Диктатура застоя: Кирилл Рогов о том, как Путин вредит России в ООН и дома, и почему Запад хочет наказать его именно сейчас

И почему подпольная инаугурация Лукашенко — это хорошие новости
23 сентября, 18:28 Анна Немзер
30 542

В программе «Политика. Прямая линия» — политолог, вице-президент фонда Либеральная миссия Кирилл Рогов. Обсудили с ним тайную инаугурацию Александра Лукашенко и выписку Алексея Навального из немецкой клиники «Шарите». Поговорили также о заявлении Владимира Путина в телефонном разговоре с Эммануэлем Макроном о том, что Навальный сам мог принять «Новичок», и о выступлении Макрона на Генассамблее ООН, где он призвал Россию пролить свет на отравление Навального. 

Мы начнем с новости, которая пришла сегодня, радостной новости, Алексей Навальный выписан из клиники Charite в Берлине, и это уже третий или четвертый, насколько я понимаю, самостоятельный отчет о его самочувствии. Это очень радостно читать, и уже врачи с некоторой уверенностью говорят о том, что все-таки есть прогноз полного выздоровления, то есть все, что происходит сейчас, это, слава богу, уже только вопрос времени. Одновременно с тем у нас есть некоторый разговор Путина с Макроном, переданный нам изданием Le Monde, Дмитрий Песков комментирует, что издание Le Monde не точно передало слова Путина. Но так или иначе у нас версии, которые к нам приходят из Кремля, они меняются очень сильно. Сначала нам говорили, что то ли упал сахар, то ли поднялся сахар, там как-то не договорились, и что в общем это все, никакого отравления не было. Потом сказали, что отравили его, собственно, в Германии, теперь нам сообщают, что он принял «Новичок» сам, сварив его, видимо, на кухне. Еще была версия про то, что это Служба безопасности Украины безобразничает. На самом деле вопрос у меня здесь следующий: надо ли нам вообще обращать внимание на эти комментарии, надо ли их каким-то образом анализировать? Надо ли вот этим всем поступающим версиям уделять хоть какое-то внимание, смотреть на то, как они меняются, и по их динамике делать какие-то выводы или это все пустая трата времени?

Нет, почему, надо какое-то внимание. Мы не можем не комментировать, это заявления российских официальных лиц или сведения о том, что они говорят, все это нам демонстрирует, в каком состоянии находится российская управленческая вертикаль и ее вершина, и конечно, мы все это должны комментировать и анализировать. Другое дело, что не нужно комментировать каждый чих, вот например, что говорит Песков, Песков обычно говорит совершенно вещи не важные. И очень часто у меня ощущение, когда я вижу в новостях, что-то сказал Песков, я не открываю такую новость, потому что, как правило, это бессодержательно, и скорее всего, неправда, если это про какую-то острую проблему. Но вчерашняя новость, французская утечка о разговоре Путина с Макроном, это, конечно, большая сенсация, потому что она выставляет российского президента в таком свете не очень каком-то претезентабельном, и довольно дикое вообще по содержанию. А так о ней больше нечего сказать, она, безусловно, вчера оттенила речь Путина в Генеральной ассамблее ООН, и стала ее главным фоном, этой речи. Мы видим, что российские власти делают все возможное, чтобы отнекиваться, как школьники, это не мы, во-первых, это не отравили, во-вторых, это не мы не отравили, а в-третьих, вообще «Новичок» изготовляется повсюду. То есть отравили все-таки «Новичком», видимо, но не отравили и не мы.

Я сейчас прошу прощения у наших постоянных телезрителей, потому что вот начиная с 20 августа, когда случилось отравление Алексея Навального, есть некоторые вопросы, которые я с регулярностью задаю каждую среду разным своим собеседникам, и сейчас продолжу задавать эти же вопросы, потому что мне важно услышать разные точки зрения. Вот в этой ситуации, в предложенных нам обстоятельствах, есть ли смысл нам рассуждать и гадать о том, на каком уровне это заказ? Что это было, навредило это Владимиру Путину, не навредило, был ли он в ярости, узнав о том, что случилось, не был он в ярости, был ли он в курсе и так далее, все это исключительно пока у нас нет фактов на руках, даст бог, они когда-нибудь появятся. Но в нынешней ситуации имеет ли нам смысл про это говорить? Имеет ли нам смысл требовать истины не просто с точки зрения того, что истины надо всегда требовать и любое преступление должно быть наказано, а еще с точки зрения расклада российских политических сил, важно ли это, на каком уровне был этот заказ? Как нам про это думать?

Вы знаете, мне кажется, надо думать про то, про что мы можем думать, а не фантазировать. Вот там на каком уровне был заказ, почему, кто его исполнял, здесь можно только фантазировать, у нас нет в общем никакой информации особенной, никакой почвы для этих фантазий, кроме наших каких-то внутренних убежденностей и впечатлительности. А что мы можем говорить вполне обоснованно, основательно, твердо, это то, что российские спецслужбы систематически используют сильнодействующие, специфические, недоступные обывателю отравляющие вещества. Они их используют систематически, а президент Путин руководит напрямую спецслужбами по тому распорядку, который есть в России и по законодательству. Это его спецслужбы, значит, идея систематического использования этих отравляющих веществ сильнодействующих не бытовых, а в данном случае боевого вещества, это часть работы спецслужб, которыми руководит Владимир Путин. Более того, мы можем, у нас есть основания, вернее, у нас есть заключения немецких специалистов, которые позволяют предполагать, что «Новичок», как средство, применяемое против каких-то людей избирательно российскими спецслужбами, был специально модифицирован между его предыдущим применением и нынешним в целях сокрытия и большей эффективности, то есть это систематическая работа спецслужб по использованию этих веществ против граждан, российских и не российских.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю