Война стала благом, Навальный — системным политиком, а Зеленский — страшным сном Путина

1 мая, 12:52 Анна Немзер
31 157

Гость нового выпуска программы «Политика. Прямая линия» — политолог Аббас Галлямов. Он рассказал о том, как выборы на Украине могут повлиять на настроения населения России, объяснил, почему новые инициативы Алексея Навального уже не приводят к социальным взрывам, а также предсказал смену режима в стране вследствие увеличения разрыва между бедными и богатыми.

Всем привет, дорогие друзья! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня политолог Аббас Галлямов в гостях. Аббас, здравствуйте, спасибо большое, что вы с нами.

Здравствуйте.

Про Украину я хотела вас спросить, вернее, даже не про Украину и про их внутренние дела, а про реакцию Кремля на то, что случилось с выбором нового президента. С вашей точки зрения, для Кремля это удачный расклад? Потому что я слышала очень разные версии, я даже сошлюсь на одну из них чуть позже. Как вам кажется?

Объективно Кремлю это, конечно, невыгодно, потому что это прецедент, когда действующий глава государства проигрывает выборы непонятно кому, человеку без политической репутации, человеку, который с политической точки зрения является, по сути, нулем. Можно взять и проиграть кому угодно, получается. Для Кремля это вообще страшный сон.

Поэтому объективно это совершенно не в интересах Кремля. Но поскольку Кремль не слишком сильно думает о внутренней политике, он слишком сильно увлечен политикой внешней, то не факт, что они это осознают. Может быть, они думают, что Зеленский для них лучше, чем Порошенко. Мне кажется, к Порошенко вообще личная ненависть Путина была уже, да, он его просто ненавидел лично, и поэтому для него чисто психологически поражение Порошенко ― это плюс.

Но, повторюсь, объективно для Кремля это большой минус, потому что, безусловно, массовый избиратель наш это зафиксировал. Понимаете, когда действующий глава государства проигрывает выборы где-нибудь на Западе, то на настроения нашего избирателя это не оказывает очень серьезного влияния, да: где Запад и где мы? А Украина ― это же совсем рядом. Люди-то помнят, что мы в одном государстве когда-то жили, что политическая культура у нас, в общем-то, похожа. Народы-братья, так сказать.

И в этом смысле, кстати, кремлевская пропаганда, которая на протяжении многих лет внушала россиянину мысль о какой-то неполноценности украинцев, что это неполноценный народ, что это те же самые русские, просто какие-то глупые русские, которые не понимают, что они русские, пытаются смотреть на Запад. Вот эта пропаганда на самом деле внушила нашему избирателю, безусловно, чувство превосходства по отношению к украинцам, и сейчас это вдруг парадоксальным образом сработает против Кремля, потому что если уж украинцы могут, да, то мы-то чем хуже? Вот какая реакция может быть у среднестатистического российского избирателя, и, я думаю, она такой и будет.

Это на самом деле достаточно известный феномен. Когда демократизировалась Португалия в 1974 году, как раз на прошлой неделе отпраздновали португальцы 45-летний юбилей своей «Революции гвоздик», то это оказало очень сильное влияние на настроения в Испании, потому что испанцы сказали себе: «Ничего себе! Как так? Какая-то маленькая деревенская Португалия может демократизироваться, может строить демократию, а мы, великий народ, плетемся в хвосте исторического процесса?».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю