Александр Любимов: «Ощущения перестройки нет. Вектор развития страны всех устраивает, иначе бы люди сопротивлялись»

Собчак
9 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (14:14)
Часть 2 (16:45)
Часть 3 (23:44)

Комментарии

Скрыть

В гостях у Ксении Собчак журналист Александр Любимов.

Собчак: Мы знакомы давно, давайте сразу договоримся: на «вы» или на «ты»? Как удобнее?

Любимов: Как вам, как тебе?

Собчак: Мне на «ты».

Любимов: Отлично. Я когда пришел на телевидение, из всех недостатков, которые я увидел для своей личной жизни и карьеры, единственное достоинство было, что все говорили на «ты». И  мне это дико понравилось.

Собчак: Отлично. Повод для нашей встречи – вы на прошлой неделе покинули свой пост на РБК-ТВ и возглавили в холдинге РБК новую должность по взаимодействию с госорганами. Правильно я понимаю? GR. Это все-таки повышение или понижение?

Любимов: Я такими категориями не мыслю. Мне кажется, если человек что-то умеет, ему не должность нужна, а поле деятельности. Когда два года назад я предложил заняться каналом по причине того, что я уволился из ВГТРК, наивно полагая, что у нас будет избирательная кампания, я же не могу быть депутатом потенциальным и вести избирательную кампанию от имени оппозиционной партии «Гражданской платформы» и работать первым заместителем руководителя главного государственного телеканала! Я честно уволился по собственному желанию. Через две недели нас как-то набрали, появились возможности что-то делать еще, я предложил Прохорову: «Давай я сделаю тебе качественный канал и сделаю самоокупаемым». Вот я закончил свою работу и думаю, что там молодые ребята, мои товарищи, там будут…

Собчак: Это было твое желание?

Любимов: У меня не было желания перейти на должность.

Собчак: Заниматься  GR?

Любимов: У меня было желание уходить, потому что я закончил то, что я обещал.

Собчак: То есть ты пришел и сказал: «Я устал, я ухожу»?

Любимов: Нет, я не так сказал. Я сказал: «Все, я сделал уже, зачем я вам нужен? Я дорого стою, пустите меня на свободу».

Собчак: Для меня лично это было большим сюрпризом. Я слушала в сентябре на «Эхе» твое большое интервью, ты как раз рассказывал об РБК, о ваших успехах, об окупаемости. И казалось, что впереди еще огромное количество планов. Из того интервью было неясно, что через несколько месяцев ситуация изменится.

Любимов: Для меня это было ясно и давно. А что мне приходить на радиостанцию и говорить радиослушателям «я ухожу»?

Собчак: Это не то, что кто-то сместил. Понятно. Это личное решение.

Любимов: Я, вообще, пришел к выводу, раньше я этого не понимал, постепенно как-то стал понимать, что у каждого человека свой жизненный путь. Я уже точно понял, что мне противопоказана просто работа. Мне нужны проекты: я должен отсюда прийти сюда. И желательно, чтобы они были очень амбициозные.

Собчак: Сейчас новый амбициозный проект – взаимодействие с госорганами. Это как-то связано с удачным интервью с Владимиром Владимировичем Путиным после Олимпиады? Или, может быть, это как-то связано с тем, что Путин похвалил канал в связи с освещением Параолимпийских игр, или это не связано с этим?

Любимов: Я скажу так. Руководители холдинга говорили, что у нас получилась замечательная кампания поддержки Параолимпиады, замечательный для РБК и Параолимпиады. Просто это все обсуждалось значительно «до». Это плановая история, которая давно уже у нас.

Собчак: Просто в глазах телезрителей это выглядит так. Любимов сделал интервью среди очень избранного круга журналистов с Путиным, и вот он теперь пошел на повышение –  заниматься связями с госорганами.

Любимов: В апреле прошлого года для всех топов РБК был организован такой тренинг, только секта. Мы там должны были клясться, какие будем совершать победы. Я решил своего  товарища младшего, который сейчас будет руководить каналом, Глеба, публично расколоть. Говорю ему: «Глеб, скажи, ты же как-то хочешь расти, напиши на большом листе бумаги фломастером дату, когда ты станешь генеральным директором телеканала». Он, конечно… написал: «4 апреля 2014 года». Поскольку он приблизительно понимал. И в прошлую пятницу он или кто-то из сотрудников даже вывесил это  в фэйсбуке. Я ему вручил, бумажку-то я сохранил.

Собчак: А что ты думаешь по поводу прихода новой части команды на РБК? Лиза Осетинская, Дерк Сауэр. Многие связывают большие изменения на канале РБК с этой новой командой, с новым видением канала, что пришли новые люди со своими интересами, со своим видением и  так далее.

Любимов: Пока у нас Лиза занимается в основном агентством и газетой, и там очень многое поменялось, газета стала почти очень хорошей (я сам максималист, поэтому не могу сказать «очень», но намного лучше), и агентство стало работать как агентство более активно. Очень много хитов, почти каждый день мы делаем хитовые новости. И Януковича мы нашли  - в Ростове-на-Дону или где он там был, в Барвихе? Не буду хвалиться, но много. Постепенно мы хотим интегрировать, сделать общую редакцию, потому что РБК в этом смысле довольно уникальная компания. Она сильна в трех средах: и в интернете, и в прессе, и в телеке более-менее. Синергия между тремя сильными ресурсами – это довольно редкое сочетание. Потому что обычно большой телеканал делает сайт…ну, сайт…

Собчак: Понятно, что это все будет объединяться, там большие перестановки. Помимо прочего, меня заинтересовало, что Лиза Осетинская в фэйсбуке вывесила style book по работе РБК с ее приходом. И там было очень много пунктов, связанных с тем, что не должно быть никакой информационной «джинсы», не должно быть никаких проплаченных материалов. На этом был сделан какой-то большой акцент, как будто с этим есть какая-то проблема.

Любимов: С этим есть проблема в любом издании. Просто мне нравится, что приходит главный редактор, который в открытую об этом говорит.

Собчак:  То есть «джинсы» было достаточно много на РБК?

Любимов: Она везде есть. Она и на ДОЖДЕ есть, и в «Известиях», и у нас, наверное, есть. Это же мелкая коррупция. Либо журналисты становятся жертвами собственных каких-то иллюзий, либо принимают дары, деньги, чьи-то интересы. Сама индустрия так устроена, что оно всегда на грани.

Собчак: Возвращаясь к новой должности GR. У меня философский вопрос. В принципе, такая должность для журналиста нужна? Ведь, по сути дела, СМИ – механизм защиты человека от государства. И одно дело, когда есть продюсер, который взаимодействует  с гостями, с ньюс-мейкерами и так далее, но специалист по GR, по связям с госорганами для журналиста – это, вообще,  правильная должность.

Любимов: Я не знаю, что такое правильно. Мне кажется, это интересно.

Собчак: Должна такая должность существовать?

Любимов: Я давно уже от абстрактных истин перешел к конкретным пониманиям.

Собчак: Давай абстрактно. Это как раз самое интересное.

Любимов: Я не понимаю, что такое абстрактное оппонирование государства. А если оно что-то хорошее делает, что тогда делать журналистам? Молчать?  

Собчак: Не мне тебе рассказывать, что хорошая журналистика – это всегда возможность защитить, вовремя проинформировать человека о том, что происходит в государстве. А здесь получается симбиоз журналистики и взаимодействия с госорганами. Лично мне это режет слух. Я понимаю, зачем Фридману Петя Авен, GR, компания «Альфа».  Я это понимаю. Есть компания «Альфа-Групп», у нее свои интересы, и вот Петя Авен ходит и от лица «Альфа-Групп» решает какие-то вопросы. Это понятно. Это бизнес. Он всегда в той или иной степени связан  с властью, особенно у нас. А зачем журналистам какой-то представитель, который ходит что-то решать с властью? Это не совсем понятно.

Любимов: Журналистам или мне, организации? Конечно, это не журналистская работа. Но смысл, важный для РБК, поскольку это канал для элитной публики, политиков, бизнесменов, госслужащих, людей, которые находятся на острие политических и экономических проблем, выявлять в нашем, часто слепо-глухо-немом государстве, что в нем вообще есть, что хорошее, что плохое, анализировать это и быть первыми и самыми быстрыми.

Собчак: Это общие слова. Что конкретно будет входить в твою работу? Ты будешь участвовать в знаменитых громовских «летучках»?

Любимов: Я не знаю про знаменитые громовские «летучки». А что это?

Собчак: Туда ходят главы всех федеральных каналах. Ты просто не был в последнее время главой федерального канала.

Любимов: Я был замом первого и на «России», и на «Первом канале».

Собчак: И никогда с Громовым не встречался.

Любимов: Я с ним знаком, мы с ним встречаемся, но я не ходил на «летучки». Может, Эрнст ходил и Добродеев, а меня не брали? Сейчас по Параолимпиаде мы встречались, потому что мы сами захотели поддерживать Параолимпиаду.

Собчак: Как происходят эти встречи?

Любимов: Я прошу, потому что мне какие-то вопросы нужно решить. Скажем, они помогли нам решить вопрос, договорились с губернаторами, которые дали нам площади наружной рекламы в городах, мы там смогли поставить стенды поддержку конкретных спортсменов. Типа: «Кемеро за (определенного спортсмена из Кемерова)». Это административный ресурс, свободные площади были. Так бы, конечно, никто не дал, потому что подумали бы, что лучше им мебель отрекламировать, а тут такую вещь мы с ними решили.

Собчак: Сейчас в этой должности ты каким образом будешь осуществлять это официально записанное взаимодействие с госорганами. Это приходить в администрацию президента, согласовывать… какие моменты? Ни для кого не секрет, что все (мои коллеги, которые работают на федеральных каналах, об этом открыто говорят) получают какие-то указания по освещению ситуации в Украине, например. Каким образом это надо делать, где осторожнее, где поднажать. РБК вряд ли это коснется. Или, может, коснется?

Любимов: Не думаю. Они все-таки работают на госканалах, их содержат налогоплательщики, соответственно, администрация налогоплательщиков от них что-то требует.

Собчак: А в чем тогда будет заключаться твой GR?

Любимов: У нас больший интерес, конечно, это правительство. Политики у нас много, но мы ее освещаем все-таки с точки зрения интересов бизнеса и нам, скорее, важен такое отношение с государством, что мы защищаем бизнес, часто получается, что против государства, которое неуклюжее, неумное, поэтому, я думаю, что у меня – правительство. Там все вопросы, которые интересуют нашу аудиторию. Их гигантское количество, ты вообще не представляешь.

Собчак: В твои должностные обязанности что будет входить?

Любимов: Связи с органами госвласти.

Собчак: Пойти договориться, чтобы…

Любимов: Не знаю. Сейчас буду этим заниматься. Буду встречать с министром и спрашивать, чего он хочет от нас. Вот уже встречался с минэк-ом (Петербуржский экономический форум), мы очень хотим быть там доминирующей медийной организацией, коей мы по факту уже являемся, но статус медийный отдан всем большим федералам. Мне сейчас нужно лучше площади там получить, баннеров побольше повесить, спикеров побольше получить. И, скажем, мне правительство помогало, чтобы мы получили интервью с Медведевым во время гайдаровского форума, когда он в нашей студии. Очень хороший материал с ним получился. Такого рода вещи. Как-то так. С точки зрения того, что жалуются тебе товарищи твои из федеральных каналов – чего жаловаться? Увольняйтесь! Я же не жалуюсь. Я тоже хотел вести, как какой-нибудь Владимир Соловьев, шоу на «Первом канале» за большие деньги.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.