

Ксения Собчак: Хороший выбор, но почему?

Антонио Бандерас: Потому что я снялся в семи фильмах Педро Альмодовара, потому что он в кинематографе собаку съел, он очень живой и открытый, независимый человек. И потому что этот фильм олицетворяет все мое 35-летнее сотрудничество с ним.

Ксения Собчак: Огромное спасибо за интервью, было очень приятно вас встретить.

Антонио Бандерас: Вам тоже спасибо!

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.