Токсичная Россия: допинговый скандал бьет по Путину, «жулики и воры» идут в народ, борьба с иноагентами формирует оппозицию

Андрей Колесников и Мария Снеговая о том, как власть работает над имиджем и готовится к 2021 году
27 ноября, 18:25 Анна Немзер
19 449

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» — эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников и политолог, доктор Колумбийского университета Мария Снеговая. Обсудили имидж партии «Единая Россия», закон об иноагентах и предложение комитета WADA отстранить Россию от участия в международных соревнованиях на четыре года. Стоит ли ждать ребрендинг «Единой России» и на какой электорат он будет нацелен? Изменятся ли представления россиян о власти как о «полубоге, принципиально отличном от смертных? Как допинговый скандал ударяет по имиджу власти? 

Всем привет, дорогие друзья! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в гостях в студии Андрей Колесников, эксперт Московского центра Карнеги. Здравствуйте! Спасибо большое, что вы с нами.

Колесников: Здравствуйте!

И по скайпу к нам, я надеюсь, присоединится Мария Снеговая, политолог, доктор Колумбийского университета. Мария, здравствуйте!

Снеговая: Здравствуйте, Анна!

Прекрасно, спасибо, что вы смогли к нам присоединиться.

Давайте мы начнем с нашей партии, с «Единой России». Нашей или не нашей ― это большой вопрос. Я хотела понять. Нам приходят новости о том, что состоялся предвыборный съезд за довольно существенное, в общем, время до выборов, собственно. Партия сообщает нам о своих планах, о создании правозащитного центра во главе с Михаилом Старшиновым и Маргаритой Симоньян. Партия собирается по указанию Путина трясти и терзать, если я не ошибаюсь, чиновников. Что это все значит и как эта партия на самом деле себя ощущает в ситуации, когда рейтинги ее, в общем, падают? В общем, о том, что это токсичный актив, уже разговоры заходили. Андрей Владимирович?

Колесников: Это попытка избавиться от этого имиджа токсичности, перезапустить проект. Не так уж совсем перезапустить с самого начала, с нуля, но все правильно сделали, потому что иначе партийная система в принципе разваливается. Были другие варианты: уйти с этого поля, работать с одномандатниками, пропускать через одномандатные округа кандидатов власти. Очевидно, это сочли рискованным.

Единственная альтернатива ― перезапустить партию власти на фоне остающихся стабильными партий Жириновского и Зюганова, квазипартий, как «Единая Россия» ― это квазипартия, это всего лишь часть аппарата президентского, так, собственно, сектор коммунистов и сектор правых радикалов ― это две вот этих разрешенных партии.

Сделали так, что теперь самовыдвиженцы, если они хотят быть поддержанными властью, должны идти от «Единой России». Сделали так, что если губернаторы хотят быть губернаторами, оставаться в этой позиции, они должны быть от «Единой России». Это попытка немножко таким подталкиванием, почти полусиловым, восстановить партию, превратить ее снова в карьерный лифт, чего, конечно, не будет, естественно. Всех не трудоустроишь в госкорпорации после работы в партии. Но сделать ее более привлекательной и показать, что Путин помнит, знает, верит. Его же пригнали, так сказать, на это мероприятие, он произнес речь.

Ужасно смешно, когда начальник всех чиновников ругает чиновников. Они теперь будут бороться сами с собой, есть свой собственный хвост. Окей, чиновники занимают высокие строчки в списках нелюбимых социальных групп у населения, так что да, будут бороться. Какие-то некоммерческие организации по политическим технологиям, по выборам. Как некоммерческая организация может заниматься выборами, я не знаю, но им виднее, они здесь власть, поэтому окей.

Правозащита, безусловно, это самое востребованное сейчас. Гражданское общество пробуждается, начинает защищать свои права. Почему бы не зайти в очередной раз на поляну гражданского общества, не отобрать у него технологию? Они же все время отзеркаливают гражданское общество.

Это спойлерство такое.

Колесников: Это и спойлерство, и просто использование чужих наработок. Своих-то нет ни в технологиях, ни в политтехнологиях ― ни в чем. Забирают то, что есть у тех, кто действительно работает в реальной жизни, на реальных полянах, с реальными технологиями и инструментами.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю