Одна иррациональная причина конфликта с Грузией, две надежды Трампа на Путина, три свойства Собянина для ухода на повышение

Валерий Соловей о страхах Кремля и хороших шансах для протестного движения
26 июня, 18:26 Анна Немзер
37 309

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» — политолог Валерий Соловей. Он рассказал, была ли согласована с Кремлем отставка Евкурова с поста главы Ингушетии, отменит ли Россия антигрузинские санкции, зачем Москве необходима ПАСЕ, а также почему Трампу нужна встреча с Путиным. 

Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас в гостях Валерий Дмитриевич Соловей, доктор исторических наук, политолог. Здравствуйте, Валерий Дмитриевич. Спасибо большое, что вы с нами.

Добрый вечер, Анна. Спасибо большое за приглашение.

Начинаем с Юнус-Бека Баматгиреевича Евкурова, который объявил о своей отставке. В принципе, мы к такому не очень привыкли, скорее это происходит по другому сценарию, скорее глава региона получает уведомление о своей отставке, после чего говорит какие-то прощальные слова. Что это было, с вашей точки зрения? Насколько это прецедент?

С моей точки зрения Кремль в данном случае поступил по закону гор. Он дал генералу Евкурову самому объявить о своей отставке, которая несомненно была с Кремлем согласована. И ничего другого для генерала российской, а до этого офицера советской армии, не было бы возможно. Другое дело, что для Кремля это на свой лад выгодно, поскольку замена Евкурова на какого-то другого человека, с его точки зрения, позволила бы снять напряжение. А там очень тяжелое, длительное и нехорошее напряжение в Ингушетии, после известного территориального спора, чуть не переросшего в конфликт, и как показывает опыт, это общемировой опыт, когда вы снимаете руководителя, или он уходит сам, то люди вздыхают с облегчением и надеются, что новый будет лучше. Опять же, опыт показывает, что в России это почему-то не оправдывается чаще всего.

Но ожидания есть. Но не оправдываются.

Ожидания, конечно, это в любом случае снимает напряжение. Были же кадры, видеокадры того, как в там Магасе празднуют, в прямом смысле слова празднуют. Хотя я могу сказать, что Евкуров был очень хорошим офицером, это всеобщие отзывы. Другое дело, что хороший офицер, как показывает опять же российский опыт, не всегда удачный руководитель административной единицы, тем более такой сложной и находящейся в тени могущественного соседа, как Ингушетия, такой единицы.

Как Чечня.

Конечно, вайнахский сосед, у которого много влияния, который ведет себя порой беспардонно. Тяжело очень, действительно тяжело.

Тяжело, спору нет. Конфликты и протесты, которые в течение долгого времени продолжались конфликтами на уровне выхода толпы на улицу, с одной стороны конфликт, с другой стороны, на уровне разных решений судов, когда Конституционный суд Ингушетии принимает одно решение, а Конституционный суд Российской Федерации опротестовывает это решение и так далее. Все это шло, но тем не менее, вот к нынешнему моменту было ощущение, что вроде как-то, так или сяк, но как-то договорились до какого-то решения.

Я думаю, что это опрометчиво. Мы из Москвы многого не видим, но то, что мне рассказывали мои, ингушские в данном случае, друзья, показывало, что напряжение там не спало, что причины для конфликта не дезавуированы. И вот этот способ, это, конечно, замена руководителя паллиативная, но в России все паллиативное, в надежде, что авось там как-нибудь рассосется, привыкнут. Это не самый плохой, честно вам скажу, в этой ситуации был способ снять напряжение. Но фундаментальные причины для него никуда не делись, и вряд ли денутся.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа