Путин против черных лебедей. Недра важнее подданных, карантин снимут, когда станет удобно, а социального взрыва не будет

Сергей Медведев о гибридной войне государства с вирусом
8 апреля, 19:15 Анна Немзер
36 783

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» —историк и журналист Сергей Медведев. Обсудили обращение президента Владимира Путина к губернаторам, перенос голосования по поправкам в Конституцию и рейтинг президента, а также положение малого и среднего бизнеса на фоне кризиса. Насколько эпидемия COVID-19 подорвала планы Кремля и как коронавирус повлиял на рейтинг Путина? Почему президент называет предпринимателей малого и среднего бизнеса «жуликами» и фактически отказывается им помогать? И стоит ли доверять официальной информации по коронавирусу и ждать окончания карантина к началу мая?

Фото: Сергей Медведев / Facebook 

Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь, и у нас сегодня в гостях на связи по скайпу Сергей Медведев, историк и журналист. Сергей, здравствуйте.

Здравствуйте.

Несколько часов назад состоялось совещание Путина с губернаторами, в Zoom, видимо, во всяком случае, это было онлайн-совещание, и был произнесен довольно длинный текст. Путин у нас выступает с некоторыми обращениями уже третью неделю подряд, первые два были обращением к обществу, это вот как бы из разговора с губернаторами. Как вам это обращение в целом, какое оно на вас произвело впечатление?

Мне сложно сказать, я обращения Путина не смотрю, у меня нет такой привычки. Но мне, что называется, доложили ваши коллеги-журналисты, собственно, мемы уже разнеслись про половцев и печенегов. Мне кажется, это очень важный экскурс в историю нашей страны, и мы теперь, преисполненные гордости, будем с новыми силами бороться с коронавирусом.

Можем повторить, это называется.

Можем повторить, да. Правда, после этого еще были монголо-татары на 250 лет, не удалось нам тот вирус одолеть, но в принципе позитивный опыт есть. Если серьезно, то из того, что я слышал, я сейчас тоже ехал со съемок и слушал радио очень прилежно, что говорили, ничего нового, мне кажется, там не прозвучало. Кремль продолжает ту же стратегию, так сказать, гибридной борьбы с коронавирусом, ухода от ответственности, перекладывания ответственности на граждан, на бизнес, на регионы, и ничего другого я от власти в этом контексте и не ожидаю.

Вот если действительно неделю назад это было выступление, в котором Путин сказал, что в общем все руководители на местах решают, на свое усмотрение, как в своем регионе вводить какие меры, что предпринимать, и такое было действительно ощущение абсолютного перекладывания ответственности. Здесь, неделю спустя, он выходит… Да, прежде чем он неделю спустя выходит, он дает вот это распоряжение, что каждый на свое усмотрение, потом выступает премьер-министр Мишустин и говорит, что, например, границы закрывать и открывать это уж точно не прерогатива губернаторов и это так дела не делаются, это мы сами будем решать, это уже большой федеральный вопрос, поэтому возникает ощущение какого-то противоречия. Но сегодня Путин все-таки выступает не абстрактно, не со словами, что здесь решайте на свое усмотрение, а бизнес вообще хорошо бы поддержать, это выступление все-таки состоит из, простите, пунктов, из каких-то конкретных мер. Не произвело ли оно на вас в связи с этим какого-то лучшего впечатления, чем неделю назад?

Нет, не произвело, вы знаете. Это какие-то такие оттенки значения, в принципе, на очень малых каких-то значениях все происходит. Слушайте, ну там никакой больше… Бизнес не получает никаких вливаний, получается не освобождение от налогов, а отсрочка налогов. Понимаете, оплата тем, кто не будет увольнять людей, оплата по МРОТу, 12 тысяч рублей на человека, это тоже, мы понимаем смехотворность этой суммы, даже для удаленных от Москвы регионов. То есть, мне кажется, это просто такой легкий апдейт, и то, что называется, face-lift вот этой вот стратегии ухода от ответственности. Ничего похожего на то, что мы видим в западных странах нет и не будет никогда, и мне кажется, это очень хороший такой кейс, тест для российского государства, потому что оно устроено по-другому. Понимаете, наше государство не сделано для того, чтобы помогать людям, оно помогает прежде всего само себе, оно спасает само себя. Люди в этой большой схеме вещей государства, сидящего на трубе, люди, они избыточны, и сейчас это просто проявляется. Коронавирус это вот то, о чем мы, политические аналитики и журналисты говорили последние десять лет, это государство, устроенное и организованное для себя самого, и сейчас вирус очень выпукло все это показал. Кого эвакуируют, как из Нью-Йорка вывозили только москвичей, как из, откуда там, из Азии откуда-то вывозили только сотрудников Росатома, в общем, вот эти все схемы, то что они раньше были достаточно умозрительными, сейчас они стали абсолютно очевидными. И мне самому тоже, сам я себе смешон в каком-то смысле, что вот я пишу в фейсбуке, а почему у нас, а почему мы не как в Америке, почему не как Меркель, почему каждому человеку не дают по пять тысяч евро, почему не раскрыть вот эту вот кубышку, которую десять лет собирали, с этим полутриллионом долларов. Да потому что, потому что государство и не собирается этого делать, оно совершенно иначе устроено. Как говорит мой любимый социолог и коллега, Симон Гдальевич Кордонский, «Мы не граждане, мы подданные», и это надо четко понимать в этот коронавирус. Мы не являемся гражданами России, мы являемся подданными российского государства. И с этой точки надо нам начинать.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю