«Простой советский человек» — что это за тип людей и почему он не уходит? Объясняет директор «Левада-центра»

20 мая, 18:04
1 267

Новый выпуск Republic Talk — в гостях социолог, директор «Левада-центра» Лев Гудков. Ведущий — Андрей Синицын, редактор мнений на платформе Republic. Тема дискуссии — в поисках российского человека. В частности, говорили о «простом советском человеке».

Гудков: И само сочетание «простой советский человек», вы помните, что оно относилось к Сталину, вообще-то говоря, «как простой советский человек». Это был проект идеологический, вполне понятный проект, характерный для всех тоталитарных режимов. С момента формирования институтов тоталитарных: армии, полиции, советской новой школы совсем, советской интеллигенции. Это вот человек, который обращен в будущее, коллективный человек. И он мыслился как результат работы этих институтов и как материал, из которого же он строится. Поэтому ее по-разному интерпретировали, и наши писатели, сатирики, Зиновьев, Синявский, об этом писали именно как об идеологеме. Насколько вот этот проект, лозунг, насколько он воплотился в реальность, в общем, никто не исследовал, и поэтому Левада первый только лишь…

Синицын: То, что получилось.

Гудков: Попробовал замерить, а что из этого, насколько это реальное. И это вещь, в смысле проблема, которая характерна для всех тоталитарных режимов. В гитлеровской Германии точно так же была эта идея Гитлерюгенда и нового человека, нациста, формирование вот этого настоящего арийца. Это примерно те же самые вещи. А потом это повторилось на Кубе, в Китае, во всех странах. Как концепцию, конечно, для того, чтобы ее оценить, нужно понимать смысл ее. Социологический смысл ее очень простой ― это типовая проблема в классической социологии: как связан базовый человек, национальный характер или средний американец, с той системой институтов, политической, экономической? Масса таких исследований была в Америке в 30-х годах: «Мидлтаун» или «Одинокая толпа» Рисмена и прочие. Это проблематика среднего человека. Для нас это была такая гипотеза вначале, проверка, и мы считаем, Левада прежде всего, потому что авторство, его интересовала эта тематика прежде всего. Он считал, что это уходящая натура. Режим рухнул, когда начал уходить в силу демографических причин вот этот сформировавшийся социальный тип. И мы собирались каждые пять лет, собственно, следить за тем, как он уходит. Однако уже первый опрос, это был 1989 год, через пять лет мы его повторили в 1994 году, потом в 1999-м и так далее. Он показал, что он не уходит, вот этот тип. Что он из себя представляет? Это человек, научившийся жить вместе с репрессивным государством, адаптировавшийся к нему.

Синицын: Не доверяющий ему.

Гудков: Не доверяющий никому.

Синицын: И никому.

Гудков: Боящийся. В то же время имперский человек, чувствующий свою гордость здесь великой державой. Зависимый от этой власти, потому что никакого другого подателя благ нет. Крайне негативно относящийся поэтому, разделяющий мир на «мы» и «они» и вообще старающийся жить своей маленькой жизнью в своем кругу, там, где он контролирует обстоятельства, отвечает за семью и может как-то влиять, во всем остальном нет.

Фото: ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю