Страной правят партии ФСБ и ФСО, Кремль обсуждает операцию «Крым-2» и открывает огонь по своим боярам

Владимир Рыжков о политических итогах 2018 года и шансах оппозиции в 2019-м
5 декабря, 18:18 Анна Немзер
26 866

Политик Владимир Рыжков объясняет, чем обусловлено падение рейтингов «Единой России» и как партия может выбраться из этого кризиса, почему ФСБ и ФСО — истинные правящие партии, а либеральная оппозиция — главный враг Кремля, как власть может превратить конфликт в Керченском проливе в проект «Крым-2» и какой главный урок необходимо вынести из протестов 2011-2013.

И мы начнем, наверно, с ребрендинга партии «Единая Россия». Падают рейтинги. Совершенно понятно, что партия каких-то своих имиджевых функций как-то не исполняет, как-то с ними не справляется. И для начала я хотела бы спросить вас, как вам кажется, с чем это связано именно сейчас, вот это вот падение рейтинга? Потому что партия существует вот в этом довольно аморфном, прямо скажем, виде уже много лет, но падать все стало именно сейчас. С чем вы это связываете?

Очевидно, что попытка ребрендинга «Единой России» связана с неудачами на сентябрьских выборах. Я думаю, что у вас в эфире неоднократно это обсуждалось. Это поражение на четырех губернаторских выборах, это поражение в полутора десятках региональных законодательных собраний и на выборах мэров. И самое главное ― неуклонное падение рейтинга партии, который сейчас составляет около 30%. Это означает, что если бы выборы в Государственную Думу прошли сейчас, то «Единая Россия» имела бы огромные потери в Государственной Думе.

Поэтому делается попытка заблаговременно сделать ребрендинг этой партии, учитывая, что в будущем году пройдут десятки региональных выборов, будут избираться множество губернаторов, будут избираться множество законодательных собраний регионов, мэров крупных городов. «Единая Россия» заранее хочет попытаться найти какую-то свежесть, найти какой-то свежий образ, найти какие-то новые слова, может быть, поменять медведя на жар-птицу на своей эмблеме. Я не знаю, что они там собираются делать.

Поэтому кризис партии, кризис ее рейтингов, кризис ее поддержки ― это прямая причина попытки ребрендинга.

Я не то чтобы призывала вас давать сейчас политтехнологические советы, но тем не менее. С вашей точки зрения, что можно было бы сейчас сделать для оживления этого имиджа, в какую сторону хотя бы двинуться?

Я не вижу сейчас… Я знаю, что в Кремле работают очень талантливые политтехнологи, они это неоднократно доказывали. Они много раз нас удивляли, когда, казалось бы, рейтинг валится вниз, они вдруг находили какие-то резкие ходы для того, чтобы вернуть доверие власти. Самый известный такой политтехнологический прием, а на самом деле геополитический, потрясший весь мир, ― это присоединение Крыма, которое подняло рейтинг Путина, «Единой России» и правительства и держало его практически четыре года на очень высоком уровне.

Но сейчас я не вижу. Опять-таки они меня могут очень удивить, как и всех нас, может быть, они что-то придумают, но сейчас я не вижу способов поднять этот рейтинг, потому что крымская эйфория давно прошла, Путин и «Единая Россия» приняли решение о повышении пенсионного возраста и лишили десятки миллионов человек, в том числе и нас с вами, пенсии, потому что очень многие люди просто отчаются ждать эту пенсию после повышения на пять лет.

Никакого роста экономики нет, и, как признают сами власти, тот же Центральный банк, Минэкономики, рост будет 1–1,5%, что фактически отсутствие роста. Доходы людей не повышаются, а даже продолжают падать. Это связано и с постоянным ростом налогов, это связано с постоянным ростом акцизов, например, на бензин, на солярку, на сигареты, на алкогольные напитки. Это связано с постоянным ростом тарифов. То есть люди будут жить хуже, экономика расти не будет.

Новый Крым? Вряд ли Кремль на это решится, потому что даже вот этот инцидент, о котором, может быть, мы поговорим, в Керченском проливе…

Чуть позже, да. В Керчи, да.

Показал, что любая попытка обострить внешнюю политику, любая попытка что-нибудь еще прихватить, типа Азовского моря, вызывает консолидированную реакцию Запада и реальную угрозу более жестких и масштабных санкций, что еще больше ударит по экономике и по настроению людей.

Поэтому остается что? Остается попытка перекрасить бренд, перекрасить эмблему, найти какие-то новые красивые слова, перетрясти губернаторов, вместо старых плохих поставить новых хороших. То есть я думаю, что будут технические попытки ребрендинга, но мой прогноз на 2019 год, что рейтинг «Единой России» будет падать. Мой прогноз на 2019 год, что на региональных выборах она потерпит еще большее поражение, чем в этом году, и никакой технический ребрендинг, который они сейчас делают, не даст никаких для них хороших результатов.

А какой я могу дать им совет? Совет очень простой: не мешать политической конкуренции и прийти к власти тем партиям, которые пользуются доверием народа. И уже эти партии, получив мандат на власть, разберутся с экономическими, социальными и внешнеполитическими проблемами страны. Короче, советую: уйдите с дороги! Не мешайте развитию страны. Вот совет «Единой России».

Да, это было бы прекрасно, но, действительно, этим советом партия «Единая Россия» упорно много лет не пользуется. Скажите, пожалуйста, как вам кажется…

Вы знаете, я недавно встретил фразу Бенито Муссолини, которая вполне подходит к партии «Единая Россия». Как-то раз Дуче сказал: «Наша программа очень проста: мы хотим править Италией». Вот мне кажется, что если так откровенно спросить «Единую Россию»: «Какая ваша программа?», их программа точно такая же, они скажут: «Наша программа проста: мы хотим править Россией». Поэтому они никуда не собираются двигаться, но надеюсь, что народ скажет свое слово.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю