Александр Невзоров о зачистке путинского режима, войне с Собчаком и педофилии в РПЦ

21 февраля 2013 Ксения Собчак
190 412
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В СОБЧАК ЖИВЬЕМ журналист и телеведущий Александр Невзоров. Вместе с Ксенией Собчак поговорили о том, как современное телевидение обслуживает власть, о Путине и его режиме, об идеологии в РПЦ. Также не смогли не затронуть отношение Невзорова к Анатолию Собчаку.

Собчак: Скажу честно, мне сложно с вами вести разговор, потому что вы  - человек из моего детства, из воспоминаний не самых радужных. Вы, конечно, много сделали для того, чтобы в чем-то опорочить моего отца, но мне интересно разобраться в том, что в вас за все это время изменилось и как вы смотрите на ситуацию в стране. Начать бы я хотела с тех событий. Что вы тогда делали?

Невзоров: Тогда я, к сожалению, был искренен, я руководствовался бредовыми мотивами, искренними, принципиальными, высокого свойства. Если вас интересует, что во мне изменилось, я стал гораздо лучше, потому что я стал значительно беспринципнее и перестал играть в игры. Но тогда, во время моей войны с Собчаком, все то, что я декларировал, на тот момент я в это верил.

Собчак: Мы даже говорим не о декларации, а о методе. Я помню те кадры. Я жила в этой семье и совершенно не пытаюсь оправдать своего отца.

Невзоров: Шла война, а я наемник. Давайте не будем обсуждать, что этично, а что неэтично.

Собчак: Чей наемник?

Невзоров: Различных сил.

Собчак: Каких?

Невзоров: На тот момент это не было нормальным, чистым наемничеством в сегодняшнем понимании этого слова. На тот момент это была в большей степени идеологическая война, где фронт проходил по сердцам и где Анатолий Александрович олицетворял ту самую высшую точку. В силу того, что он был образованней, храбрей, обаятельней, он умел пользоваться властью, он был наиболее опасным противником. Ненависть кремлевская, белодомовская, ВКП-шная – тогда еще живы были те самые генералы, которые бледнели от гордости за советское ВПК, которые зверели от мысли, что у них украли и разорвали страну. Собчак во многом был воплощением этих разрывателей, он был революционной фигурой. Я, конечно, безобразно вел войну, как я ее всегда веду, давайте не будем обсуждать, этично ли о