Когда власть взяла курс на уничтожение Навального, Запад разберется с Кремлем «по понятиям», а Китай ударит ножом в спину России

20 января, 20:42 Анна Немзер
88 801
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В гостях программы «Политика. Прямая линия» — научный сотрудник университетского колледжа Лондона Владимир Пастухов. Он рассказал о том, что, по его мнению, Кремль планирует сделать с находящимся в СИЗО Алексеем Навальным и почему, в конечном итоге, власти это может выйти боком. Кроме того, Пастухов объяснил, почему США не настроены помогать российскому гражданскому обществу и вводить санкции против власти, но рассказал о точке невозврата, после которой Запад будет вынужден вмешаться. Политолог также считает, что России не стоит рассчитывать на помощь от Китая в случае серьезного конфликта Москвы с Вашингтоном.

*По решению Минюста России Некоммерческая организация "Фонд борьбы с коррупцией" включен в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

Всем привет, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу Владимир Пастухов, научный сотрудник University College London. Владимир Борисович, здравствуйте. Видно ли, слышно ли, все ли в порядке со связью?

Видно, слышно, но глазам не верится, поэтому все хорошо.

Спасибо большое, что вы смогли к нам присоединиться. Владимир Борисович, понятно, что я начинаю с дела Навального, со всего, что происходило последние дни и последние месяцы, на самом деле. Некоторое время назад, собственно, буквально в день, когда Алексей Навальный прилетел из Германии в Россию, в день, когда самолет его был посажен почему-то не в аэропорту «Внуково», а в «Шереметьево», в день, когда его задержали, буквально за несколько минут до задержания, если я не ошибаюсь, вы говорили на радиостанции «Эхо Москвы», что был вариант у власти пойти по, я бы сказала, по скучному сценарию, не устраивать никаких задержаний, устроить какое-то вот подобие ссылки Сахарова в Горький, то есть какой-то домашний арест, какое-то вот полное отрезание от всего внешнего мира, но без вот этой вот красивой кинематографической картинки трагической, с задержанием в аэропорту, с арестом, с СИЗО, вот с этим сценарием. Как вам кажется, почему все-таки был выбран именно такой путь?

Мне кажется, что в целом мы очень сильно переоцениваем мудрость власти, мудрость как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Потому что они не лишены, как оказалось, эмоций, и мандраж им присущ, несмотря на всю их напыщенность и на крикливые бахвальные заявления. Поэтому в целом, я бы сказал, что их суетливая реакция на этот дерзкий вызов, она заставила меня даже переоценить важность и ценность его, потому что я не рассматривал поступок Навального как поступок политический, потому что политик стремится к достижению каких-то целей, как правило, для того, чтобы воспользоваться их результатом, а Навальный совершил такой акт самосожжения, потому что вероятность того, что он выйдет из этой всей катавасии живым, она достаточно невысока, и кроме всего прочего, в любом случае это уже все зависит не от него, потому что он отдал себя в чужие руки. Но в результате оказалось, что в общем шаг, если не для него, то для общества, для его будущего не бесполезный, потому что он заставил этих людей так нервничать и суетиться, что даже в том узком коридоре рациональных реакций, который у них был, они выбрали наихудший вариант.

Вы знаете, очень трудно действительно, и наверное, сейчас уже, когда события сложились так, как они сложились, наверное, нет смысла говорить о решении Алексея Навального, как-то его анализировать, не очень понятно, где здесь политология, где здесь психология. Но вот я хотела о чем вас спросить, и задавала вчера по стечению обстоятельств в интервью этот же вопрос Михаилу Ходорковскому, который у нас был в программе Hard Day’s Night. До какого-то момента было ощущение, что Навального не сажают. Вот сажали Олега Навального, а Алексею Навальному назначали условный срок. Вот посадили в 2013 году и сразу же выпустили, и непонятны механизмы принятия этого решения, мы не знаем, было ощущение, что люди вышли на улицу, испугались — отпустили, но это домыслы. Ощущение, что не хотят делать Нельсона Манделу, ощущение, что не хотят героизации, оно было. Как вам кажется, было ли оно обоснованным, и если оно действительно было, почему оно сломалось? Почему сейчас вот вся эта история про биографию нашему рыжему, я не люблю эту фразу, про героизацию, про Нельсона Манделу, почему сейчас это все стало возможным, почему сломался прежний какой-то конструкт?

Я как раз дня три назад постарался максимально подробно ответить на этот вопрос, и мой ответ сводится к двум составляющим. То есть, действительно, со времен царской охранки существует традиционная борьба двух подходов к подавлению революционного движения, а еще раз подчеркну, я рассматриваю Навального как выдающегося русского революционера, а не как политика, что бы он сам о себе не заявлял. И проблема здесь вовсе не в Алексее Анатольевиче, а в том, что в России просто нет места для политики, просто нет пространства, нельзя быть политиком при отсутствии пространства политики, но зато есть место для революции, и здесь он занимает абсолютно достойный пьедестал.

Так вот в отношении русской революции охранка всегда использовала два основных метода, условно назовем их разводка и уничтожение. И они никогда не могли договориться, это вечный спор Шуры Балаганова и Паниковского, только кража или только ограбление, я вот опять слышу, кража лучше, и так далее. То есть в отношении Навального в течение достаточно длительного времени главным подходом был подход оперативной игры с элементами подавления, но не огонь на уничтожение. Причин здесь было на самом деле не одна, а две.

И то, что они не хотели повторять эксперимент с Ходорковским и лепить из Навального героя, это один момент, и он не самый главный на самом деле, потому что в действительности они все равно именно делали из Навального героя своими руками, и в этом смысле каждый их шаг удваивал репутацию Навального в революционной среде. Я сейчас не говорю о репутации Навального в массах, потому что в массах просто нет репутации ни у кого до того момента, пока он не становится властью, а когда он становится властью, там уже совершенно другой расклад. А вот в революционной среде каждое действие власти удваивало ставки Навального.

А вторая причина, она связана с тем, что Навальный очень яркая личность большевистского типа, это тоже такая же традиционная в России вещь, как самодержавие, потому что самодержавие наталкивается на свою полную противоположность, такое жесткое большевистское, абсолютное в своих целях и максималистское движение. И он лидер очень властный, и он лидер, который не признает и не понимает никаких других форм объединения, кроме объединения вокруг него и под его началом. И до какого-то момента власти было выгодно использовать то, что Навальный как имел в революционной среде много сторонников своих, беззаветно ему преданных, но еще больше противников, что мешало складыванию единой оппозиции. Они вели эту игру.

В 2019 году произошел, именно в 2019 году, летом, произошел перелом. Россия легла на новый курс, и этот курс — подъем революционной волны. Именно тогда вот эти вот методы стали уже дальше опасны, и постепенно в течение всего 2020 года шло переформатирование политического пространства в России, в результате которого страна стала совершенно другой. И именно потому, что страна стала другой, старый подход оказался больше невозможен, и теперь с Навальным будут играть по гораздо более простым правилам, и эти правила — уничтожение.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Алексей Чиков

    Томск
    23.10.2021

    Хочу получать правдивую информацию...

    Помочь
  • Елена Русанова

    Санкт-Петербург
    24.10.2021

    Активная жизненная позиция всю жизнь. У меня АНО, замученное налогами и отказом в помощи. За многолетнюю работу в области культуры никогда не получала никакой благодарности от власти, которая ими пользовалась.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде